ГлавнаяЭкономикаГосударство

Почему повышение средней зарплаты не говорит о росте благосостояния украинцев

Госстат порадовал украинцев хорошими новостями – средняя зарплата в стране превысила 8 тысяч гривень, а правительство, посчитавшее этот факт свой безусловной заслугой, пообещало, что к концу 2018-го средняя зарплата украинцев вырастет до 10 тысяч гривень. И пока политики не начали превращать рост средней зарплаты в рост своих предвыборных рейтингов, мы постараемся объяснить, почему сам по себе этот показатель не говорит ни о росте благосостояния населения, ни об экономических успехах страны.

Фото: dv-gazeta.info

Рост заработных плат был неизбежен и не потому, что «минималку» повысили до 3200, а потому, что в предыдущие периоды украинская экономика значительно сократилась, инфляция была ошеломительной, а потребительский спрос – минимальным. В таких условиях повышение зарплат было вопросов выживания экономики как таковой, ведь если у людей нет средств для покупки товаров, у бизнеса не будет средств для дальнейшей работы. Это понимают все, и рынок самостоятельно и достаточно оперативно регулирует эти процессы, не зависимо от решений правительств. Вопрос в другом, стало ли повышение зарплат адекватным тому уровню инфляции, который мы наблюдали? Сразу ответим, что нет. Причем увеличение их среднего значения говорит не о росте благосостояния всех украинцев, а скорее об углубляющемся разрыве между богатыми и бедняками.

Наивысшие зарплаты получают работники авиации, финансовой сферы и ІТ. Остальные сферы занятости показывают довольно средний результат. Если же посмотреть на статистику в разрезе областей, то обнаружится, что только столица может похвастать действительно высоким доходом, при этом в ряде регионов среднемесячные зарплаты остаются на уровне 6,5 тысяч гивень. И если в столице с начала года средняя зарплата выросла почти на две тысячи, то в этих областях – лишь на 500 грн.

При этом, часть украинцев и этого минимального повышения не ощутила, продолжая жить в крайней нужде. Эти люди мерзли зимой в ветхих домах, не могут обеспечить себя даже самыми дешевыми продуктами питания, не говоря уже о мясе и рыбе ежедневно, в ХХI веке продолжая жить в домах без душа и туалета. И многие в правительстве ужаснутся, когда узнают, насколько велик процент тех, кому лучше жить не стало.

Фото: Александр Рудоманов

Шестью месяцами ранее (октябрь 2017) Госстат провел модульный опрос девяти тысяч украинских семей относительно их доходов и потребительских возможностей. Программа исследования предусматривала изучения восприятия населением признаков бедности, изучения их потребительских возможностей и самого понимания бедности населением. Ведь согласитесь, во много ответы на вопросы об уровне жизни зависят от базовых установок респондента, для одного бедность – это не возможность купить базовые продукты, для другого – нехватка денег для отдыха за границей, например.

Так вот исследование Госстата показало, что ожидания украинцев катастрофически занижены – 95% респондентов считают бедностью: невозможность есть мясо (в том числе птицы) через день, покупать верхнюю одежду и обувь раз в пять лет и отказывать в покупке самых необходимых недорогих товаров. По сути, речь идет о нищете, существовании на грани выживания, а не о бедности в общепринятом понимании. То есть потенциально большинство опрошенных себя к беднякам не относят и их потребительские ожидания наоборот растут (если сравнивать с 2015 годом).

Да вот закавыка, если проанализировать ответы респондентов, получается, что при росте ожиданий на лицо отсутствие роста благосостояния, как и в 2015-м. Например, в прошлом году 60% украинцев не имели отложенных денег на случай непредвиденных трат, грубо, - жили от зарплаты до зарплаты, что делает людей чрезвычайно уязвимыми (64% в 2015-м). средств на недельный отдых всей семьей не дома не имели 52% опрошенных (55% в 2015-м), и речь не о неделе в Турции, а о любом отдыхе даже в пределах Украины. Как и в 2015-м 30% опрошенных не хватало денег на медицинские услуги и лекарства. Каждый третий респондент признался, что не смог купить назначенные врачом медикаменты из-за их дороговизны. А количество тех, кому не хватало заработка на оплату коммунальных услуг, в сравнении с 2015-м, наоборот ожидаемо выросло с 20 до 25%. Как и число тех, кто в зимой не смог обеспечить в достаточной степени обогрев своего жилища – с 24 до 26%.

Фото: Макс Левин

При этом каждый десятый респондент отметил, что его семье не хватает средств для приведения в нормальное состояние своего жилища – отремонтировать крышу, пол, фундамент, утеплить стены, заменить оконные рамы и прочее.

Даже питаться украинцы стали лучше едва ли. Да, в 2015-м количество тех, кто экономил даже на недорогих продуктах питания составляло 11%, а в 2017-м снизилось до 9%. Но, в 2017-м каждый четвертый из опрошенных не имел достаточного количества средств, чтобы позволить раз в два дня блюда из мяса, курицы или рыбы, а в 2015-м таких было 28%. Конечно, речь не о столице или городах-миллионниках, речь о жителях Закарпатской, Ивано-Франковской, Черкасской, Сумской, Херсонской и Винницкой областях.

Ответы во многом зависят от того в каком регионе и в каком населенном пункте живут респонденты. И если для столицы перемены к лучшему очевидны, то для остальной Украины – нет. И если жители городов в основном жалуются на загрязненный воздух, шум и тесноту, то жители сел больше обеспокоены отсутствием канализации, водопровода и продуктового магазина поблизости.

Для определения границы бедности ученые определили 18 признаков ограничений (деприваций), на которые приходится идти нуждающемуся человеку или его семье. Так вот с 2007 года количество семей, в которых были зафиксированы четыре и более признаков ограничений выросло на 4 п.п. и достигло 33% (см. рис). Т.е. треть украинских семей можно считать бедными. И это наивысший уровень и соответственно худший результат за последние десять лет.

По итогам 2016-го уровень материальной депривации для стран ЕС-28 составил 16%, а глубокой материальной депривации – 8%. В Украине эти показатели в 2017-м составили 42 и 27%, соответственно. Сильнее всего от материальной депривации страдают люди из многодетных семей. Согласно методологии ЕС в среднем в Украине 27% детей страдают от глубокой материальной депривации. Особенно когда речь заходит о жителях сел.

И сам по себе показатель средней зарплаты совершенно не информативен, ведь он не учитывает уровень инфляции и не отражает покупательную способность семьи. Для более точного анализа благосостояния населения, как правило, используют индекс реальной заработной платы – выраженное в процентах отношение изменения номинальной зарплаты (всего, что заработал человек) к индексу потребительских цен (инфляции). Так вот в марте 2018 года индекс реальной заработной платы составил 105,9%, то есть украинцы и правда стали богаче почти на 6%. Но еще в январе индекс реальной зарплаты составлял 86,6%, что означало, что доходы украинцев росли медленнее роста цен и реальная покупательная способность населения наоборот снизилась на 13%. Является ли 6-процентный рост реальным, если ему предшествовал 13-процентный спад? Нет, конечно. Это положительный тренд, и не более. С июля 2015 года индекс реальной зарплаты не может угнаться за инфляцией. То, что мы наблюдаем сейчас, лишь незначительное сближение этих показателей. Хорошо если тренд сохранится, но для получения действительно благоприятных результатов, он должен сохраняться не один месяц, ведь со второй половины 2015 (с накопительным итогом) индекс инфляции вырос на 270%, а индекс реальной заработной платы – лишь на 132,3% (на конец марта 2018). И преодолеть эту пропасть даже повышение средней зарплаты до 10 тысяч гривень не сможет.

Ульяна Яхно, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter