ГлавнаяЭкономикаГосударство

Возобновляемая энергетика: США и Китай бросают деньги на ветер?

В октябре 2016 года на Всемирном энергетическом конгрессе российский президент Владимир Путин заявил, что параллельно с ростом возобновляемой энергетики «потребление нефти и газа также продолжает расти, хотя и не столь высокими темпами, как ранее». При этом он сослался на прогнозы Международного энергетического агентства (МЭА), согласно которым через 20-30 лет более 75% мирового энергопотребления будут обеспечивать традиционные источники, иследовательно их значение и роль будут сохраняться. На самом деле приведенные данные можно сравнить с показателем средней температуры по больнице. Разберемся, почему.

Фото: EPA/UPG

Внимательный анализ уровня мирового потребления первичной энергии позволяет сделать вывод о разнонаправленных тенденциях в экономически развитых странах и в остальном мире. Так, в государствах, входящих Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, 60% мирового ВВП) первичное потребление энергоресурсов в период с 2005 г. по 2015 г. уменьшилось на 3% (в ЕС – на 10%). В остальном мире произошел рост энергопотребления на 31%.

Подобная тенденция сохраняется на ближайшие десятилетия. В прогнозах British Petroleum (BP) до 2035 г. мировое энергопотребление вырастет на 34%, при этом 96% прироста обеспечат страны не входящие в ОЭС. Таким образом, мировой спрос на энергоресурсы продолжит рост, но основное потребление углеводородных источников энергии сместится в развивающие страны, а структура энергопредложения будет меняться в сторону более экологичных видов топлива.

Мировая энергореволюция корректирует традиционную связь между экономическим ростом и увеличением потребления энергии. Постепенно главным трендом мировой энергетики становится снижение энергоемкости и рост использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Как это происходит на практике можно рассмотреть на примерах США и Китая.

"Однажды в Америке"

В двадцатом веке мир вошел в эру нефти при лидерстве США, которые стали ее самым крупным потребителем. До середины семидесятых годов Соединенные Штаты были также экспортером нефти. В связи с энергетическим кризисом в 1975 году в США был введен запрет на продажу нефти зарубеж. В последующие десятилетия Штаты превращаются в крупнейшего импортера нефти: в 2005 году внешние закупки составляли 67% всего потребления. Подобная зависмость от импорта энергоносителей сoздавала серьезные проблемы для страны в плане энергетической безопасности.

Фото: mintek.com

Решение проблемы энергозависимости в Соединенных Штатах осуществляется в двух главных направлениях: увеличение добычи углеводородов и развитие возобновляемой энергетики. Причем американскому государству и бизнесу удалось за короткий срок добится впечатляющих результатов, которые привели к революционным изменениям на глобальном энергетическом поле. США стали первыми в мире, кто сумел с помощью новейших технологий преодолеть ресурсное ограничение – извлечь ранее недоступные нефть и газ из сланцевых пород, что резко расширило предложение в этой энергодефицитной до последнего времени стране.

Всего лишь за десять лет (2005-2015 гг.) добыча нефти в Соединенных Штатах выросла на 55%, газа – на 50%. Это позволило сократить импорт нефти в два раза, а по газу полностью удовлетворить внутренние потребности. «Сланцевая революция» позволяет США в ближайшие годы стать экспортером углеводородов и потеснить на этом рынке традиционных игроков. Опыт США показывает, что энергетическая «недостаточность» -- это всего лишь диагноз, а не неизлечимая экономическая болезнь.

Важным направлением решения проблем энергетической безопасности США является возобновляемая энергетика. Использование ВИЭ в сочетании со значительными усовершенствованиями в сфере энергоэффективности постепенно трансформирует американскую энергетическую систему. В данном процессе значительная роль принадлежит американским госорганам, как федерального, так и уровня отдельных штатов. В последние десятилетия в США было принято целый ряд законодательных актов регулирующих развитие чистой энергетики. Так, еще в 1992 г. был принят закон «Об энергетической политике», который предусматривал разичные виды стимулирования разработки возобновляемых энергетических ресурсов: расширение сферы инвестиционного кредитования, льготное налогообложение для производителей ВИЭ, применение системы стимулирующих выплат и др. Таким образом, в отличие от Европы и Китая инвесторами в чистую энергетику США чаще выступают частные компании и фонды, а государство осуществляет, в основном, регулирующие функции.

Подобные меры стимулировали привлечение средств в развитие возобновляемой энергетики. За последнее десятилетие инвестиции в возобновляемую энергетику США составили около 375 млрд дол. Уже в 2005 году Соединенные Штаты занимали первое место в мире по количеству электроветровых установок, а по потреблению ВИЭ – второе после стран ЕС. В целом, потребление возобновляемых энергоресурсов в стране за период с 2005 по 2015 годы выросло в 3,5 раза.

В США, крупнейшем в мире рынке электроэнергии, ветровая и солнечная энергетика постепенно становятся конкурентоспособными с электростанциями, работающими на природном газе. И это несмотря на относительно низкие цены на голубое топливо. Кроме того, привлекательность ВИЭ определяется тем, что они не чувствительны к волатильности цен на топливо. Доля возобновляемых энергоресурсов в производстве электроэнергии в 2015 году составляла 14%, что сопоставимо с атомной энергетикой США.

Фото: businessinsider.com

В Соединенных Штатах ветроэнергетика рассматривается в настоящее время в качестве второго важнейшего источника возобновляемой энергии после энергии ГЭС. При этом она достаточно востребована, в первую очередь из-за ее относительной дешевизны в сравнении с другими ВИЭ.

Использование энергии солнца относится к числу самых перспективных направлений возобновляемой электроэнергетики. По темпам роста солнечная энергетика лидирует в мире среди всех возобновляемых энергоресурсов. В силу климатических особенностей в США, основными производителями солнечной энергетики остаются всего шесть штатов, на которые приходится более 90% всех установленных мощностей солнечных электростанций (СЭС). В тоже время, в одной Калифорнии производится 55% всей солнечной электроэнергии. Лидирующие позиции штата обеспечиваются за счет сочетания местных регуляций, законов штата и федеральных законов, а также стимулов для предприятий и обычных граждан. Важным инструментом калифорнийской программы развития технологий использования возобновляемых энергоресурсов стали существенные налоговые льготы. В 2015 году в Калифорнии был принят закон, согласго которому к 2030 году половина электроэнергии штата должна производится из ВИЭ.

В 2011 году министерство энергетики США инициировало проект Sunshot Initiative, цель которого - к концу текущего десятилетия снизить стоимость возводимых в стране СЭС на 75%. Это, в свою очередь, должно обеспечить снижение себестоимости возобновляемой электроэнергетики. В отчете инвестиционной компании Lazard отмечается, что за последние пять лет в США нормированная стоимость электроэнергии (LCOE), получаемой в ветропарках, снизилась на 58%. Цена «солнечного» электричества упала еще больше – на 78%.

Работник Miracle Solar устанавливает солнечные батареи на доме, штат Калифорния, август, 2016 года
Фото: EPA/UPG
Работник Miracle Solar устанавливает солнечные батареи на доме, штат Калифорния, август, 2016 года

Можно предположить, что главным достижением в энергетическом секторе Соединных Штатов стало формирование устойчивого роста рынка как сланцевых углеводородов, так и возобновляемой энергетики. Данный тренд в значительной мере способствует изменению архитектуры мирового энергетического ландшафта.

Китайский синдром

Китай за последние десятилетия продемонстрировал поразительный феномен, поднявшись из «ямы» сциалистической экономики на вершину глобального экономического могущества. Естественно, что подобный взлет сопровождался скачкообразным ростом энергопотреления. В период 2000 – 2014 гг. ежегодный уровень роста экономики страны составлял в среднем 10%, а потребление энергоресурсов - 8%.

Китай, в отличие от США, не располагает значительными запасами нефти и газа, и за счет собственной добычи обеспечивает только часть своих потребностей. Поэтому страна стала одним из крупнейших импортеров углеводородных ресурсов. В тоже время две трети энергетического баланса Китая составляет уголь, который является наибольшим источником выбросов углекислого и других парниковых газов.

Но энергетические потребности Китая меняются, и по прогнозам на период до 2035 года спрос на энергоносители будет расти всего на 2% в год. Часть подобного сокращения обусловлена более медленными темпами экономического роста, чем в 2000-2014 гг. Также этому способствует повышение энергетической эффективности и изменение модели экономического роста, которая все меньше зависит от энергоемких отраслей промышленности. При этом Китай отводит важное место возобновляемой энергетике, которая должна стать основным элементом в цепи энергетических поставок, делая структуру энергетического потребления Китая более совершенной.

Ведущая роль в развитии ВИЭ Китая принадлежит целенапраленной государственной политике, которая обеспечивает приоритет для поставщиков электроэнергии на базе ВИЭ. Также был принят закон в отношении возобновляемой энергетики, решен вопрос покупки чистой электроэнергии по льготным и полным тарифам. Созданы специальные фонды с целью финансирования разработок в сфере возобновляемой энергетики, создания новых технологий, проведения научных исследований. Были приняты среднесрочная и долгосрочная программы приоритетного развития ветроэнергетики, гидроэнергетики, утилизации отходов, солнечной энергетики и биоэнергетики.

Панели солнечных батарей вместо окон на здании в городе Тяньцзине, Китай
Фото: EPA/UPG
Панели солнечных батарей вместо окон на здании в городе Тяньцзине, Китай

В 2015 году китайские инвестиции в возобновляемую энергетику составили 30% от общемировых и превысили вместе взятые вложения США и ЕС. Только на развитие ветряной и солнечной энергетики было потрачено 47,6 и 44,3 млрд дол. соответственно. В целом, за 2005-2015 годы в КНР инвестициции в ВИЭ выросли в 14 раз, а их потребление – в 37 раз.

Всего лишь десять лет понадобилось Китаю для того, чтобы выйти в лидеры глобальной возобновляемой энергетики. Его мировая доля за этот период выросла почти в двое и составила 24%. Далее следуют ЕС - 17% и США – 11%. Еще более впечатляющими являются темпы роста ветряной и солнечной электроэнергетики. За прошедшее десятилетие китайская ветроэнергетика выросла почти в 57 раз, ее суммарная мощность превысила, к примеру, объемы выработки всей электроэнергии в Украине в прошлом году.

Выработка в Китае электричества из солнечной энергии совершила настоящий скачок и увеличилась с 2006 г. по 2015 г. в 521 раз. Фактически можно говорить, что эти отрасли элетроэнергетики были созданы с нуля за очень короткий строк. Сегодня КНР занимает первое место в мире по производству ветряной и солнечной электроэнергии.

Активным образом Китай внедряет технологии производства биогаза. Суммарный его выпуск в стране составляет 14 млрд м3/год. При этом Китай экспортирует как сам биогаз, так и двигатели на основе этого топлива более чем в 20 стран мира. По мнению экспертов, при сохранении текущих темпов роста биогазовой индустрии (а это практически ежегодное удвоение рынка) Китай выйдет в мировые лидеры по производству биогаза уже к 2020 году.

По мнению специалистов МЭА в ближайшие годы Китай сохранит глобальное первенство в области чистой энергетики Так, суммарная установленная мощность ВИЭ в стране к концу 2021 года вырастет на 60%. В т.ч мощность ГЭС увеличится на 15%, ВЭС - на 20%, СЭС - в 3,7 раза.

Как известно, экономика Китая имеет экспортную направленность. Эта тенденция сохраняется и в сфере производства оборудования и комплектующих для чистой энергетики. К примеру, на рынке призводителей ветротурбин китайские компании занимают почти 40%. В Европе солнечные батареи и панели из Китая буквально за несколько лет захватили 80% рынка (в основном за счет более низких цен, чем у конкурентов). Это в определенной степени влияет на снижение себестоимости «зеленой» энергетики.

Китайские инвестиции способствуют развитию чистой энергетики и в других странах. Так, в 2016 году государственная компания CNBM оформила право собственности на несколько крупнейших солнечных станций в Украине. Ранее китайская компания кредитовала их строительство и поставляла коплектующие для этих СЭС.

Приход такого крупного инвестора мог бы стать сигналом восстановления роста отечественного рынка ВИЭ, который в настоящее время находится в стагнации. Однако этого не происходит. И причины не только в общем экономическом спаде, а и в попытках госорганов пересмотреть «задним числом» льготные тарифы для возобновляемой энергетики. Поэтому можно предположить, что солнечные электростанции CNBM будут только отрабатывать вложенные средства, а не выступать основой для дальнейшего наращивания новых мощностей.

**

Вот так декларации украинских властей о необходимости развития возобновляемой энергетики не выдерживают «суровой» действительности реальной экономики, которой необходимо больше дешевого газа, а не каких-то новых технологий. Постсоветский синдром сырьевой экономики не отпускает из своих тисков и Россию. Когда в мире строят «ветряные мельницы», они продолжают строить трубопроводы, считая, что газа и нефти на «наш век» хватит.

Валерий ЩербинаВалерий Щербина, историк, экономист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter