ГлавнаяЭкономикаГосударство

Энергосбережение в Украине: что мы об этом знаем

Закон Украины "Об энергосбережении", принятый в 1994 г. дает следующее определение понятия "энергосбережение" - это деятельность, направленная на рациональное использование и экономное расходование первичной и преобразованной энергии и природных энергетических ресурсов в национальном хозяйстве и которая реализуется с использованием технических, экономических и правовых методов. Определение энергоэффективности в данном документе почему-то нет, но есть упоминания о энергоэффективных технологиях, проектах и т.д. Поэтому попытаемся самостоятельно определить энергоэффективность как основной критерий эффективности использование энергии в производсте. Обычно основным индикатором энергоэффективности служит энергоемкость. Говоря еще более обобщенно, энергосбережение - это организационный процесс, а энергоэффективность - технический показатель.

Фото: depositphotos/LCalek

Как видим, энергосбережением наше государство озаботилось более двадцати лет назад. Естественно, что в условиях экономического кризиса и роста цен на энергоносители данная проблема приобретала общегосударственное значение и от ее решения зависела национальная безопасность. Прежде чем разобраться, как в Украине осуществлялось энергосбережение и повышалась энергоэффективность, уместно будет кратко проанализоровать, что делается в этом напралении в Европейском Союзе, куда мы так стремимся попасть.

Передовой европейский опыт

До конца девяностых годов прошлого столетия мероприятия по энергосбережению в Европе имели фрагментарный характер, что, естественно, не давало ощутимых результатов. В тоже время удалось разработать целостною идеологию экономии энергии и было доказано, что для успешного решения проблем энергосбережения необходим комплексный подход к нему.

В соответствии с этим в ЕС с конца 90-х годов принимается целый ряд документов, напраленных на создание правовой основы энергосбережения. Так, в Директиве "Об эффективности конечного потребления энергии и энергетических услугах", принятой в 2006 г., были определены плановые задания по экономии на национальном уровне и содержалось требование о принятии мер каждым государством-членом ЕС. В 2012 г. была принята Директива 2012/27 об энергетической эффективности, которая устанавливает общие рамки мер, способствующих повышению энергетической эффективности в Европейском Союзе к 2020 г. Данная Директива являлась первым нормативным актом, предусматривающим комплексный подход к политике энергосбережения на всех стадиях производства, трансформации и потребления энергии. (см. Обеспечение энергоэффективности.// Секретариат Энергетической Хартии, 2007 г. – С.35.)

Системный характер деятельности ЕС по энергосбережению и повышению энергоэффективности обеспечивается также решением финансовых и информационных проблем.

Одним из крупнейших энергопотребителей в странах ЕС является жилищный сектор (40% всего потребления первичных энергоресурсов). Примерно две трети этой энергии расходуется на жилые здания и одна треть -- на нежилые здания и сооружения. При этом две трети энергии, потребляемой зданием, необходимо для работы систем отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха.

Установка солнечных батарей
Фото: depositphotos/zstockphotos
Установка солнечных батарей

По расчетам Еврокомиссии, объем потребления энергии зданиями и сооружениями сокращается на 30 % при использовании экономически эффективных мероприятий. Для достижения этой цели были приняты соответствующие меры в сфере строительства и рынка недвижимости.

В целом, за период с 2005 г. по 2013 г. в большинстве стран ЕС рост ВВП сопровождался сокращением потребления энергии в среднем на 2%. Увеличение объемов производства при повышении энергоэффективности в ряде стран оценивается в диапазоне от 0,25% до 1% ВВП. Инвестиции в энергоэффективность способны увеличивать налоговые поступления, повышать доходность капиталовложений и уменьшать издержки, связанные с безработицей и выплатой социальных пособий. Изучение макроэкономического эффекта программ по ремонту зданий показало, что ежегодные капиталовложения в размере 56 млрд дол. приводили к созданию 760 тыс. дополнительных рабочих мест в год, непосредственно принося в государственные бюджеты чистый годовой доход в 41–56 млрд дол.; при учете общеэкономических выгод эта цифра более чем удваивается, достигая 91–174 млрд дол. (см. Политика повышения энергоэффективности: передовой опыт.// ООН, 2015 г. – С.6)

Важнейшей частью энергетической политики ЕС является увеличение доли энергии, получаемой из возобновляемых источников (ВИЭ). Европейский союз поставил перед собой цель получать 20% первичной энергии из ВИЭ уже 2020 году. Достижения и проблемы в этой сфере заслуживают отдельного внимания.

«Экономика должна быть экономной»

Украинская экономика на протяжении последних десятилетий является лидером по энергозатратности среди европейских стран. Для сравнения, ВВП Германии в 2013 г. превышал соответствующий показатель Украины почти в 25 раз, при этом затраты первичных энергоресурсов всего лишь в 3,2 раза были больше украинских. Общее энергопотребление нашего соседа Польши составляло 96% от украинского, а ВВП был в 3,6 р. был больше. Энергоемкость экономики Украины превышает показатели России и Беларуси, ближайших конкурентов на постсоветском простанстве. (см. данные по странам на сайте IEA).

Трипольская ТЭС
Фото: EPA/UPG
Трипольская ТЭС

Украина одна из первых в СНГ приняла закон об энергосбережении, который с поправками действует и в настоящее время. Определяющим недостатком этого закона является отсутствие четко определенных методов правового регулирования в сфере энергоэффективности и средств его внедрения. Многолетние попытки совершенствования законодательства в сфере энергосбережения привели к созданию неэффективных подзаконных актов по вопросам энергосбережения и породили функционально не структурированную, аморфную систему государственного управления в этой сфере. Так, например, в сфере энергосбережения и энергоэффективности действует более 250 нормативно-правовых актов. В то же время, объем реализованных успешных энергоэффективных проектов настолько мал, что он не соотносится с масштабами нерационального потребления энергоресурсов в Украине и не влияет на качественные показатели экономики государства в целом.(см. тематический доклад об энергоэффективности в Украине, где этот тезис раскрыт подробно).

Определенное снижение энергоемкости ВВП Украины в конце девяностых - начале двухтысячных годов было достигнуто не в результате реализации государственной политики по энергоэффективности, а стало результатом увеличения объемов промышленного производства.

В последующее дясятилетие в деятельности госорганов по энергосбережению и энергоэффективности не произошло существенных изменений. Так, начало работы государственного Фонда энергоэффективности запланировано только на апрель 2017 года. До этого украинский парламент должен принять законопроекты о самом Фонде, "О жилищно-коммунальных услугах", "О коммерческом учете жилищно-коммунальных услуг" и "Об энергоэффективности зданий". Для справки: подобный государственный Фонд по энергосбережению должен был быть создан согласно закона "Об энергосбережении" (1994 г., ст.13). Однако почему-то за двадцать лет он так и не заработал, а некоторые из перечисленных законопроектов обсуждались и должны были приниматься еще в середине нулевых годов. Значит ли это, что новое – это хорошо забытое старое?

Последние двадцать лет энергосбережение и энргоэффективность остается для украинской экономики труднодостижимой целью. В 2000 – 2013 гг. основными потребителями первичных енергоресурсов в Украине были: промышленность ( 35-40%) и жилищно-коммунальный комплекс (в среднем 33%). Самые энергозатратные отрасли – металлургия и химическая промышленность. В 2010 г. они потребляли около половины всего импорта газа, а на металлургию припадало более половины всех энергоресурсов промсектора.

Фото: EPA/UPG

Украина является лидером по выплавке стали в мартеновских печах (устарешая технология): из всей выплавленной в мире стали только 2,2% выплавляется в мартенах, из них 40% — в Украине. При этом энергоемкость мартеновской технологии более, чем в три раза превышает энергоемкость выплавки стали в элетродуговых печах (40% мирового производства стали).(см. Показатели энергоэффективности: основы формирования политики. // OECD/IEA, 2014. – с.99,100).

Большинство металлургических предприятий в нашей стране были построены в советские времена, а значит технологически, несмотря на частичные модернизации, они представляют ниспадающий тренд в экономическом развитии (износ производственных фондов – 65%). Производительность труда на таких предприятиях составляет 200-250 т стали в год, а на современных метеллургических заводах - 3000-4000 т. В 2006 г. только треть меткомбинатов Украины по энергопотреблению были близки к мировым стандартам. При этом металлургическая продукция на 80% ориентирована на экспорт и остается одним из главных источников пополнения бюджета.

В последние годы происходит вынужденная переориентация украинского металлургического экспорта на страны ЕС, а энергозатраты на метпредприятиях нашей страны превышают немецкие и итальянские аналоги на 50-70%. Поэтому продукция имеет высокую стоимость, которую зарубежные покупатели не заинтересованы оплачивать. Низкая кокурентноспособность отечественного металлургического комплекса уменьшает его инвестиционную привлекательность, а это значит, что собственники будут максимально использовать существующие мощности, которые имеют ограниченный потенциал повышения энергоэффективности.

Подобная ситуация сложилась и в химической промышленности, которая использует около 10% первичных энергоресурсов промсектора. Из 1300 предприятий отрасли только 12 соответствовали мировым стандартам энергоптребления (2006 г.) В 2014 г. энергоэффективность украинского химпрома составляла 51% от средневропейских показателей. На фоне машиностроения (22%) и строительства (21%) показатель не самый худший. Однако для химической промышленности, продукция которой во многом ориентирована на внешние рынки (8% от общего объема экспорта Украины) энергозатратность значительно снижает конкурентноспособность. Как и в металлургии перспективу на европейских рынках имеют полуфабрикаты, а не высокотехнологичная продукция. Поэтому повышение энергоэфективности изношенных мощностей украинского химпрома имеет свои пределы. Аналогичные тенденции присущи почти всем отраслям промышленности Украины.

 

Фото: 112.ua

Настоящей «черной дырой» в использовании первичных эергоресурсов остается жилищно-коммунальный сектор. Как утверждает министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко потери газа в системе теплоснабжения и жилом секторе страны ежегодно составляют 11,4 млрд куб. м. Это составляет более 70% годового импорта газа стоимостью почти в 2,3 млрд дол. В целом потери в системах централизованного теплоснабжания достигают 60%. (см. Модернизация системы централизованного теплоснабжения в Украине.// МБРР/Всемирный банк. - 2012. – С.2)

Ежегодно на жилищные и бытовые потребности населения Украины расходуется пятая часть топливных ресурсов и электроэнергии и треть тепловой энергии. На одного жителя расходуется примерно 1,3 тонны условного топлива в год, что почти в два раза больше, чем в развитых странах. Ситуация с энергопотреблением продолжает ухудшаться в связи с естественным старением жилищного фонда страны.

По оценкам экспертов 90% украинских многоэтажек нуждаются в термомодернизации. Причем речь идет о комплексе работ по утеплению домов, а не о термоизоляции отдельных квартир, как это делается в настоящее время. Заметим, чтобы термомодернизировать 25% существующих зданий до 2020 года в Украине, по подсчетам Госэнергоэффективности, нужно привлечь 8,2 млрд евро.

Утепление кирпичного дома в Запорожье
Фото: profremontkr.com.ua
Утепление кирпичного дома в Запорожье

Текущая работа госорганов в этом направлении выглядит примерно следующим образом: с 2014 г. по середину 2016 г. так называемые «теплые» кредиты были выданы примерно 1% украинских домохозяйств и менее 2% ОСМД, которые созданы лишь в пятой части многоэтажных домов. Можно посчитать сколько десятилетий потребуется для утепления наших домов такими темпами.

Одной из главных причин сложившегося положения является отсутствие экономической мотивации повышать энергоэффективность у значительной части жильцов многоквартирных домов. Если правительство планирует в 2016 г. «облагодетельствовать» субсидиями на оплату жилкомуслуг 60% украинских домохозяйств, то, можно предположить. что в большинстве многоэтажек страны до половины собственников квартир – получатели субсидий. А это значит, что им не нужны ни ОСМД, ни термомодернизация.

В проекте бюджета на 2017 г. на мероприятия по повышению энергоэффективности заложено 800 млн грн, а на субсидии более 50 млрд грн. Вот так правительство планирует повышать энергоэффективность страны. Для сравнения в ЕС на энергоэффективность до 2020 г. планируют тратить не менее 100 млрд дол. ежегодно.

Таким образом, на сегодняшний борьба за энергосбережение и энергоэффективность по-украински в основном сосредоточена на полях отчетов для МВФ для получения очередных траншей кредитов. Реальная работа, наверное, еще впереди.

Валерий ЩербинаВалерий Щербина, историк, экономист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter