ГлавнаяЭкономикаБизнес

Министр экономики Латвии: "Где много денег, там всегда вопросы"

Даниэл Павлютс (Daniels Pavluts) – человек многогранный. Занимался организацией международного фестиваля хоров мальчиков Rigas Doms, работал бизнес-тренером, бренд-дирктором и преподавателем в Стокгольмской школе экономики в Риге, руководил пресс-службой Swedbank в Латвии.

С октября 2011 года Даниэл Павлютс руководит Министерством экономики Латвии. Страны, которая в 20 раз меньше Украины по населению, но ВВП которой на душу населения в 2,4 раза больше украинского.

После кризиса на Кипре западная пресса особое внимание уделяет Латвии, экономика которой во многом зависит от финансовых услуг. Журналист LB.ua расспросил министра о латвийской банковской системе, о позиции Латвии в Евросоюзе и об отношениях Риги с Киевом.

Латвия и Евросоюз

- Латвия довольна тем, что вступила в Евросоюз?

- Латвия свой выбор сделала безвозвратно. Мы даже выразили желание войти в зону хождения евро, летом Евросовет будет этот вопрос рассматривать.

- Каким вы видите будущее ЕС? Только валютный союз или еще и фискальный?

- Это необратимый процесс. Если Европа хочет выйти из этого поворота с большей скоростью, стать сильнее на мировой арене, то нет другого способа, кроме как сходиться теснее по разным вопросам: политическим, фискальным, финансовым.

- Многие европейские политики боятся, что их страны растоворятся в общем котле, потеряют самобытность и самостоятельность.

- Политический процесс, конечно, сложный, он потребует некоторого времени. Хочется надеяться только, что не слишком много времени, потому что мы теряем потенциал, теряем темпы. А другие регионы тем временем растут с умопомрачительною скоростью. Посмотрите на Азию, Юго-Восточную в особенности, на Южную Америку.

- Латвия поддерживает стремление Украины добиться безвизового режима с Европой?

- По этому вопросу Латвия, конечно, поддерживает Украину. В том числе и стремление Украины в вопросе интеграции с Евросоюзом.

- Нет страха, что украинцы массово приедут в Латвию, заберут рабочие места?

- Нет, такого страха у нас нет.

Фото: EPA/UPG

Латвийские банки

- Финансовый центр, к сожалению, в последнее время имеет нехорошую славу. Например, в деле покойного юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского есть упоминание о латвийских банках. В европейских изданиях также пишут, что банки Латвии стали «прачечными» для российских и украинских олигархов. Сейчас полиция Латвии расследует одно такое дело, связанное с государственными тендерами «Черноморнефтегаза». Есть критика из США.

- Где много денег, там всегда вопросы. Подобные вещи пишут и о Швеции, и о Лихтенштейне, и о Сингапуре. Относительно Украины есть один конкретный случай, который расследуется. Через Латвию проходят сотни миллиардов долларов. Но мы совершенно прозрачно работаем. То есть полностью выполняем те требования, которые выдвигают американцы относительно «отмывания» денег. Латвия — добропорядочный и надежный партнер. Но отдельные правонарушения случаются всегда в любой системе.

- Латвия национализировала несколько банков.

- Во время кризиса мы национализировали ровно один банк — Parex Banka. А другой банк - Latvijas Krajbanka —был ликвидирован. Там совсем другая ситуация, там акционеры заигрались. И это уже не связано с кризисом.

- Возможно, Латвия рассматривает какие-то измнения, чтобы такие случаи не повторялись?

- Латвийская финансовая система очень прозрачная, и она достаточно хорошо регулируется. А проблемы случаются по всему миру. Банки «лопались» и продолжают «лопаться». Вспомните хотя бы американский Lehman Brothers. Это прискорбная реальность.

- То есть проблемы с банками в Латвии - это не системная ошибка?

- Латвийская финансовая система прошла несколько чисток в течение последних 10-15 лет. Мы постоянно ужесточали требования. Несмотря на это, к нам приходит все больше бизнесменов. То есть Латвия процветает как финансовый посредник не за счет того, что у нас стандарты низкие, а, наоборот, за счет того, что с нами можно делать бизнес. Поэтому наши банки хорошо контролируются, и даже у США — самых строгих в этом вопросе — нет к нам претензий.

Фото: bnn-news.com

- Какую нишу Латвия хочет занять в глобальном мире?

- Сейчас мы ставим перед собой задачу к 2020 году поднять долю промышленности в ВВП на 6 процентных пунктов. У нас не самая дешевая рабочая сила в мире, поэтому имеет смысл развивать высокотехнологическую промышленность. Наша традиционная индустрия — деревообрабатывающая, пищевая, металлообрабатывающая, машиностроительная. Но теперь мы развиваем более узкие технологии, оптику, электронику и т. д.

- Вы говорите, что россияне инвестируют в Латвию. Но в то же время есть политические разногласия между вашими странами. Это не сказывается на экономике? Например, был призыв бойкотировать латвийские продукты.

- Реальный бизнес от этого чаще всего не страдает. Надо смотреть на политику и на бизнес как на две разные плоскости. Они иногда соприкасаются, но это все-таки две разные сферы.

Латвия и Украина — почему разные

- Латвия опережает Украину, например, по ВВП на душу населения ($18100 и $7600 в 2012 году соответственно). Хотя Украина больше Латвии (45,6 млн и 2,2 млн человек). Почему же такой разрыв?

- Нам не на что положиться. У нас мало природных ресурсов. Есть конечно, земля, леса. Но главный актив - люди.

- В Украине люди другие?

- Это я у вас должен спросить. Понятно, что Латвия небольшая. Но и Украине не очень большая страна по мировым меркам, хотя количество населения серьезное. Богатая страна, есть ресурсы, промышленность. Месторасположения хорошее, как и у Латвии. То есть мы в чем-то похожи.

- Опять же, общая история, общая советская колыбель...

- Колыбели у нас таки разные. Отмотаем лет на 800 назад. Мы тогда уже были экономически и политически частью Европы. С тех пор, как немецкие торговцы основали свою базу на теперь латвийских землях.

- То есть латыши не успели почувствовать себя советскими людьми?

- 50 лет Советского Союза и даже 200 лет до того Российской Империи — это, конечно, серьезный срок. При всем при этом ДНК нашей нации, основа нашей ментальности не изменилась. Мы всегда ощущали себя европейцами. Даже, я бы сказал, советский период был для нас более разрушительным, ведь в Российской Империи на территории Латвии экономической элитой были и немцы, и евреи. Латвия XIX века немного в этом плане похожа на Одессу — один из торговых, транспортных и промышленных центров развития запоздалой индустриализации России. И мы от этого получили большую выгоду. Это для нас был и хлеб, и инфраструктура — железная дорога, порт. Наше нынешнее развитие — результат того, что произошло 100-120 лет назад. Мы сегодня между Востоком и Западом, мост, торговые ворота. Место, где хорошо делать бизнес и тем, и другим.

- Украина тоже между Востоком и Западом.

- Латвия к тому же была независимой с 1918 по 1940 годы. И это было основой нашей политической нации, управленческой элиты, нашей экономической структуры, которая сложилась к началу Второй мировой войны. На то время Латвия была даже более развита, чем та же аграрная Швеция. А потом за 50 лет мы все это растеряли. И теперь нагнать Швецию нам чрезвычайно трудно. Совершенно понятно, что если мы будем делать это тем же способом, как они это делали, то у нас уйдет уйма времени. У нас никогда не будет этих, условно говоря, 40 лет до глобализации, мы уже попали в открытый мир. Все барьеры пали, и тут уже карабкаешься, как умеешь.

Традиции, независимость — это очень важно. Это и традиции, если хотите, немецкой рабочей этики, управленческой культуры, порядка, порядочности. При этом с самого начала 90-х Латвия взяла прямой курс на Запад. И мы получили большую поддержку от Евросоюза в создании новых госинститутов, законодательства. Мы делали это быстро на обломках Советского Союза, без оглядки, и это повлияло на очень многие вопросы. Мы, конечно, допускали глупейшие ошибки. Ведь сам факт вступления в Евросоюз не освобождает правительство от обязанности хорошо управлять странной, иметь национальные интересы, экономическую стратегию. Никто другой этого делать не будет. Но, боюсь, тут не одни мы ошибались — посмотрите на Южную Европу. И наше большое преимущество, что мы маленькая страна, нам Соответственно наша все таки большая, большое преимущество это то что маленькая страна, нам легче переориентироваться, легче менять курс, мы более подвижны, мы легче мобилизируем свое общество.

- Украинская экономика стоит на двух китах — металлургии и теперь еще сельском хозяйстве. Что является основой латвийской экономики?

- Это заметно по нашей торговле. Украина превосходит нас по объемам, торговый баланс у нас негативный (то есть Украина ввозит в Латвию больше, чем вывозит оттуда, - LB.ua). Но Украина в Латвию отправляет в большинстве случаев все-таки сырье, какие-то простые товары. А Латвия дает Украине уже продукты машиностроения, электронику. В этом суть нашего преимущества. Мы умеем добавлять стоимость, добавлять ценность. В этом заключается наша экономическая стратегия. Мы не можем делать ставку на объем.

Сейчас у нас около 70% приходится на услуги. Это не может нас устраивать. Мы стараемся разнообразить эти услуги. Чтобы это были и транспорт, и логистика, и экспорт управления, и информационные услуги. Чтобы туризм развивался и медицина, чтобы вместе развивались как курортная медицина. Плюс, конечно, финансовые услуги. Рига — это уже заметный финансовый центр.

Фото: bnn-news.com

- Как много украинцев инвестируют в Латвию и в какие сферы?

- Хотелось бы больше, конечно. Сейчас на рынке Латвии работают около 700 предприятий с украинским капиталом. Рост по торговым оборотам в прошлом году был около 48%, что очень хорошо. Главные инвестиции — это, конечно, ПриватБанк. Но я бы хотел больше инвестиций в реальный сектор, в промышленность. Из России в последнее время наплыв денег в эту сферу. Особенно в небольшие высокотехнологические производства. У нас, к сожалению, нет таких огромных заводов, как ваша «Криворожсталь». Но есть металлургический комбинат, есть перерабатывающая промышленность.

- Украина в кризис упала процентов на 15, и до сих пор не восстановилась. Как Латвия пережила кризис?

- Мы упали еще больше. В одном только 2009 году было 18%. Но два последних года Латвия показывает лучший рост экономики в Евросоюзе. Мы скоро выйдем на докризисный уровень. И мы давно превысили объемы производства и экспорта, побили все исторические рекорды. Кризис заставил нас переориентироваться со внутреннего на внешние рынки. Потому что внутренний спрос оказался слабым и не вытянул нас. Самодостаточными могут быть только большие страны. Польша, например, которая хорошо прошла кризис. Они молодцы. Практически единственная страна, у которой ВВП не сократилось в 2009 году. Но даже очень большие страны, например, Китай, все-таки построили свой рост на базе экспорта. Мы, конечно, не будем заводом для всего мира, мы даже не будем заводом для Балтийского региона. Скорее у Украины есть такой потенциал. У нас другая задача. Мы хотим максимально качественно использовать свой человеческий ресурс, хотим быть торговой базой для бизнеса, для финансовых потоков региона. Наша компетенция - способность делать бизнес в обе стороны, помогать людям встречаться. И, конечно, мы хотим развивать экономику знаний, высокотехнологическую промышленность.

- У латвийского бизнеса есть проблемы в Украине?

- Бывают вопросы, которые надо решать при помощи государственных структур. Мы их в рабочем порядке решаем.

- Вы можете назвать конкретные компании?

- Я бы воздержался. Вопросы решаются в рабочем порядке достаточно быстро и продуктивно.

- В каких сферах работает латвийский бизнес в Украине.

- В целом ряде сфер. Особо можно выделить фармацевтические компании, продовольственные, в информационных технологиях. Конечно, мы бы хотели, чтобы Украина подписала с Евросоюзом соглашение о свободной торговле. Это бы сняло массу вопросов.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter