ГлавнаяЭкономикаБизнес

ПРИВАТный сВИНК

Пока в мире растет цена нефти, а основные игроки готовятся к новому этапу схватки в контроле за энергоресурсы, в Украине ситуация кажется более спокойной. Власть и крупный бизнес в энергетической сфере старательно расшаркиваются, демонстрируя выверенную вежливость и держа за спиной пистолеты. Те, что на бензозаправках, конечно.

ПРИВАТный сВИНК

В декабре 2010 года многие пережили эффект deja vu, ведь в конце минувшего года была реанимирована идея создания вертикально-интегрированной компании (ВИНК) на базе «Укрнефти». Ее обсуждали совсем недавно, в частности, тему поднял Игорь Коломойский в разговоре с журналистами перед подписанием меморандума о сотрудничестве между Кабинетом Министров и украинскими нефтетрейдерами. Между тем, стремление создать ВИНК имеет свою захватывающую историю.

Напомним, что инициатива о создании государственной ВИНК активно обсуждалась еще при Леониде Кучме, в 2003 году. Тогда предполагалось, что партнером «Укрнефти» станет нефтеперерабатывающий завод «Нефтехимик Прикарпатья». Но идея воплощена в жизнь не была, поскольку частных инвесторов не устраивала жесткая позиция государства по сохранению контрольного пакета у государства. Теперь же партнером «Укрнефти» должен стать кременчугский НПЗ – компания «Укртатнефть».

Эту компанию отличает непростая и даже местами драматичная судьба… В 1994 году «Укртатнефть» была создана как совместное предприятие между Украиной и Татарстаном. Тогда российский президент Борис Ельцин призвал российские регионы брать суверенитета, сколько смогут, и в Казани не растерялись, наладив отношения с братской республикой.

Украинская сторона внесла в уставный капитал СП целостный имущественный комплекс Кременчугского НПЗ, а татарстанская, в свою очередь, обязалась поставлять 8 млн. тонн нефти в год (что, впрочем, на практике не выполнялось), а также внесла 73,92% акций компании «Татнефтепром». В 2007 году между участниками СП возник конфликт, связанный как раз с деятельностью «Татнефтепрома». Украина потребовала, чтобы «Татнефть» продала этот пакет и полученные средства инвестировала в модернизацию Кременчугского НПЗ.

Поскольку партнеры из Татарстана не спешили с проведением сделки, в Киеве добились списания принадлежащих афиллированным с «Татнефтью» компаниям AmRuz Traiding AG (Швейцария) и SeaGroup International PLC (США) 18,3% акций на счет «Нефтегаза Украины». Это позволило НАК сконцентрировать 61,35% «Укртатнефти». Кроме того, украинские суды сменили лояльного к татарским акционерам руководителя предприятия (Сергей Глушко) на представлявшего, как впоследствии выяснилось, интересы группы «Приват» Павла Овчаренко.

В свою очередь «Татнефть» обжаловала действия украинских властей в международных инстанциях и прекратила подачу татарской нефти на Кременчугский НПЗ, не преминув пожаловаться Виктору Ющенко, которого подобные конфликты утомляли. В результате на протяжении 2008-2009 годов украинские суды хладнокровно лишили Татарстан и «Татнефть» всех акций «Укртатнефти» в пользу самой украинской компании. Впоследствии пакеты акций, размером в 28,8% и 8,6%, были кулуарно проданы группе «Приват».

Самая незаангажированная в мире украинская Фемида передала спорные 18,3% компаний AmRuz Traiding AG и SeaGroup International непосредственно на счет «Укртатнефти», отменив саму сделку с принадлежащими татарской стороне компаниями и обязав компанию продать данный пакет на конкурсе. Стоит ли удивляться, что он прошел в лучших украинских традициях - ни «Нефтегаз Украины», ни татарстанская сторона в нем не участия не принимали. Единственным потенциальным покупателем оказалась компания «Корсан», которую представлял сам Геннадий Корбан – тяжелая артиллерия «Привата» в корпоративных спорах. «Корсан» и купил выставленные на аукцион акции за кругленькую сумму в размере 2,1 млрд. гривен. На деле «Приват» фактически переложил эти средства из одного кармана в другой, поскольку на модернизацию Кременчугского НПЗ они потрачены не были. В результате структура акционерного капитала «Укртатнефти» приобрела современный вид: под контролем у «Привата» находится 56% акций компании, 43% - принадлежит «Нефтегазу».

Эти же игроки – группа «Приват» и государство - являются основными акционерами «Укрнефти», только здесь 50%+1 акция принадлежит «Нефтегазу Украины», а блокирующий пакет в 42% - «Привату». При этом оперативное управление предприятием еще с начала 2000 годов осуществляют частные акционеры, которые до недавнего времени блокировали попытки государства изменить эту ситуацию, пользуясь недостаточностью пакета акций «Нефтегаза Украины» для самостоятельного проведения акционерного собрания.

Власть неоднократно выражали недовольство сложившейся ситуацией, и даже пытались изменить законодательство, снизив кворум акционерных собраний с 60% до 50%, но безуспешно. Ситуация начала меняться с января 2010 года, когда будущий победитель президентской гонки стал очевиден. Тогда акционеры «Укрнефти» смогли впервые с 2007 года провести собрание акционеров, в ходе которого подписали соглашение о сотрудничестве и приняли решение о выплате 5 млрд. гривен дивидендов из прибыли за 2006-2008 годах. Половина из этой суммы причиталась «Нефтегазу Украины», и ее оперативное перечисление «Укрнефтью» позволило НАКу расплатиться по своим контрактным обязательствам. Возможно, именно поэтому в повестке дня следующего собрания и появился пункт о создании ВИНКа на базе «Укрнефти».

Государство же, в лице министра топлива и энергетики Юрия Бойко, стало активно заявлять о необходимости смены менеджмента компании. Министр настойчиво требовал, чтобы менеджер компании был равноудаленным от основных акционеров, и, желательно, являлся иностранцем. В результате в ходе собраний в феврале-марте текущего года, кроме решения об очередной порции дивидендов, в этот раз за 2010 год, акционеры смогли назначить нового председателя правления компании.

Проработавшего долгие годы на предприятии приватовского менеджера Алексея Куща сменил отвечавший в российской инвестгруппе «Ренессанс Капитал» за регион Центральной и Восточной Европы Питер Ванхеке. И если желание Бойко видеть во главе «Укрнефти» иностранца сбылось, то равноудаленность бельгийца можно оспорить: с 2008 года он работает в украинском офисе группы, который возглавляет Григорий Гуртовой, партнер «Привата» в авиационном бизнесе.

Впрочем, не стоит преувеличивать и абсолютизировать влияние «Привата» на Ванхеке, поскольку г-н Гуртовой в «Ренессанс Капитале» выступает только в роли наемного менеджера, а отнюдь не владельца внушительного пакета акций. Если о влиянии акционеров на нового руководителя «Укрнефти» можно спорить, то основная задача Ванхеке очевидна: бельгиец является специалистом в инвестиционном бизнесе, а никак не в нефтедобыче, и, соответственно, он будет заниматься увеличением капитализации компании с прицелом на будущий выход на биржевые площадки.

Вот только возникает логичный вопрос: IPO какой именно компании будет проводить Ванхеке – теперешней «Укрнефти» или новой вертикально-интергрированной компании? Ответить на него пока сложно, ведь акционеры, назначив нового руководителя, отложили рассмотрения вопроса о создании ВИНК и о проведении допэмиссии акций в размере 3,389 млрд.грн.

Совладелец «Приватбанка» Игорь Коломойский, разоткровенничавшись с журналистами перед подписанием меморандума о сотрудничестве между Кабмином и украинскими НПЗ, заявил, что переговоры с государством о создании ВИНК не ведутся вообще. Также он добавил, что поддерживает инициативу о создании вертикальной интеграции, но считает, что ее можно реализовать только путем создания новой компании на базе «Укрнефти» и «Укртатнефти». Механизм ее следующий: либо непосредственное приобретение акций «Укртатнефти», либо приобретение Кременчугского НПЗ, как имущественного комплекса с последующей ликвидацией «Укртатнефти».

Эта ликвидация, прежде всего, выгодна «Привату». Она способна нивелировать даже минимальную вероятность того, что Татарстан попытается в судебном порядке вернуть свою долю в Кременчугском НПЗ. И если рассмотреть потенциальные выгоды различных сторон от создания ВИНК, то наибольшие плюсы получит, прежде всего, ФПГ Коломойского. При создании объединенной компании и выводе ее на западные биржи, "Приват" увеличивает вместе с капитализацией компании стоимость своей доли в ней, попутно защищая ее с помощью норм европейского корпоративного права. Такая ситуация предоставляет возможность Коломойскому с партнерами максимально выгодно выйти из бизнеса, если олигарх посчитает это необходимым. Высокую вероятность этого варианта демонстрирует отсутствие значительных вложений «Привата» в модернизацию своих нефтеперерабатывающих активов, а также вся предыдущая истории группы и философия ведения бизнеса Коломойского в целом.

У государства же рисков значительно больше. Да, с созданием ВИНК власти смогут усилить свое влияние на нефтяном рынке, в том числе за счет снижение цены конечного продукта вследствие синергетического эффекта от вертикальной интеграции. В политическом смысле значение создания управляемого рынка нефтепродуктов трудно переоценить, ведь правительство Азарова отличается перманентными ресурсными кризисами. По давней украинской традиции, перебои с горючим и ценовая лихорадка на АЗС случается каждой весной и осенью – во время посевной и сбора урожая.

Но государство рискует, в зависимости от сценария вывода компании на биржу, размыванием своего контрольного пакета, и соответственно, падением возможностей влиять на принятие решений в ВИНК. Надавить на Коломойского, ставшего президентом Европейского еврейского союза, вряд ли удастся, да и не тот Игорь Валерьевич человек, чтобы подставляться. Его совсем недавно примеряли на роль «украинского Ходорковского» «по совокупности факторов», но отстали. И государству сегодня делать лишние движения не с руки, поскольку в случае выхода «Привата» из бизнеса, НАК «Нефтегаз Украины» может получить в качестве партнера иностранную компанию, например, российскую. В свете развития отношения с Россией в энергетической сфере подобный сценарий трудно назвать благоприятным для официального Киева.

Поэтому государство вследствие ранее достигнутых договоренностей с «Приватом» может ожидать вывода «Укрнефти» на западные биржи с предварительным или последующим созданием ВИНК. Главный вопрос только в сроках и сценариях реализации этих процессов. Вероятно, что эти вопросы и будут разрабатываться новым менеджментом компании, но утверждаться они должны будут акционерами – и, наверняка, станут объектами захватывающего торга. Украину ожидает замечательный свинг – танец агрессивно настроенного государственного менеджмента и самой зубастой отечественной ФПГ.

*ВИНК – вертикально интегрированная нефтяная компания, свинг в данном случае – парный танец
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter