ГлавнаяЭкономикаБизнес

Щит и срач

Кризис - удобный повод для реформ в армии и перевода ее на контрактную основу. Однако им вряд ли воспользуются. Так же как и вся страна, армия остается заложником бюрократов и нищеты.

Олег Пластовец Олег Пластовец , журналист
Щит и срач

Официальная статистика редко допускает, чтобы состояние дел в государстве выглядело катастрофическим. Впрочем, бывают исключения. Анализ ежегодных отчетов Минобороны и украинского Генштаба показывает, что украинская армия, как и вся страна, переживает глубокий кризис, вызванный параличом управления и отсутствием реформ в структуре, сохранившейся неизменной со времен СССР.

Украинские законы относят к государственной тайне любую информацию о численности, боеготовности, вооружении и материально-техническом обеспечении Вооруженных сил. Само оборонное ведомство из этих сведений секрета не делает, каждый год издавая так называемую «Белую книгу». Ее ежегодное издание приурочено к 23 февраля, традиционно с советских времен отмечающийся как день защитников отечества.

Итак в 2009 году содержание 200 тысячной армии обошлось казне в 8,34 млрд. гривен. Много это или мало? Военные утверждают, что это меньше половины от необходимого «минимального уровня финансирования». Недостаток средств заставляет Минобороны финансировать свои программы на треть, в лучшем случае, наполовину. Украинские летчики летают в среднем 12-20 часов в год, тогда как пилоты авиации стран НАТО по 150-250, большую часть вооружения украинской армии составляет устаревшая на 80% техника СССР, а без жилья остаются 45 тыс. военнослужащих.

Ситуация остается неизменно плохой уже несколько лет, а в прошлом стала просто критической. 2009 год армия начала с получения только половины месячного содержания. Продолжила выклянчиванием средств у правительства для проведения парада в честь Дня независимости, до последнего дня не зная, будут ли военные летать, ехать, идти или просто стоять в отведенном для этого месте на Крещатике.

Весь прошлый год ленты новостей пестрели заявлениями от военных. Вот Минобороны жалуется, что получило на парад 15 млн. гривен, хотя нужно было в пять-шесть раз больше. Вот пока еще Главноком Украины Сергей Кириченко заявляет, что армия уже почти исчерпала нынешний ресурс для обеспечения своих потребностей и эффективного выполнения задач. А вот и.о. министр обороны Валерий Иващенко отчитывается, что на начало августа без света в Украине сидят 48 воинских частей.

Страна, неспособная найти для своей армии деньги даже на парад, вряд ли может быть уверена в своей безопасности. Армия, неспособная отвоевать в битве с чиновниками необходимое финансирование, вряд ли может называться профессиональной. Об этом постоянно напоминают и взрывы армейских складов и беззащитность украинских моряков у чужих берегов.

Низкое финансирование армии вызывает ропот не только в ее рядах, но и нарекания международных экспертов. В октябре прошлого года представитель Генерального секретаря НАТО на Южном Кавказе и в Центральной Азии Роберт Симонс отметил неудовлетворительное финансирование украинских военных. «Мы наблюдаем отсутствие «внутренних» учений подразделений армии, на которые накладывается и завал международных учений в Украине, следствием чего является снижение боеготовности и падение уровня соответствия требованиям НАТО», - констатировал Симонс.

Как бы это горько не было, но пора признать: сохранение призывной армии в условиях полнейшей деградации офицерского корпуса, дедовщины, невозможности набрать приличный контингент новобранцев, плохого материального обеспечения войск делает бессмысленными существование структуры, которую назвать вооруженными силами можно с большой натяжкой.

Согласно Государственной программе развития вооруженных сил Украины на 2006-2011 гг. их численность планируется сократить до 143 тыс. человек. Ряды солдат редеют гораздо быстрее, чем их командиров. На конец 2005 года численность войск составляла - 245 тыс., из них 187 генералов, а на конец 2011 людей с высокими кокардами и широкими лампасами должно остаться 165. Выходит, что за пять лет численность военнослужащих сократиться на 41%, а генералов - только на 11,7%.

Почему армия идет по пути всей страны, раздувая генеральский, читай бюрократический, штат? Сколько солдат действительно нужно для защиты этой страны и сможем ли мы обеспечить их боеготовность при сохранении нынешних условий финансирования, которое вряд ли вырастет в ближайшие годы? Почему юноши этой странны отбывают воинскую повинность, отмененную в большинстве цивилизованных стран, служа исключительно источником доходов военных комиссариатов? Граждане, которые нуждаются в защите и которые платят за нее из собственного кармана, этих вопросов не задают. Высшее армейское начальство и власти на них не отвечают.

Разговоры о контрактной армии уже не первый год остаются планами генералов и предвыборными обещаниями политиков. В разгар кризиса украинские политики любили рассуждать об организации массовых дорожных работ в которых могли бы быть задействованы уволенные молодые украинцы. Между тем экономический кризис с ростом безработицы и падением реальных зарплат мог бы помочь армии пополнить ряды новобранцами. По крайне мере этим в прошлом году воспользовался Петагон, с гордостью сообщивший в октябре 2009, что рецессия помогла ему в полном объеме выполнить план по набору военнослужащих впервые с 1973 года, когда в стране был отменен призыв. Это потребовало от американского военного ведомства немалых усилий. За год реклама военной службы и непосредственно отбор тысяч новобранцев по всей стране обошлись Пентагону в почти $10 тыс. на каждого солдата.

У украинского оборонного ведомства таких денег нет. В 2009 году ежемесячное денежное обеспечение старшего лейтенанта с пятилетней выслугой составляло 1670 грн. - это на 285 гривен меньше, чем средняя зарплата по Украине. Минимальная зарплата контрактника первого ода службы и вовсе составляет 870 грн. Мизерная зарплата привлекла в 2008 году 1640 контрактников при плане в 1700 человек. Штатные контрактные должности в прошлом году были укомплектованы только на 51%.

Зато у Минобороны хватает денег на содержание более 400 уже ненужных военных городков, пяти арсеналов, десятков баз, складов и более чем 18,5 тыс. излишних штатных единиц. По итогам 2008 года расходы на все это обошлось ей в 3 млрд. гривен. При том, что на покупку новой техники было потрачено 605,9 млн. гривен, а на утилизацию боеприпасов и разминирование складов только 50,8 млн. гривен, или 24 % от плана. В прошлом году эти цифры были еще меньше. На нового оружия было закуплено только на 483,3 млн. грн., на утилизацию складов - 8,45 млн. грн. или 23 % от запланированного. Армии сегодня нужны не генералы - армии сегодня нужны кризис-менеджеры!

«Контрактная армия стоит дорого», - говорил бывший министр обороны Юрий Ехануров. По его оценкам переход на контрактную основу обошелся бы стране в 49,6 млрд. гривен. Председатель комитета ВР по вопросам национальной безопасности Анатолий Гриценко, также побывавший в кресле министра обороны, считает ,что для этих целей нужно не менее 22 млрд грн. В последний раз сумму урезал сам экс-президент Виктор Ющенко, заявив, что переход на контрактную армию будет стоить Украине 4,4 млрд грн. Уж такие деньги страна бы точно нашла. В 2009 году за счет продажи «избыточных запасов» оружия правительство намеревалось заработать 3,8 млрд. гривен. Однако вряд ли бы их получили сами военные - ближайшей войны не предвиделось, зато были выборы.

ЦИФРЫ

12,8 млрд грн было выделено армии в бюджете 2009 года, хотя по оценке Генштаба вооруженные силы получили лишь около 8,3 млрд гривен. А для выполнения программы развития армии требовалось 32,4 млрд или 17,5 млрд - для простого выполнения функций.

7 млн единиц излишнего стрелкового оружия, из которых 1,5 млн. подлежат утилизации, находилось на армейских складах по состоянию на конец 2005 года.

34,04 грн в среднем обходилось армии в 2008 году суточное питание одного солдата. В тот год армейский паек обошелся казне в 560 млн. гривен.

18 тысяч женщин сегодня служат в украинской армии, из них 2,2 тыс. - офицеры и 14 тыс. - прапорщики.

Армия сегодня нуждается в помощи, но получает ее из-за рубежа. В 2008 году в рамках Стратегической программы привлечения международной технической помощи украинскими военными было получено около $7,8 млн

Олег Пластовец Олег Пластовец , журналист