ГлавнаяЭкономикаБизнес

Михаил Крутихин: «Газпром» боится либерализации газового рынка»

Российской делегации удалось превратить это мероприятие, закончившееся подписанием совместной декларации Украины и ЕС о модернизации нашей «трубы», в настоящее шоу: ее члены демонстративно покинули конференцию сразу же после подписания документа, а затем от высшего руководства России, как из рога изобилия, посыпались однозначные намеки и просто угрозы оставить Украину и Европу без газа.

О том, почему Владимиру Путину так не понравилась европейско-украинская декларация, которая по сути даже не является обязательным к исполнению юридическим документом, «Левому берегу» рассказал один из ведущих в РФ газовых экспертов, совладелец российского сайта об энергетике Rusenergy Михаил Крутихин.

В чем, по-вашему, заключается главная причина огромного недовольства России «газовой» декларацией, которую подписали Украина и ЕС?

Главное, чего боятся в России, – это того, что украинский газовый рынок может стать либеральным и открытым. Ведь если к украинской ГТС и подземным хранилищам получат свободный доступ иностранные трейдеры и транзитеры, европейские страны смогут покупать российский газ на российско-украинской границе, а это очень невыгодно «Газпрому». Ведь тогда любая иностранная компания сможет купить мощности на прокачку газа и самостоятельно транзитировать через Украину.

В этом случае «Газпрому» придется жестко конкурировать со всеми этими трейдерами, чтобы купить место в украинской «трубе». Российский монополист будет вынужден дорого покупать транзит и снижать стоимость собственного газа, чтобы остаться на плаву.

Ну и, конечно же, российское руководство раздражает то, что брюссельские договоренности мешают осуществлению масштабных трубопроводных проектов «Газпрома» в обход Украины («Северный поток» и «Южный поток» – «Левый берег»).

Насколько серьезными могут быть заявления премьера Путина о том, что Россия перестанет транзитировать газ через территорию Украины, если Европа модернизирует украинскую ГТС без участи я России? А также о пересмотре отношений РФ со странами ЕС в случае вступления украинско-европейской газовой декларации в действие, о пересмотре контрактов с Украиной на поставки и транзит газа, если интересы «Газпрома» как транзитера будут игнорироваться…

Думаю, все это пустые угрозы.

Почему?

Потому что не только Европа и Украина зависят от российского газа, точно так же и Россия зависит от того, будут ли покупать у нее газ. У нас пока нет технических возможностей, чтобы сжижать этот газ и продавать по всему миру без использования газопроводов. Также сегодня нет газопровода, по которому можно было бы переправлять этот газ не в Европу, а в иные части света.

Какими, на ваш взгляд, могут быть экономические последствия для Украины, если эта декларация будет выполнена? В том числе и в отношениях с Россией.

Если это произойдет, думаю, будет только хорошо. Ведь интеграция в европейскую энергетическую систему Украине очень выгодна. Что же касается отношений с РФ, то я уже говорил, что Россия также зависит от европейских потребителей своего газа и его транзита через территорию Украины.

Прокомментируйте заявление министра энергетики РФ Сергея Шматко о том, что предусмотренная декларацией возможность увеличения мощностей украинской ГТС не соответствует намерениям России и ЕС диверсифицировать маршруты поставок российского газа в Европу.

Это не так. Масштабные проекты «Газпрома» по строительству трубопроводов в обход Украины, по сути, не нужны, поскольку они не принесут в Европу из России дополнительного газа – которого у нас просто нет. А под настоящей диверсификацией в ЕС подразумевают диверсификацию поставщиков энергоресурсов, а не путей транспортировки.

Российское руководство настаивает на том, что европейско-украинская газовая декларация обязательно должна учитывать экономические интересы России как транзитера собственного газа. Вы с этим согласны?

Нет. Россия, прежде всего, – поставщик газа, и должна заботиться о том, чтобы продавать его, а не транспортировать.

Прокомментируйте заявление Сергея Шматко о том, что подписанная Украиной и ЕС декларация – это политический документ.

Я так не думаю. Там оговариваются чисто технические и экономические аспекты, никакой политики в этой декларации нет.

Насколько, по-вашему, велика вероятность того, что Европа согласится кредитовать модернизацию украинской ГТС при таком резком сопротивлении России?

Думаю, это волне возможно, ведь Европе выгодно, чтобы украинский рынок действительно стал либеральным.