ГлавнаяКультура

Насилие без секса в украинском современном искусстве

Насилие – слово, объединяющее украинское общество сегодня. Обвинения в нем, призывы к нему звучат из каждого лагеря противостояния, которых у нас уже больше, чем два. Факты насилия ежедневно фиксируют сводки новостей. Насилие и секс – краеугольные камни человеческой психологии по Фрейду. Обе темы, абсолютизированные «главой венской делегации», звучали в украинском искусстве в 2013-м. Но – с разным эффектом. Насилие демонстрировалось любовней.

Константин Дорошенко Константин Дорошенко , Критик, куратор современного искусства

Кадр из работы Анатолия Белова "Секс, лечебное, рок-н-ролл"
Фото: pinchukartcentre.org
Кадр из работы Анатолия Белова "Секс, лечебное, рок-н-ролл"

Правда, приз общественности Третьей национальной премии PinchukArtCentre получил Анатолий Белов за видео «Секс, лечебное, рок-н-ролл» — фрагмент сочиненного художником и лидером поп-группы «Людська подоба» мюзикла на тему гомосексуальных отношений. «Мой любовник не целуется, у него есть девушка и принципы», — эту фразу из видео тиражировали в Фэйсбуке здешние кураторши и искусствоведки, как сенсационную. Что свидетельствует: реалии украинской арт-аналитики далеки от воспетого конспирологами влияния мировой закулисы.

Иллюстрирующая поведенческий стереотип, естественный для эротических практик в реалиях городской отчужденности, и не только в среде ЛГБТ, работа не несет в себе сексуального. А в контексте творчества самого Белова говорит о движении в сторону плакатной прямоты – иллюстрации штампов без нюансов формы и смысла. Без возможности иронической социальной интерпретации. При этом самый неординарный на сегодняшний день проект художника обыгрывал идею плаката.

Анатолий Белов. Из проекта "Мое порно – мое право". 2009. Графика, инсталляция в городском пространстве
Фото: byelov.livejournal.com
Анатолий Белов. Из проекта "Мое порно – мое право". 2009. Графика, инсталляция в городском пространстве

«Мое порно – мое право» — серия рисунков большого формата, посвященных порно-селфи социальных сетей, была создана Анатолием в 2009-м, как реакция на введение в Украине закона о запрете порнографии. И расклеена в городской среде Львова, оплота старосветской добропорядочности, в рамках проекта «Атака», организованного «Я Галереей». Ее владелец Павел Гудимов вместе с художником ловко продумали провокацию: бумагу можно сорвать или смыть со стены, следовательно, обвинения в вандализме по отношению к общественным местам невозможны. Рисунки из цикла были представлены и на выставке «Украинское тело», досрочно закрытой под окрик президента Национальной Киево-Могилянской Академии Сергея Квита: «Говно!». 

Интересно, что в декабре 2013-го Квит стал одним из сопредседателей народного объединения «Майдан», среди членов которого – поп-певица Руслана Лыжичко, модная среди тинейджеров писательница и тоже вокалистка Ирэна Карпа, журналист Виталий Портников, недавно столкнувшийся с попыткой дискредитации через вброс в Интернет гомосексуального видео. Разделяют ли они оценку современного искусства Сергеем Квитом или находиться в его обществе для них – насилие над собой ради общей победы? Выступил на Евромайдане и российский певец темы насилия без секса, хоть и с обнажением, Петр Павленский. С лекцией «Политический акционизм и художественный активизм в современной России» на сцене Открытого университета – просветительской площадки, ставшей значимой культурной инициативой, рожденной протестным Киевом. Рассказал Павленский только о своем творчестве, структурировано и подробно. А потом соорудил свою баррикаду, с помощью здешних художников и активистов. Получившуюся искусством для искусства – лишенной целесообразности с точки зрения защиты территории.

Петр Павленский на фоне своей баррикады
Фото: Максим Белоусов
Петр Павленский на фоне своей баррикады

В разгар ликования по поводу амнистии Pussy Riot, балаклава, ставшая частью их бренда, а следом – модным игривым аксессуаром, в Киеве была возвращена в символическое поле насилия – после ночного избиения митингующих спецподразделением «Беркут». Создававшийся за два месяца до кровавого события проект обладателя приза общественности Второй национальной премии PinchukArtCentre (2011) Никиты Шаленного «Где брат твой?», представленный в Днепропетровске галереей «АртСвит», приобрел в свете текущих событий образность почти шокирующую. Посвященный теме конфликтов, насилия и переделов в украинской истории и ментальности, он состоит из двух частей: графики классиков советского времени, иллюстрирующей трагедии от междоусобиц Киевской Руси до Второй мировой, и масштабных постановочных фотографий, сделанных Никитой. В бесстыдной безукоризненности гламура на них – военизированные «мистеры Икс». Очевидно, что они – не модели, не актеры и не самоорганизовавшиеся активисты.

Арсен Савадов. Из проекта «Донбасс Шоколад». 1997. Фотография
Фото: Арсен Савадов
Арсен Савадов. Из проекта «Донбасс Шоколад». 1997. Фотография

Поверхностный взгляд предлагает диагноз: постсавадизм. Многофигурные постановочные фотоциклы Арсена Савадова, превращающие реальных людей и реальную жизнь в сюрреалистическое наваждение – «Донбасс Шоколад» с шахтерами в балетных пачках или «Мода на кладбище» с моделями в гламурных платьях на фоне реальных похорон, в 90-х стали открытием, а сегодня – классикой постсоветского современного искусства. Но, в отличие от Савадова, Шаленный не пользуется коллажным методом в построении композиции. И с точки зрения ощущения перспективы – крепче стоит на ногах. Оставляя развитие постсавадизма российской группе AES+F и множеству менее, чем они, звездных художников.

Никита Шаленный. Композиция #3. Из проекта «Где брат твой?». 2013. Фотография
Фото: Галерея «АртСвит»
Никита Шаленный. Композиция #3. Из проекта «Где брат твой?». 2013. Фотография

Тринадцатиметровое панно Шаленного на стене галереи, в котором схватка бойцов в балаклавах, сошедшихся в конфликте вокруг некоего завода, расцвечено новогодней мишурой, — кульминация экспозиции. Насилие оборачивается садистическим маскарадом вокруг передела собственности. Сам город становится медиа выставки: Днепропетровск – родина большинства фигурантов первой десятки рейтинга украинского Forbes. А если говорить о переделах мирового значения, славнейшим рейдерским актом уроженцев Днепропетровска окажется захват власти в СССР будущим почетным гражданином города Леонидом Брежневым. По имперской традиции, переворот повлек цензуру истории, отразившуюся на искусстве. В обширной коллекции графики галереи «АртСвит» есть, например, гравюра, на которой Леонид Брежнев вручает орден Октябрьской революции руководству Украинской СССР в честь 50-летия ее основания. Вот только на фотографии, зафиксировавшей это событие в 1967-м, награду принимает первый секретарь ЦК КПУ Петр Шелест, а на гравюре – получивший власть после его отстранения в 1972-м Владимир Щербицкий, бывший партийный начальник Днепропетровска. К сожалению, в проект Шаленного это произведение не вошло – драматизм сюжета неявный.

Археология рейдерства. Рецензия на выставку Никиты Шаленного "Где брат твой?"

Неизвестный автор. Награждение УССР орденом Октябрьской революции. 1970-е.
Фото: Галерея «АртСвит»
Неизвестный автор. Награждение УССР орденом Октябрьской революции. 1970-е.

Хроника текущих событий заставляет по-иному увидеть и мультимедийную инсталляцию еще одного номинанта Третьей премии PinchukArtCentre для украинских художников – «Вода камень точит» Николая Ридного. На видео он зафиксировал рассказ бывшего служащего МВД Украины, ушедшего в каменотесы. Рядом, на пьедестале, гигантские гранитные бутсы, воспроизводящие те, в которые обувают бойцов спецподразделений. Зритель смотрит на них снизу вверх.

Николай Ридный. Вода камень точит. 2013. Мультимедийная инсталляция.
Фото: Константин Дорошенко
Николай Ридный. Вода камень точит. 2013. Мультимедийная инсталляция.

Тема государственного насилия витает даже вокруг задорной выставки «Африканская зима», собранной из посольских и частных коллекций в киевской галерее «Минус 4». Среди масок, тамтамов и прочей африканской экзотики ярмарочной яркости экспозиции добавили нарочито примитивные полотна Абдула Барри. Выпускник École des Beaux-Arts в Абиджане, он помогал запрещенной правительством Кот-Д’Ивуара партии «Объединенные Республиканцы» в разработке плакатов, футболок и другой агитационной продукции. За что в 2003-м полиция разгромила студию художника, его регулярно избивали и в 2006-м он бежал в Гвинею. Оттуда – нелегально переправился в Украину. Годы разбирательств в здешней миграционной службе не принесли результата, зато Барри понял, что рынок не нуждается в очередном художнике классической школы и перестроился в псевдонародном направлении. В 2011-м его пригласила к участию в выставке «Эйнштейн был беженцем» куратор «Минус 4» Оксана Шевченко. Отмеченный там функционерами комитета по делам нелегальных мигрантов при ООН, спустя четыре месяца Абдул официально уехал в Квебек.

Абдул Барри. Взгляд. 2011. Холст, масло. Из коллекции Аглаи Топоровой
Фото: Галерея «Минус 4»
Абдул Барри. Взгляд. 2011. Холст, масло. Из коллекции Аглаи Топоровой

Африканская тема в пространстве «Минус 4» вызывает воспоминания об образах секса практически без насилия. За стеной галереи, расположенной в здании, в прошлом принадлежавшем Центру развития моды, был некогда самый профессиональный подиум Киева. В 1997-м, накануне Нового года, вдохновленный личным присутствием и ювелирной коллекцией одного из своих кумиров, Эндрю Логана, Андрей Бартенев представил там перфоманс «Нижнее белье для Африки». Под приблизительно африканские ритмы на дорожку выходили, пританцовывая, манекенщики с головами советских кукол, приделанными к чреслам вместо трусов.

За стенами Центра развития моды тогда было, как и сегодня, немало насилия. Но – частнопредпринимательского. Среди выживших его участников – кто-то нынче во власти, кто-то – в тюрьме, кого-то ждет переход из первого состояния во второе. Похоже, новые поколения украинских граждан решительно настроены потеснить этих героев из прошлого.

Константин Дорошенко Константин Дорошенко , Критик, куратор современного искусства