ГлавнаяКультура

Записки режиссера. Школа злословия.

Лет 20 назад один мой давнишний приятель отправился в США читать лекции по лингвистике, да так там и остался. Когда мы с ним впервые после этого встретились, он мне, чуть ли не прямо с порога, заявил:

- Кошмар, что там делается! Ты представляешь, когда ко мне в кабинет заходит студентка, я обязан держать дверь открытой! Этого не делай, того не скажи! Нельзя говорить негр, латинос или гомик - засудят! Не говори «жирный», скажи - «человек с избыточным весом». Не безработный, а вынужденно отдыхающий. Не короткий, а вертикально недоразвитый, да, так, что ли?.. У них это называется - политкорректность. От неё там все просто с ума спятили!..

Записки режиссера. Школа злословия.
Фото: newsland.ru

Прошло время, мой дружок уже почтенный профессор университета в Сан-Диего, а к американской политкорректности всё никак привыкнуть не может, хотя и придерживается. Вроде и закона об этом нет. Есть закон о свободе слова. А о политкорректности - нет. Но теперь он всё же старается со словами быть поаккуратнее.

Владимир Буковский, например, тоже считает, что их «политкорректность - хуже ленинизма». Ему, бывшему политзеку, отсидевшему в советских тюрьмах и на принудительном лечении 12 лет за право думать и говорить свободно, смириться с этим, живя на Западе, действительно тяжело. И я его понимаю.

Но когда некоторые наши интернет-умники, со своими развязными, грязными языками, под видом борьбы с исторически неведомой им политкорректностью, настаивают на своём праве безнаказанно оскорблять и унижать других, мне это не нравится.

«Каким бы возмутительным, антигуманистическим, неверным фактически не было заявление, оно похвально и положительно, если только неполиткорректно. Безразлично, чем и как будет взорвана система поголовной лоботомии.

Оскорбляйте политкорректоров и их коров! Даже если их посыл похвален - надругайтесь над ним».

Возможно, смысл, вкладываемый мной и ими в само это слово, сильно отличается. Для меня политкорректность состоит в том, чтобы в используемом языке избегать всего того, что могло бы быть оскорбительным для тех или иных категорий лиц по признаку расы, пола, вероисповедания, сексуальной ориентации, возраста, интеллектуальных способностей и так далее. Т.е., запрет на хамство. Даже невольное, даже если я сам ничего оскорбительного в своих словах не вижу.

Фото: dailymail.co.uk

Для моих же невольных оппонентов политкорректность - это, как они утверждают, запрет на честность их оценок и прямоту их суждений, на право человека оставаться самим собой и говорить так, как он считает нужным говорить. При этом, не обращая никакого внимания на то, как воспримет твои слова противоположная сторона. А ещё лучше, под видом похвальной прямоты, оскорблять сознательно (почти всегда трусливо, под «ником»).

Один мой львовский знакомый, приятный во всех отношениях и весьма не глупый человек, употребил при мне слово «жид». Видя, что я поморщился, он принялся мне с жаром объяснять, что в этом слове нет ничего обидного, что оно традиционно используется на Западной Украине и пришло туда из Польши, где, вообще, является единственным обозначением еврея, что не надо к этому относиться так болезненно… Я ему сказал, что всё это верно, но если евреям проживающим в Украине это слово не нравится и они считают его оскорбительным для себя прозвищем, то для культурного и воспитанного человека это будет достаточным основанием, чтобы его на людях больше не употреблять. Не знаю, убедил ли я своего приятеля, но слово это, в моём присутствии, он использовать перестал. А значит, с моей точки зрения, повёл себя теперь в отношении меня политкорректно. И что же в этом плохого? И для него, и для меня? И для всего нашего общества?..

Но мы продолжаем над этим хихикать и стебаться. Конечно, даже самое доброе и полезное дело при желании можно легко довести до абсурда. А потом иронизировать по этому поводу до колик в животе (см. «шутки» г-на Задорнова). Но если люди просят не называть их хохлами, кацапами, чурками или черножопыми, то неужели так трудно без этих слов обойтись? Привселюдно не называть друг друга «бандерлогами» и «дондбасдаунами»? Или это дело принципа?..

Фото: segodnya.ua

Редко соглашаюсь с Глебом Павловским, но в данном случае даже процитирую:

«Российский язык вражды – это специфическое оружие самозащиты. Этот язык, с помощью которого не только защищаются, но и атакуют, сам также является языком предельного насилия, вражды и ненависти. Он обильно заимствовал элементы крайнего уничижения и презрения, корни, которые явно обнаруживаются в прошлом, но функции остроактуальны. Публичная сфера с легкостью приватизируется теми, кто говорит на языке вражды».

А ведь прав, действительно, разве не этот язык вражды является основным не только в быту, сколько в нашей публичной сфере - на митингах, в парламенте, в дискуссиях на телевидении?

«Когда люди не справляются с собой, они принимаются за «чужих» – находят или придумывают их. Опасность этого языка – в его потребности выдумывать врагов там, где их нет, и заселять ими собственное пространство. Так что не следует спутывать «таджиков», «силовиков» и «фашистов», обитающих в ландшафтах данного языка, с реальными фашистами, или таджиками – они не более чем спарринг-фантомы, нужные для минимальной обоснованности права носителей такого языка на преимущественное насилие».

Трудно не согласиться с господином Павловским. Печально только, что эта беда поразила и Украину. Я не говорю сейчас о бытовой сфере, там своя специфика, я говорю о сфере публичной. О забвении «сильными мира сего», принципов истинной политкорректности.

Америка, где всё это начиналось, страна изначально эмигрантская. А значит и многонациональная. Удержать либеральными методами такое количество разномастного и разноплеменного народа в приемлемых рамках, задача невероятно сложная. Да, свободы, которыми сейчас реально пользуются граждане США, впечатляют. Но система сдержек и противовесов в виде специальных законов и традиций неукоснительно действует и в этой самой рассвободной стране. И действует эффективно. Именно одной из таких сдержек и является негласное соглашение о политкорректности, предписывающее американскому обществу именно такую, странную для многих иностранцев, линию поведения. И как бы не ворчали сами американцы, это у них работает.

Фото: gay.org.ua

Но что хорошо работает в Америке, может не годиться для других стран. Правда, никто же и не настаивает на слепом копировании. Но и игнорировать то положительное, что есть в американском и европейском опыте политкорректности, тоже нелепо.

Так почему бы и нам, неизбалованным привычкой уважительного отношения друг к другу, не попробовать исключить из своего лексикона слова способные, пусть и невольно, но больно ранить другого человека, возможно просто более мнительного и чувствительного чем вы. Или мы хотим только войны?

Если нет, то с помощью элементарного самоконтроля, хотите, называйте это самоцензурой, проблему можно решить. Ведь с её помощью, многие из нас уже не сморкаются на пол, не тыкают старшим и даже ходят на концерты Кофмана. Так и разумная политкорректность должна стать просто частью нашей общенациональной культуры. Не больше и не меньше. Ведь мы с вами, в отличие от тупых америкосов, люди культурные, не так ли?..

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter