ГлавнаяМир

​Европа в 2017 году: на пороге серьезных изменений

Внутренние процессы в ЕС особенно важны для Украины так как у нас существуют европейские и евроатлантические устремления, а запад активно вкладывается в процесс урегулирования ситуации на Донбассе, экономическую и политическую помощь. Поэтому Киев не заинтересован в усилении евроскептиков, критичным является и увеличение в ЕС количества «друзей Путина».

​Олег Чабала ​Олег Чабала , политический эксперт

Фото: history4you.ru

В 2017 году ЕС столкнётся с вызовами, угрозами и многими сложностями на внешнем и на внутреннем уровнях, которые имели место и в предыдущем году. При этом стоит ожидать и новых, а также обновленных тенденций. Поэтому будущее всего евросообщества, а также его соседей и существенной части мирового сообщества зависит от того, насколько ЕС сможет эффективно противостоять вызовам и проблемам, будет в состоянии их минимизировать и нейтрализовать.

В частности, ЕС стоит на пороге ожидаемого нарастания и усиления националистических и европессимистических настроений, увеличения количества евроскептиков и политиков-популистов.

Кризис идеи объединенной Европы: реальность или миф?

Романтический еврооптимизм уже давно сменился прагматизмом, а поэтому все завит от того как видят будущее Евросообщества руководители стран и наднациональных структур. Важное значение имеет то, пойдет ли ЕС по пути видоизменение формата объединения стран, коррекции форм сотрудничества, или ограничится лишь определенными сферами.

Можно согласится с коллегами-экспертами в том, что «в политическом ландшафте ЕС начались тектонические сдвиги», которые активизировались под влиянием разнообразных кризисных явлений как внутри, так и за пределами евросообщества.

Существует и ограниченный кризис доверия к власти в ЕС. Возрастает национализм, в условиях нивелирования важности и ценности идеи надгосударственности, которая постепенно теряет свою привлекательность. 

Усилится уязвимость политических и институциональных основ европейских государств и наднациональных структур, под влиянием факторов связанных с беженцами, популизмом и евроскептицизмом.

 Митинг польских националистов против мигрантов и исламизации Европы, апрель 2016
Фото: EPA/UPG
Митинг польских националистов против мигрантов и исламизации Европы, апрель 2016

Как и ранее, в 2017 году можно ожидать усиления конфликтности между отдельными государствами и европейскими институциями.

Перманентные конфликты могут разгораться не только по вопросу мигрантов, но и относительно путей последующего развития и существования ЕС. Плюрализм мнений может сыграть с сообществом злую шутку – учитывая наличие государств-«троянских коней».

Конфронтация на определенных уровнях может привести даже к применению санкций со стороны ЕС по отношению к определенным странам (Польша, Венгрия и не только).

Также существует опасность дезинтеграционных процессов, которые под влиянием множества факторов может только усилится. После Brexit ЕС может оказаться перед угрозой если не выхода определенных стран (это может касаться Италии, Франции и не только), то, во всяком случае, сложностей связанных с единой валютой – когда определенные страны решат отказаться от евро и вернуться к национальным денежным единицам.

Со сложностями, связанными с имплементацией процесса двухлетнего выхода из ЕС столкнется Великобритания. При этом, кабинет Терезы Мей как и ранее будет «осаживать» желание Шотландии и Северной Ирландии провести свой референдум о независимости и автономном вхождении в состав Евросоюза.

 Председатель Комиссии ЕС Жан-Клод Юнкер (второй слева) и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во время неформальной встречи глав государств ЕС на Мальте, 3 февраля 2017.
Фото: EPA/UPG
Председатель Комиссии ЕС Жан-Клод Юнкер (второй слева) и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй во время неформальной встречи глав государств ЕС на Мальте, 3 февраля 2017.

Определенные страны, такие как Греция, в следствии урезания помощи от ЕС или полного ее прекращения могут пережить очередной не только экономический, но и политический кризис. А это может подтолкнуть Афины к еще большему сближению с РФ и/или выходу из еврозоны (возвращение к национальной валюте) или даже ЕС.

Миграционный кризис: останется ли он на повестке дня

Можно ожидать новых волн беженцев в ЕС не только со стороны с Ближнего Востока, но и из Африки. Кроме того, провоцирование очагов нестабильности, скорее всего, будет происходить также и на Балканах – дестабилизация ситуации может начаться с обострения ситуации вокруг Косово, продолжаясь и по другим направлениям.

Тактика создания очагов кризисов в Европе может поддерживаться со стороны РФ. Это связано с тем, что таким образом может происходить ускорение децентрализации в Европе, тем самым заставляя европейские страны задуматься о выходе из ЕС. Во всяком случае, эта ситуация провоцирует к закрытию в одностороннем порядке границы определенными странами ик усилению самостоятельности в вопросах внешней политики, в противовес европейским институциям.

Тот факт, что ЕС в той или иной мере справился с миграционными волнами из Сирии вовсе не гарантирует их возобновления. Есть признаки подготовки к провоцированию широкомасштабных волн беженцев из Ливии и других не только африканских стран.

Существенную роль, как позитивную, так и негативную в процессе противодействии миграционному кризису ЕС может сыграть Турция. Потоки мигрантов удалось минимизировать путем соглашения ЕС с Анкарой. Однако, ситуация в сравнении с 2016 годом изменилась и теперь не совсем понятны последующие шаги Турции (и не только в этом вопросе). Турция существенно охладела к ЕС. В тоже время, взаимоотношения Анкары с Москвы улучшились и именно под влиянием России Эрдоган может пойти на те шаги, которые в негативном ключе могут повлиять на состояние дел в Европе.

Встреча президента РФ Путина и Турции Эрдогана в Санкт-Петербурге
Фото: EPA/UPG
Встреча президента РФ Путина и Турции Эрдогана в Санкт-Петербурге

Обновление ЕС - реакция на внутренние и внешние сложности

ЕС заинтересован в имплементации не только стратегии восстановления общественного доверия к Евросоюзу. И речь идет не только о последствиях референдума в Британии или угрозе подобных процессах в других странах. Скорее, это работа над расширенной «Братиславской дорожной картой» (инициатива Еврокомиссии и президент Европейского Совета Дональда Туска), которая кроме вопросов миграции и внешних границы, внутренней и внешней безопасности, экономического и социального развития, должна включать Детальный план обновления ЕС (будет подготовлен к марту 2017 г.).

Существование Плана с четкими сроками и шагами не гарантирует безоблачность взаимоотношений внутри ЕС. Тем более с учетом достаточно непростых электоральных циклов в Европе.

В том случае, если направленные на «обновление» ЕС усилия евробюрократов не увенчаются успехом, существует вероятность того что некоторые страны могут приостановить свое членство в ЕС. Как вариант выйти из еврозоны и/или Евросоюза.

Не стоит исключать и того, что Великобритания пойдет по пути строительства альтернативы ЕС со своим доминированием. На начальном этапе речь может идти о гибридном проекте в пределах которого могут быть адаптированы идеи Балто-Черноморской дуги, «Межморья» и т.д.

Яблоком раздора может стать вопрос продления, смягчения или отмены санкцийпротив РФ. На руку Москвы может сыграть наличие уже существующего пророссийского лобби со стороны европолитиков из разных стран ЕС, как и существование формирующих общественное мнение пророссийских информресурсов.

Определенные сложности могут возникнуть в вопросах дальнейшего развития энергетических проектов стран ЕС с РФ. Экономический национализм определенных стран может сыграть на руку Кремлю.

Фото: EPA/UPG

Вопросы безопасности: вместе или раздельно?

В 2017 г. будет активно проводиться работа, направленная на улучшение взаимоотношения между структурами сектора безопасности (в первую очередь речь идет об спецслужбах), каждой отдельной страны и в целом ЕС. Ведь угроза терроризма останется актуальной. В зоне риска находятся страны, в которых запланированы выборы. Именно они актуализируют необходимость определенного ограничения прав граждан и усиления вмешательства в их личную жизнь для всеобщей безопасности. При этом, как говорит Дж. Демпси, ЕС столкнется с дилеммой обеспечения безопасности и сохранения европейских ценностей, и при этом не навредив культуре политической корректности.

Следует ожидать активизации усилий, направленных не только на защиту внешних границ, но и совместной контр- и разведывательной деятельности стран ЕС.

Что касается взаимодействия силовых структур, то речь уже не идет исключительно об обмене данными о неблагонадежных лицах, которые пересекают границы Евросоюза. А и об интеллектуальных системах видеонаблюдения (видеофиксации) и распознавания, совместных операциях и т.д.

Будут проводится мероприятия для усиления слаженности силовых структур европейских государств. Ведь в противном случае, некоторые государства могут частично или полностью вернуться к практике проверок по периметру своих границ (восстановить пограничные контрольно-пропускные пункты), тем самым подрывая Шенгенские принципы.

Фото: EPA/UPG

Среди европейских приоритетов появится борьба с пропагандой и дезинформацией (в первую очередь - со стороны РФ). Контрпропагандистская работа будет касаться также экстремистских и террористических организаций (Аль-Каида, ИГИЛ и др.). Более существенную роль начнет играть усиленная и видоизмененная «Оперативная группа по стратегическим коммуникациям на Востоке» (EastStratComTaskForce), которая превратится, вероятнее всего, не только в составляющую часть Европейской службы внешних связей (EEAS), а в полноценный независимый орган с расширенными возможностями.

Европа-США: сохранятся ли союзнические отношения

Одной из угроз для ЕС является ослабление союзнических отношений со США. Это обстоятельство может существенным образом повлиять не только на трансатлантические (НАТО), но и европейские институты.

Безопасность Европы зависит от «зонтика безопасности» - здесь одну из ключевых ролей играют США. Хотя, при этом не стоит ожидать разрушения трансатлантического альянса и ЕС и как следствие усиления нестабильность и военно-политическом хаоса. Это идет вразрез интересов американского бизнеса и политики. Однако, элементы ограниченного «контролируемого хаоса» могут иметь место.

Поиск вероятных форматов Ялтинских договоренностей-2 (приводимых изданием «Блумберг»), не настолько выгодны США как об этом говорят. При президенте Трампе может произойти некая коррекция подходов, но дело вряд ли дойдет к сворачиванию трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (Соглашение о Трансатлантической свободной торговли и не только) между США и ЕС.

Фото: EPA/UPG

Внутриполитические тенденции: реальны ли гибридные коалиции

Политические перипетии 2017 года могут способствовать образованию в определенных странах гибридных коалиций в составе националистически настроенных лево- и праворадикалов. Это может произойти в Болгарии, Нидерландах, Германии, Австрии и других.

Независимо от того, к какому спектру относятся европейские партии (правому или левому), к какой категории (революционные, реформаторские, консервативные, реакционные) их общим объединяющим фактором может стать с одной стороны евроскептицизм, а с другой – желание сохранить целостность ЕС.

Увеличение количества евроскептиков связано не только с миграционным кризисом, но и с проблемами внутри ЕС, сложностями социально-экономического характера, поляризацией общества и усилением фобий, связанных в том числе с террористическими актами.

Нельзя говорить об универсальном евроскептицизме. Существенное значение имеют не только идеологические отличия партийных структур, но и их восприятие и видение будущего ЕС. От этого зависит политика партий в случае их прихода к власти.

Усиление евроскептиков в рядах многих партий может иметь кумулятивный эффект, вследствие чего такие структуры существенным образом не только усилились в парламентах некоторых стран (Словакии, Нидерландах, Польше, Финляндии, Австрии, Швеции, Испании и др.), но могут прийти к власти, постепенно подорвав «основы единства» ЕС.

Являются ли электоральные циклы угрозой Европе

Ряд электоральных циклов в Европе создают вызовы как для отдельных государств, так и в целом ЕС. Тем более, что избирательные процессыпройдут в ряде стран основателей Европейского союза (Нидерландах, Франции и Германии) и поэтому могут иметь существенное значение не только для этих стран, но ЕС в целом.

Существенные последствия может иметь низкий уровень поддержки политсилы Ангелы Меркель на парламентских выборах в Германии. Негативный эффект будет и от возможной победы на президентских выборах Мари Ли Пен и дружественных ей политсил.

Президент Национального фронта Марин Ле Пен
Фото: EPA/UPG
Президент Национального фронта Марин Ле Пен

В 2017 году парламентские выборы пройдут в Чехии, Норвегии и Нидерландах. Именно особенности электорального процесса в Нидерландах (март 2017 г.) могут стать определенным катализатором и повлиять на результаты выборы в других европейских странах - Франции и Германии, усилив электоральную поддержку ультраправых.

Выбирать президента, кроме Франции придут в Венгрии, Сербии и Словении. Эти страны интересны тем, что в них существуют пророссийские политики, у которых есть шансы оказаться у власти.

Определенное значение могут иметь и региональные выборы, которые будут проходить в Португалии и Великобритании.

Стоит учитывать и досрочные парламентские выборы в Италии (отставка после итогов референдума премьер-министра М. Рецци), Болгарии (необязательная отставки кабинета Б. Борисова после избрания нового президента) и намерение провести их пророссийским президентом Молдовы И.Додоном. По их итогам возможна победа пророссийски настроенных партий и политиков.

Скрытая подготовка к парламентским выборам может заблаговременно начаться в Австрии. И хотя они запланированы на 2018 год, существуют опасения, что электоральный цикл может стартовать еще в 2017 году.

Европейские избирательные процессы еще сильнее активизируют риторику относительно будущего ЕС. Высока вероятность смены элит (хотя бы частичной), правящих партий и коррекции коалиций.

Российский фактор на европейских выборах

По итогам европейских избирательных баталий сохраняется возможность, что победу во многих странах могут одержать политсилы, сочувствующие России. В первую очередь потому, что РФ всеми законными и незаконными способами будет поддерживать политиков-евроскептиков, независимо от того при власти они или в оппозиции. Стратегия Кремля – усилить внутренний кризис ЕС.

Путин формирует «круг друзей» в первую очередь для созданий условий по отмене (или хотя бы частичного ослабления) экономических санкций против Москвы. В орбите России уже находятся Италия, Греция, Венгрия, Кипр, Словения, Словакия и Болгария. Именно поэтому будет продолжаться активная работа со «слабыми звеньями» в составе ЕС. Акценты будут делаться якобы на потерях и утраченных возможностях из-за санкционных ограничений.

Фото: cyplive.com

Выводы

Европейское сообщество ожидает непростой 2017 год. Перечень вызовов, с которыми может столкнутся ЕС, может быть значительно шире, нежели изложено в статье.

Существенное влияние может иметь американский контекст в европейских делах. В том случае если США самоустранится от европейских дел, их место может занять Германия или Великобритания, которые заинтересованы в усилении своего влияния в европейских пределах.

Внутренние процессы, которые происходят в ЕС особенно важны для Украины так как у нас есть европейские и евроатлантические устремления, а запад активно вкладывается в процесс урегулирования ситуации на Донбассе, экономическую и политическую помощь. Поэтому украинское государство не заинтересовано в усилении евроскептиков, критичным для нашего государства является и увеличение количества «друзей Путина».

Очевидно, что Европейскому Союзу придется столкнутся с разносторонними и разнообразными вызовами, угрозами и кризисными явлениями. Насколько эффективно ЕС и входящие в него страны смогут с ними справиться, зависит не только будущее существование ЕС как организации, но и будущее всей Европы.

​Олег Чабала ​Олег Чабала , политический эксперт