ГлавнаяМир

Военная тайна

Жили-были в одной недалекой большой стране два Мальчиша-Кибальчиша, каждый из которых считал, что он и есть единственный Кибальчиш.

Военная тайна

Население этой большой страны тоже вначале было уверено, что Кибальчиш может быть один-единственный – раньше так и было. Но в один прекрасный день Мальчиш сказал, что ему надоело быть Кибальчишем, да и Конституция не позволяет – и предложил считать Кибальчишем совершено другого Мальчиша. Причем даже не пояснил на временной основе или на постоянной. И сам тоже никуда не делся, даром что устал, как раб на галере. За несколько лет бесконечного мелькания Кибальчишей на экране население окончательно запуталось. И теперь вряд ли кто-то может сказать с уверенностью, кто из Кибальчишей настоящий – тот, что был, тот, что есть или тот, что будет.

За год до президентских выборов в Российской Федерации кандидатура человека, который будет баллотироваться на высший государственный пост в стране остается главной военной тайной Кремля. Советники Дмитрия Медведева не раз давали понять, что именно он – а не Владимир Путин – должен баллотироваться в 2012 году. Совсем недавно именно эта мысль стала направляющей в телевизионной программе Владимира Познера на 1 канале – а по телевизору, тем более российскому, как говорится, врать не будут. С другой стороны, нет никакого логического объяснения тому, почему Владимир Путин не должен баллотироваться в 2012 году. В прошлый раз Путин не шел на выборы, так как ему не позволяли этого конституционные нормы. Сейчас никаких ограничителей для баллотирования Путина нет, к тому же он является лидером правящей партии – «Единой России». Почему эта партия должна выдвинуть в президенты не собственного лидера, а беспартийного кандидата Дмитрия Медведева?

Сторонники сохранения Медведева на посту президента говорят о нем как о новом современном лидере, который, очевидно, именно этой своей «модернизированностью» должен стать альтернативой консервативному Путину, эпоха которого прошла. Парадокс ситуации, однако, в том, что по мере приближения к выборам 2012 года Медведев все старательнее копирует политический стиль Путина, так что уже через несколько месяцев президента от премьера трудно будет отличить. Но для кого они проводят эту свою предвыборную кампанию, если ясно, что баллотироваться будет кто-то один, а второй в любом случае поддержит это решение?

В России президент – не столько глава государства, сколько гарант корпоративных интересов. Владимиру Путину нет нужды доказывать, что он является эффективным гарантом. Дмитрий Медведев старается продемонстрировать, что сохранение статус-кво будет еще лучшим вариантом для элит. Именно это и является сутью иногда прорывающегося на поверхность конфликта между вторым и третьим президентами России. Они зависимы от решения узкого круга «выборщиков» – олигархов, силовиков, политических ветеранов – которые и определятся с кандидатурой нового президента России.

Но интересна здесь, между прочим, даже не сама фигура – интересен расклад сил. Ведь президент и премьер могут вновь баллотироваться в тандеме. То есть Дмитрий Медведев вновь будет баллотироваться, но объявит заранее, что сохранит во главе правительства Владимира Путина – и тогда мы получим простое продление нынешней политической ситуации с ограниченными возможностями президента и сильным премьером. При этом можно будет сколь угодно долго ждать, что Медведев наберется мужества и отправит Путина в отставку – а это не произойдет вплоть до следующих президентских выборов, на которых Медведев уж наверняка не будет баллотироваться. Если же в президенты все-таки выдвинут Путина, то ситуация действительно изменится на противоположную – сильным станет президент, а функции премьера сведутся к декоративным. Попытайтесь быстро вспомнить глав российского правительства второго срока Путина и вы поймете, насколько не важной может быть фигура премьера.

Поэтому на самом деле главной военной тайной России является не то, кто будет баллотироваться на президентских выборах 2012 года, а сохранится ли после выборов политическая роль Владимира Путина. И на самом деле не очень важно в каком качестве – сильного премьера или главы государства. Важно, что именно сохранение Путина в том или ином виде может для российского правящего класса означать незыблемость выстроенного еще Ельциным корпоративного государства номенклатуры и олигархии и прочность гарантий вседозволенности и безнаказанности для тех, кто этим государством управляет.