ГлавнаяМир

Что такое КНР? Это чёрная метка

Чем сильнее будет интерес Китайской народной республики к Украине, тем больше будет ностальгия украинцев по добрым старым временам интереса ельцинской и путинской России к Украине.

Что такое КНР? Это чёрная метка

Визит президента Януковича в Китай и нарастающая активность КНР по отношению к ЕС спровоцировали сдержанно-восторженное внимание украинских печатных СМИ к этому государству.

На минувшей неделе (31 января – 6 февраля) к Китаю решили присмотреться сразу в нескольких изданиях: в газетах «Комментарии» и «Сегодня», в журналах «Країна», «Український Тиждень» и «Корреспондент». В предыдущие недели о КНР писали ещё и в газетах «2000» и «Зеркало недели», в журналах «Фокус» и «Профиль».

На мой взгляд, эти попытки выяснить, что же такое КНР и как с этим государством вести политику Украине, стоят подведения неких итогов.

Только в газете «Сегодня» №25 (3742) заметили, но не осмыслили суть внимания КНР к послесоветским государствам в целом и к Украине в частности: их не интересует то, к чему мы привыкли, то есть межгосударственные, так сказать, «церемонные» отношения; их интересует максимально приземлённая, абсолютно практичная выгода.

Это проявляется, прежде всего, в тщательном поиске, отборе и получении необходимых Китаю технологий и специалистов. Методы? Не важны.

Так, в статье о попытке шпионажа против Украины в пользу КНР описывается интерес китайских товарищей к наземному испытательно-тренировочному комплексу авиации в Крыму (более известному как «НИТКА»).

«НИТКУ» строили в 1970-80-х годах на аэродроме Саки в Крыму. В уникальных работах участвовали закрытые НИИ, КБ, режимные предприятия ВПК. Это стало единственным в СССР наземным комплексом, имитирующим стальную палубу тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». «НИТКА» предназначена для отработки техники взлёта-посадки боевых самолётов Су-25, Су-27К, Су-33. После распада СССР объект, аналоги которому имеют лишь США и Испания, отошёл Украине, хотя палубной авиации у нас нет. Зато на «НИТКЕ» регулярно тренируются российские лётчики-североморцы (в 2008-10 годах был перерыв). Документация по «НИТКЕ» строго засекречена – полигон является действующей воинской частью ВМС Украины, где поддерживается соответствующий режим».

И вот уже несколько раз украинским спецслужбистам приходилось ловить шпионов, которые «интересовались» «НИТКОЙ». Конечно, сложно поверить, что не все секреты родины ещё сданы, но, однако, это так. Наверное, потому, что Соединённые Штаты «НИТКОЙ» как-то не «интересовались».

А китайцы как раз занимаются развитием своих авианесущих кораблей и нуждаются в таком комплексе на территории КНР.

И вот одному из «бывших советских», плотно сотрудничавшему с КНР, в частности, по просьбе китайских товарищей приобщавшему бывших советских военнослужащих, сотрудников оборонных предприятий Украины, России, других послесоветских государств к научным семинарам и симпозиумам в КНР (они консультировали представителей ВПК и армии), – было поручено «добыть» документацию по созданию «НИТКИ» и использованию полигона.

Итог: шесть лет лишения свободы.

В прошлом году ещё трое украинцев были приговорены к лишению свободы на сроки от 7 до 11 лет за аналогичный «интерес» к «НИТКЕ».

В 1990-е годы отмечался также «интерес» китайских товарищей к «Южмашу».

Другую сторону внешней политики КНР отлично выразил посол этого государства в Украине Чжан Сиюнь в интервью газете «Комментарии» №3 (248).

Вопрос корреспондента: «Заинтересован ли Китай в украинском опыте строительства кораблей авианосного типа? Тем более что в прошлом году в китайских СМИ сообщалось о возможном выборе газотурбинных установок украинского производства для оснащения китайских авианосцев».

Ответ посла: «В Украине мощный сельскохозяйственный, научно-технический потенциал, а в Китае очень большие производственные мощности. Могу отметить хорошее сотрудничество в военно-технической отрасли, которое длится уже два десятка лет, и мы достигли некоторых успехов на взаимовыгодной основе. Хотел бы, чтобы мы продолжили это взаимовыгодное сотрудничество».

Если перевести его ответ с дипломатического языка, на человеческий, то станет ясно, что производство в Украине не интересует Китай. Что интересует? Верно: сельскохозяйственные товары в меньшей степени и в большей степени знания, советские технологии, в основном военные, оставшиеся у нашего государства. За которые китайские товарищи предпочитают не платить.

Однако если они и решат платить, то получится, скорее всего, сотрудничество вроде такого: купить у нашего государства несколько самолётов российского производства, поработать над ними и создать «свой» прототип самолёта.

Об этом немного написано в газете «Комментарии» №5 (250) в статье «$1,2 миллиарда для украинского ВПК».

В общем, не стоит искушаться этой суммой: если КНР что-то и покупает, а не ворует (кстати, в лучших советских военно-промышленных традициях), то для того, чтобы скопировать. Ну, или скопировать с улучшением.

Кстати, в сфере гражданского производства такое «копирование» привело к возникновению целой культуры под названием «Шаньчжай». Об этом немного написано в журнале «Країна» №4 (57):

Так что, деньги от китайских товарищей для ВПК являются деньгами на могильный памятник ВПК того государства, которое получило деньги.

И именно этим, а не какими-либо идеалистическими соображениями вызвано отсутствие военно-технического сотрудничества между ЕС и КНР и – особенно – США и КНР.

ЕС, правда, вскоре намерен снять эмбарго на поставки вооружений в КНР. Однако не потому, что после событий на площади Тяньаньмэнь, которые послужили поводом (а не причиной!) к введению эмбарго, в Китае что-либо изменилось в контексте демократии и прав человека. Но потому, что, во-первых, и времена нынче не те – ЕС нужны деньги; во-вторых, США перестали воспринимать Европу как особый регион и, соответственно, проводить по отношению к ЕС особую политику, а значит, то, что не устраивает США теперь не обязательно должно не устраивать также ЕС; и, в-третьих, в отличие от американцев, для которых военное превосходство критически важно, европейцы воспринимают эту тему гораздо спокойнее.

Подчёркиваю: КНР нужны технологии, а не военно-техническое сотрудничество; явная выгода, а не какие-либо отношения.

Они могут в нашей стране построить, например, завод по добыче и переработке марганцевой руды, но никогда – построить, поддержать или развить наукоёмкое производство.

И ещё важнее – понять, что Украина китайских товарищей интересует так же, как интересует их Судан или Нигерия, Бирма или Восточный Тимор.

Да, некоторые в КНР всё ещё смотрят на Украину, как на часть СССР, то есть сильного государства с серьёзной, хотя и не всегда мирной историей отношений с Китаем. Но поколение с таким взглядом на наше государство уже постепенно уходит; вдобавок, одной-единственной поездки китайца в нашу страну достаточно, чтобы понять, насколько это представление об Украине, связь её с СССР как с организованной и вдумчивой силой – незначительны.

Естественно, КНР интересует также и тот факт, что мы неплохо покупаем китайские товары. А по мере развития в Китае «очень больших производственных мощностей», это уже будет не только ширпотреб.

Вот почему КНР стоит воспринимать не так, как мы привыкли воспринимать субъекты мировой политики.

КНР – радикально не идеалистическое государство.

Со всеми другими субъектами мировой политики, с которыми украинцы имело дело до сих пор, можно было обсуждать в той или иной мере некую гуманитарную проблематику, перспективы, и на этом строить в том числе и экономическую политику. С китайцами иначе – представьте, что вы наяву, а не в кино, имеете дело с инопланетянами, которые питаются людьми или постепенно превращают людей в себя буквально – как ассимилируют уйгуров, тибетцев и другие этносы на территории КНР.

Это не те отношения, которые у нас были с россиянами. И не те отношения, которые, как кажется некоторым россиянам, пытаются выстроить с другими нациями американцы.

У вас есть что взять? Возьмут. Постараются не платить. Если совсем уж невозможно, то заплатят. Но эта плата – будет первой и последней, потому что дальше они постараются скопировать и потреблять своё.

Ещё один очень важный элемент поведения КНР – это склонность поддерживать в странах третьего мира любой режим, выполняющий обязательства, вне зависимости от того, насколько людоедски функционеры этого режима ведут себя по отношению к своим согражданам.

Беларусь? Иран? Камбоджа? Гвинея-Бисау? Да хоть ад во главе с Сатаной, лишь бы там было что добыть и вывезти в Китай, и было что продать из произведённого в Китае.

Вот почему усиление внимания собственного правительства к КНР любому обществу стоит рассматривать исключительно как чёрную метку – если китайские товарищи найдут что-либо для себя выгодное в вашей стране, то они сделают всё, чтобы ваше правительство, способное обеспечить эту выгоду, удержалось у власти на необходимый срок, несмотря на любую степень своей недемократичности.

И если, не дай Бог, в ближайшие десятилетия случится так, что на восточном направлении продолжится деградация России из субъекта в объект мировой политики, и в то же время будет происходить дальнейшее усиление КНР (тогда единственного субъекта на указанном направлении), то украинцы ещё испытают ностальгию по добрым старым временам интереса ельцинской и путинской России к Украине. По всем этим пережитым конфликтам, скандалам, контрактам и так далее.

Если России от нас было нужно братство, пусть и в немного извращённой форме, и обеспечивавшие его украинские президенты получали и независимость, и дешёвый газ, то КНР будут нужны только ресурсы и сбыт – людей в нас, нашу человечность они не заметят, как не замечают сейчас в Африке и Юго-Восточной Азии. Они – да, с удовольствием построят украинцам, скажем, госпитали, однако лишь для того, чтобы украинцы как потребители китайских товаров и добытчики той или иной руды, угля для китайских производств работали дольше.

Так что, тон украинской прессы – сдержанно-восторженный – по отношению к КНР вообще не уместен.

Это в Германии могут позволить себе рассматривать КНР как одну из основ глобального экономического роста. Это в Соединённых Штатах могут позволить себе проводить политику защиты своих интересов против интересов КНР. Это в Бразилии могут видеть в КНР партнёра. Но в такой стране, как Украина, нынешнее китайское развитие необходимо рассматривать исключительно как угрозу.

Не в том смысле, что у нас тут вскоре всюду будут одни китайцы, а в том смысле, что это растёт и развивается ещё один эксплуататор тех ресурсов, которые есть у нас. И ещё один субъект мировой политики, радикально неидеалистический в отличие от всех предыдущих, а также способный в условиях современного капитализма и глобализации эксплуатировать уже нас – целое общество – как ресурс.

Дмитрий Литвин Дмитрий Литвин , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter