ГлавнаяОбществоЖизнь

Налог на верность для украинских военных

Полгода назад крымских военных, отказавшихся перейти на сторону России, щедро осыпали обещаниями – от внеочередных воинских званий и наград до многоразового повышения зарплаты. Вопросы же первоочередные – помощь с переездом и адаптацией на новом месте службы – вообще рассматривались как нечто само собой разумеющееся. На деле десятки тысяч людей в погонах по сегодняшний день скитаются по съемным квартирам и комнатам вместе с семьями. Зарплаты же во многих случаях – либо уменьшились, либо остались на прежнем уровне. Теперь такие вопросы считают как минимум неприличными. Аргументация одна и та же: в стране война, денег нет.

Фото: Алёна Василевская

Четыре тысячи гривен в месяц на троих. Без жилья, мебели и необходимых вещей. Да еще и с ребенком двух лет на руках. Таковы реалии жизни семьи Натальи на новом месте – в Одессе. Оба супруга – пограничники. И оба остались верны Украине после крымских событий. В родном Севастополе им пришлось оставить служебную квартиру. В ней молодая пара прожила всего несколько месяцев. Успели только отметить новоселье да в складчину сделать ремонт. Теперь государственные квадратные метры, а вместе с ними и новенькую мебель семьи украинских пограничников обживают россияне. Соседи рассказали, что в квартиру практически сразу въехали новые сотрудники крымской погранслужбы. Бывшие товарищи по части не потрудились передать или хотя бы сохранить личные вещи. Вывезти их на материк в апреле было невозможно.

"Мне трижды звонили из части с вопросом, останусь ли я служить в Севастополе. Когда я в очередной раз ответила, что давала присягу украинскому народу, ему и буду служить, мне порекомендовали как можно скорее оставить Крым. Личное дело отдавать отказались. Позже бывшие сослуживцы признались – все документы просто сожгли. Так что в Одессе я оказалась как чистый лист. Пришлось просто идти в часть и говорить: "Здравствуйте, я из Крыма". Слава Богу, перевели без проблем", - делится Наталья.

Читайте: Новые русские

Жилищный вопрос для семьи пограничников пока что закрыт. Даже если удастся возобновиться в очереди, говорят командиры, квартира в Одессе – перспектива нереальная. И предлагают – переводиться в другие города Украины. Мол, там с жильем попроще. Только вот моря нет. А супруг Натальи – морской пограничник.

Пока удалось добиться компенсации за поднаем жилья. Хотя квартиру на таких условиях пришлось искать около двух месяцев. Одесситы просто не хотели связываться с военной госструктурой. И в принципе не ошиблись. В этом месяце, делится Наталья, деньги на жилье задержали. Причина в том, пояснили, что из-за событий на востоке страны у государства не хватает рук, чтобы решать все проблемы оперативно.

По статистике Министерства обороны в Крыму остались 805 государственных квартир, 718 из которых были заселены. Теперь же их бывшим жильцам предлагают либо получить право собственности на крымские квартиры на материке (с чем вряд ли согласится Россия), либо возобновиться в квартирной очереди и получать компенсацию за поднаем жилья – от 1218 до 3654 гривен в зависимости от населенного пункта и количества членов семьи. Такое право, утверждают в ведомстве, закреплено в инструкциях и приказах.

Украинские морпехи узжают из Феодосии на материк
Фото: Алёна Василевская
Украинские морпехи узжают из Феодосии на материк

На поднаем в 2014 году государство выделило 120 миллионов гривен. Правда, о том, насколько адекватна эта цифра реальным потребностям армии, в МО не уточняют. Как и не озвучивают цифру, какое количество военных полуострова остались верны присяге и перевелись на материк. При этом сообщают, что желающих возобновиться в квартирной очереди в списках гарнизонов нет.

Однако капитан второго ранга Александр Микитюк уверен – Минобороны просто игнорирует их, нарушая права военнослужащих. Потому что, по его словам, реальную возможность воспользоваться компенсацией за поднаем жилья и вернуться в квартирную очередь сегодня могут немногие переселенцы в погонах. Сам он тщетно пытается добиться выплат уже который месяц.

"Военнослужащие собирают необходимые документы, комплектуют жилищное дело, несут его в квартирно-эксплуатационную часть Одессы. А там от них требуют справку из Севастополя, что стоял на очереди, и еще выдержку из домовой книги военной части, - возмущается Александр. - Ссылаются на то, что в законодательстве иная процедура не прописана. Может быть, кто-нибудь из Минобороны знает, где в нынешний момент находятся домовые книги частей, захваченных оккупантами?"

У капитана третьего ранга Руслана Надольного все справки есть – успел оформить до "референдума". Но ни квартиры, ни денег за поднаем нет. Потому что по бумагам он – обеспеченный жильем офицер. В Минобороны пообещали, что свою севастопольскую квартиру Руслан сможет приватизировать в госструктурах Одессы. Правда, гарантировать, что власти Крыма признают эти бумаги, никто не может. И если квадратные метры перейдут по наследству России, то Руслану придется доказывать, что недвижимость в Крыму он потерял, и заново становиться в квартирную очередь. Пока же коренной севастополец, не признающий триколор, отдает за съемное жилье половину своей зарплаты. Которая, кстати, уменьшилась на тысячу гривен. Военный шутит – государство собрало налог на верность.

Причиной сокращения выплат стало постановление Кабмина №199 от 25 июня "Про внесення змін до постанови Кабінету Міністрів України від 22 вересня 2010 р. № 889". Оно отрезало примерно 40% ежемесячного денежного вознаграждения (около 20% всего денежного обеспечения, от 1300 до 1700 грн в зависимости от оклада) военных, которые служили на полуострове и не являются летным составом или не относятся к ВМС. В списке "счастливчиков" оказалась даже часть личного состава известной авиационной бригады Бельбека, военные журналисты, ПВОшники.

Волонтеры фейсбук-группы "Тризуб Нептуна", которая занимается проблемами крымских военных, называют некоторые цифры. Например, в Севастополе офицер ракетного катера "Прилуки" получал зарплату 8000 гривен. В Одессе после перевода в другое подразделение стал получать 5000. Это при том, что ни жилья, ни друзей, ни родственников на новом месте нет. И вопрос с поиском работы для жен военнослужащих тоже, как правило, решается не молниеносно. В среднем зарплата сократилась на 1500 гривен. Волонтеры рассказывают – большинство несемейных переселенцев до сих пор живут на кораблях и в частях.

"Люди приезжали на материк по сути "голыми" - с минимальным количеством одежды и нужных вещей, - рассказывает Игорь, один из администраторов группы. – Мы собирали все – от памперсов до кастрюль, помогали деньгами, лекарствами, искали недорогое жилье. Теперь – собираем средства на технику для военных, потому что основная ее часть осталась в оккупированном Крыму. Остальных военных поддерживают целыми регионами. А наших поддержать некому, кроме нас".

Одна из последних инициатив группы – покупка двух авто для морского спецназа. До этого – на десятки собранных тысяч гривен закупали медикаменты, обувь и технику для крымчан в АТО.

Далеко не все военные готовы говорить публично о своих проблемах. Одни уверены, что наплевательское отношение к людям в госслужбах неискоренимо. Ждут окончания контрактов, чтобы разорвать отношения с государством навсегда. Один из таких украинских военных (называть свое имя он не хочет) сохранил верность присяге, уехал из Севастополя в Одессу, но служить дальше не стал. При первой возможности уволился и вернулся в родной город уже как гражданский, а не как военный.

Другие военные верят, что их зарплаты и компенсации идут на выплаты военным в зоне антитеррористической операции, поэтому готовы молча терпеть неудобства, чем и пользуются чиновники. Есть военные, которые готовы защищать свои права, в том числе и в судах. Например, Александр Микитюк объединил в фейсбук-группе SOS NAVY UA военных с похожими проблемами, чтобы вместе добиваться справедливости. Активисты уверены, что чиновники Минобороны своими действиями деморализуют военных, а это - почва для будущего дезертирства и измены присяге.

Елена Соколан Елена Соколан , журналистка из Крыма
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter