ГлавнаяОбществоЖизнь

Страна кафкианского абсурда

30 января 1923 года в присутствии народных комиссаров Троцкого и Луначарского в Москве было инсценировано заседание политического трибунала, осудившего к смертной казни… Бога.

Москва, 1923. Храм во имя Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость превратился в клуб мыльного завода, но иконы, как мы видим, остались
Фото: blogger.com.ua
Москва, 1923. Храм во имя Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость превратился в клуб мыльного завода, но иконы, как мы видим, остались

Это публичное действо было естественным для новой, большевистской власти. Позднее, 15 мая 1932 года специальным декретом советского правительства за подписью Сталина была объявлена «безбожная пятилетка». В 60-ые годы прошлого века в коммунистической Албании диктатора Энвера Ходжи крещение ребёнка наказывалось смертью…

И это, и многое другое вспоминаю, когда вижу нежнейшие лобзания украинских последователей Сталина с рукоположенными в высокий церковный сан священнослужителями. Потому что помню и другое, другие примеры религиозного чувства и нравственного поведения, там, в лагерях. Искреннюю веру искренних людей, продолжающих верить в Творца и дарованные человечеству нравственные ценности.

Прежде, в СССР я часто говорил и писал, что живу в стране Кафки. В стране абсурда. Сейчас я всё чаще думаю, что независимое украинское государство также живёт и развивается по принципам кафкианского абсурда. Духовная и душевная близость священнослужителей с последователями мистического учения марксизма-ленинизма тому иллюстрация. Разумеется, это касается не одной лишь Украины и не только христианнейших иерархов. Совсем недавно Россия наблюдала искреннюю дружбу депутата государственной думы от КПРФ Иосифа Кобзона с московскими раввинами. Список примеров может быть продолжен.

Понимаю, вторгаюсь в запретное. Об этом не пишут и не говорят вслух. Не принято, да и опасно. Мрачная складывается ситуация: чем меньше в стране искренне, глубоко верующих людей, тем больше возникает новых храмов. Увы, языческих храмов, изредка посещаемых так называемыми «пасхальными» христианами. На этом фоне легко вербуют себе прихожан всевозможные экзотические «новые церкви», сайентологи и подобные им, отрицающие основные ценности земной цивилизации. За выбором христианского, парахристианского или внехристианского сектантства чаще всего стоит жажда почувствовать себя в общине. Среди душевно родственных людей, тёплых и близких тебе. Всё это следует проговаривать вслух.

В Ольстере враждуют католики с протестантами, в бывшей Югославии – православные с мусульманами и католиками, и нет необходимости спрашивать, какой процент среди этих православных и католиков регулярно ходит к исповеди и причастию, какой процент мусульман совершает намаз. Это мудрое замечание православного интеллектуала Сергея Сергеевича Аверинцева должно стать важным девизом наших постоянных нравственных усилий. К счастью, украинская паства не заражена опасными вирусами агрессии, несмотря на мощные и целенаправленные усилия многих украинских политиков открыть этот ящик Пандоры.

Как известно историкам, в секретном письме к руководителям России Ленин требовал «осуществить расправу над духовенством и верующими с самой бешеной и беспощадной энергией». Историки – знают, помнят. А церковные иерархи не знают, забыли. Опасное беспамятство, последние наши выборы это ярко продемонстрировали. Понимаю, политики используют любые методы, любые технологии. На то они и политики. На сей раз – не получилось, в результате к власти в стране достаточно близко подошли радикалы. Так отреагировала на реалии значительная часть украинских избирателей. Как по мне, детская, неумная реакция протеста. Хотя и такая понятная… Пошлость приходит в восторг и иступление, когда находит саму себя, одарённую харизмой. Эти эмоции сегодня испытывают наши отечественные радикалы. Сегодня они не опасны, хотя и являются носителями идеологии. Но – только сегодня. Завтра их могут сменить другие, сумеющие взрастить реальных лидеров. И тогда мы ещё раз убедимся в том, что никто в такой степени не лишает человека его свободы, как любовь к «народным вождям».

Следует помнить, религия есть способ ориентироваться в вечности, идеология – способ ориентироваться во времени. Результаты последних выборов свидетельствуют: мы всё ещё не видим выхода из посттоталитарного тупика. Нам явно ближе идеология. Привычней. Нам по-прежнему хочется простых решений.

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter