ГлавнаяОбществоЖизнь

Записки режиссера. С газетой перед телевизором

Административный суд Берлина вновь занялся рассмотрением давнего дела о торжественном закрытом обеде в федеральном ведомстве канцлера ФРГ, который Ангела Меркель в апреле 2008 года провела в честь главы «Deutsche Bank» Йозефа Акермана.

Записки режиссера. С газетой перед телевизором

Вот прицепились к пустяку! Дело яйца выеденного не стоит, а сколько шума вокруг.

Началась эта истерия «свободной прессы» ещё в 2009 году, когда журналисты телепрограммы "Report Mainz" вынюхали, что тот обед фрау Меркель, оказывается, был не просто так, а посвящен 60-летию герра Акермана и что, таким образом, финансист, возглавляющий крупнейший частный банк ФРГ, отметил свой юбилей вроде как за счет налогоплательщиков.

Ай-я-яй! Большое дело! Наши бы и ухом не повели.

А Ангела Меркель начала спешно объясняться, что речь шла не о праздновании юбилея Акермана, а всего лишь о "сопутствующем 60-летию ужине" и беседе, в которой приняли участие представители бизнеса, научного сообщества и деятели культуры.

Нам всё это смешно! Вроде в Германии для журналистов нет более важных тем, чем этот ужин, а у канцлера огромной страны есть время отвлекаться от государственных дел на такие пустяки, как провинциальный "Report Mainz". Но, вот, находят время - и журналисты, и начальники. А почему?..

А потому, что в демократичном сообществе происходит постоянный и свободный круговорот информации, и это как раз и является основополагающим элементом работы большинства местных СМИ. Что, в свою очередь, позволяет рядовым гражданам полноценно участвовать в общественной жизни. Но что ещё более важно – открытость информации увеличивает доверие граждан к правительству, позволяет им понимать, почему принимаются те или иные решения и отслеживать их выполнение. И власти это ценят. Поэтому Меркель и не промолчала.

Но так сотрудничают масс-медиа и власть не только в Германии, но и во всех ныне процветающих странах: Швеции, Австрии, Канаде, США….

«Правительство без информации для народа, или возможности её получать - это лишь пролог к фарсу или трагедии, или, возможно, и к тому, и к другому».

Не о нас ли, и о нашей истории это сказано?.. Но нет, эта прозорливая мысль принадлежит давно умершему Джеймсу Медисону, четвёртому президенту США и автору Билля о правах Конституции США.

Частью этого Билля является, краеугольная для работы американских, и образцовая для многих мировых СМИ, Первая поправка к Конституции США, которая гарантирует, что Конгресс США и власти штатов не будут:

«Посягать на свободу слова.

Посягать на свободу прессы.

Ограничивать свободу собраний.

Ограничивать право народа обращаться к Правительству с петициями об удовлетворении жалоб.

Поддерживать какую-либо религию, либо утверждать государственную религию. Запрещать свободное вероисповедание».

Эта знаменитая Первая поправка, вместе с остальным содержанием Билля о правах, была предложена Конгрессом ещё в 1789 году, вскоре после образования США, и ратифицирована в 1791 году.

С тех пор, власти, граждане и средства массовой информации Соединённых Штатов, упорно пытаются по максимуму использовать те возможности, которые им эта поправка предоставляет. Не без проблем, конечно, но всё-таки. И судебная ветвь власти, в интересах народа, следует этой традиции неукоснительно, несмотря на множество, без конца возникающих сложных и противоречивых ситуаций.

В воспоминаниях Джеймса Гудейла, адвоката нью-йоркской юридической фирмы, специализирующейся на Первой поправке и законах об информационной сфере, есть такой интересный, но, пока, увы, совершенно нереальный для нас, эпизод:

«В 1971 году, - пишет Гудейл, - я был генеральным юрисконсультом в "Нью-Йорк таймс", которая получила копию секретных «Бумаг Пентагона» – строго засекреченных материалов о принятии решений правительством США в отношении войны во Вьетнаме. После внимательного рассмотрения этих документов мы решили начать публиковать ряд статей об этой, зачастую неприглядной истории, которые давали основание предполагать, что правительство вводило американский народ в заблуждение по вопросам, связанным с этой войной.

В тот день, когда мы начали публиковать серию наших статей, мы получили телеграмму от министра юстиции США, в которой он предупреждал нас, что публикация этой информации является нарушением Закона о шпионаже. Министр юстиции утверждал также, что продолжение этих публикаций может нанести "непоправимый ущерб интересам обороноспособности США".

После этого правительство подало на нас в суд и убедило судью в необходимости временного судебного решения, запрещавшего "Таймс" публиковать эти материалы. После круговорота новых слушаний и апелляций, через две недели мы вновь оказались перед Верховным судом.

Он постановил, что мы можем продолжать публикацию «Бумаг Пентагона». Суд посчитал, что любое ограничение публикаций изначально "несет сильную презумпцию против ее конституционности" и что правительство не выполнило своего обязательства, состоявшего в обосновании таких ограничений. Суд рассмотрел это дело "на фоне глубокой приверженности страны принципу, согласно которому обсуждение вопросов, имеющих общественную важность, должно быть свободным, активным и широко открытым".

Мы немедленно возобновили публикации этой серии материалов, и, в конце концов, удостоились премии Пулитцера – высшей награды журналистов за служение обществу путем публикаций информации. Как написал судья Стюарт в связи с этим делом: «без информированной и свободной печати не может быть просвещенного народа".

Да!.. Вот бы и нам такие СМИ. И такой суд!.. Но не будем о грустном…

Лучше обратите внимание на ещё несколько полезных для нас решений Верховного суда США основанных на Первой поправке и ставшими обязательными для других американских судов:

«Лицо, занимающее государственный или общественный пост, не может получить возмещение морального ущерба от порочащих его ложных сообщений о его поведении на этой должности, "если оно не докажет, что это сообщение было сделано "со злым умыслом", то есть авторы сообщения знали, что оно не соответствует действительности, или не беспокоились о том, верно ли оно". Интересно, правда!..

Или вот:

«Не имеющие личного характера нападки на деятельность властей не могут считаться клеветой на должностное лицо, отвечающее за эту деятельность».

Или такое:

«Суд подчеркнул, что "если кто-то оскорбился на высказывание, это является причиной, чтобы предоставить сделавшему это высказывание конституционную защиту". Кроме того, «Первая поправка запрещает властям диктовать печати, какие материалы она должна публиковать»!..

И главное, что всё это, по большей части, выполняется. Здорово, да?..

А вы знаете, что большинство американцев понятия не имеют о содержании статей своей Первой поправки? Недавний опрос показал, что все пять свобод, гарантированных ею, — свобода слова, религии, прессы, собраний и свобода обращаться с жалобами, — мог перечислить только один американец из тысячи, но зато около четверти опрошенных знали по именам всех пятерых членов семьи из мультсериала о Симпсонах!.. Смешно?.. Да ради Бога! Мне тоже совсем не обязательно было бы знать состав нашего нынешнего Правительства, если бы моя страна процветала и всё работало как надо. Но я же их всех, к сожалению, знаю!.. Ладно…

Так вот, однако со временем одной только Первой поправки свободолюбивым американцам показалось мало. Сорок пять лет назад президент Линдон Джонсон сделал следующий шаг и подписал ещё и революционный Закон о свободе информации США. Кстати, американцы не были в этом деле первыми. Родоначальником актов о свободе информации была Швеция, которая приняла такой закон ещё в далёком 1766 году.

Линдон Джонсон
Фото: http://dic.academic.ru
Линдон Джонсон

Это первый закон о свободе информации в мире, и в Швеции он действует до сих пор. Потом то же сделала Финляндия. Но всё это было давно. А американцы, вот, стали в этом деле хоть и третьими, но зато самыми современными. Они решили, что такой закон будет «способствовать становлению информированного гражданского общества, жизненно необходимого для успешной работы демократических институтов, для активного противостоянию коррупции, а также для того, чтобы чиновники были подотчетны тем, кем они управляют».

Закон был принят 89-м Конгрессом США 20 июня 1966 года. И суть его состоит в полной открытости для граждан всех документов органов федерального правительства за исключением тех случаев, которые в нём оговорены.

Но главное, что в демократических странах, как написано в Законе, так и выполняется. (Хотя, ничего идеального нигде нет, не буду это больше повторять!..) И выполняется он практически всеми. Вот вернёмся к тому злополучному обеду госпожи Ангелы Меркель с директором «Deutsche Bank», с которого мы и начали наш рассказ.

В административный суд Берлина главой неправительственной организации «Foodwatch» Тило Боде, кстати, бывшим директором «Гринписа», на днях был подан ещё один иск. Боде потребовал от федерального ведомства канцлера предоставить им все документы, касающиеся того самого обеда с господином Акерманом. Что, в установленные законом сроки, и было сделано.

Но истец остался недоволен тем, что ему предоставили лишь часть бумаг, при этом имена нескольких гостей были замазаны, а из текста приветственной речи канцлера были изъяты целые абзацы.

Поэтому истец обратился в суд, и настоятельно просит его обязать ведомство канцлера предоставить ему доступ к остальным документам об обеде, ссылаясь при этом на немецкий Закон о свободе информации. Ведь, по словам Тило Боде, уже имеющиеся данные позволяют заключить, что "лоббистам удалось добиться такой доверительной близости между канцлером и финансовыми кругами, что требуемая от независимого правительства дистанция уже не соблюдалась".

Вы всё ещё хотите стать канцлером Германии?..

Даже диктатор Наполеон сетовал: «Я больше боюсь трёх газет, чем ста тысяч штыков; вы видите меня хозяином Франции, но я не взялся бы править ею и три месяца при свободной прессе».

Вдохновлённые зарубежным опытом, свободу слова, а кое-где и информации уже провозгласили более чем в 80 странах мира, в т.ч. в Белоруссии, в России, Китае, Иране…

И вот, свершилось! 3 февраля 2011 года, наш Президент тоже подписал Закон о доступе к публичной информации, без которого в любой стране тезис о свободе слова остаётся пустым звуком. Это значит, что Украина теперь вступила в сообщество демократических государств, которые признают право граждан на получение информации о деятельности властей, обеспечивая таким образом его подотчётность обществу. Это, своего рода, обещание украинскому народу, в том числе и журналистам, что их право знать и распространять информацию о том, что власть делает от их имени, теперь юридически закреплено и будет уважаться. Во всяком случае, другого смысла в этом Законе я не вижу. Крайне важный закон и давно необходимый.

Другой вопрос, как его у нас удастся реализовать. Ведь изрядная полнота ответственности за его выполнение лежит на журналистском сообществе. Понимаете, о чём я?.. Поэтому, на месте читателей, зрителей и слушателей, я не очень-то полагался только на усердие работников «пера и микрофона» в сборе материалов о деятельности властей. А где же её тогда брать, спросите вы? Резонный вопрос.

Фото: Макс Левин

И вот тут нам может пригодиться американо-европейский опыт - граждане этих стран давно уже взяли инициативу по контролю за работой власти в свои руки! А СМИ им в этом деле только помощники! Только помощники! Так что СМИ там делают свою часть работы, ну, а граждане - свою.

У нас должно быть то же самое. Ведь новый Закон о доступе к публичной информации это позволяет. Причём, не только мне, журналисту, но, вообще, любому взрослому человеку или общественной организации. Без всяких проблем и объяснений! Хотите узнать - выучите наизусть пару статей Закона и вперёд: в ЖЭК, в милицию, в министерство, в архив!..

Вот смотрите:

«Стаття 19.

…2. Запитувач має право звернутися до розпорядника інформації з запитом на інформацію незалежно від того, стосується ця інформація його особисто чи ні, без пояснення причини подання запиту.

3. Запит на інформацію може бути індивідуальним або колективним. Запити можуть подаватися в усній, письмовій чи іншій формі (поштою, факсом, телефоном, електронною поштою) на вибір запитувача.

Стаття 20.

1. Розпорядник інформації має надати відповідь на запит на інформацію не пізніше п’яти робочих днів з дня отримання запиту.

2. Інформація на запит надається безкоштовно».

Вот и всё! Видите, как просто. Ну, не то что бы совсем просто… По правде говоря, я шучу, всё будет долго, тягостно и трудно. Да ещё и с непредсказуемым финалом. Но ведь только так строится гражданское общество! А нам без него дальше никак.

В общем, осталось только дождаться даты, где-то в районе 3 мая, когда «Закон о доступе к публичной информации» вступит в силу, и всем неравнодушным гражданам, вместе с совестливыми СМИ, можно будет на законных основаниях кое-чем у нашей власти осторожно поинтересоваться!.. Не зря же в этот день отмечается и ООНовский Всемирный день свободы прессы, чему, кстати, и посвящён данный спич!

Так что, давайте, господа-товарищи, проявим активность, поможем журналистам, покажем пример. В конце концов, это же не им, а нам всем, гражданам Украины надо. Журналисты одни с этим не справятся (на что и расчёт!..). Точно не справятся.

Или, может, ещё подождём?..

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter