ГлавнаяЭкономикаФинансы

Покушение на независимость НБУ не состоится

По мере приближения выборов руки политиков все чаще тянутся к Нацбанку. Идея смягчить монетарную политику (читай – напечатать денег избирателям, выиграть на этом выборы, а потом снова стать властью и уйти от ответственности за инфляцию и девальвацию) не нова и не раз использовалась политиками не только в Украине, но по всему миру. Похоже, что и сейчас отдельные силы в коалиции хотят получить преимущества на старте предвыборной гонки, но скорее всего им это не удастся.

Фото: 24 канал

«Оригинальное решение»

Для того чтобы прикрыть для политиков «схему» с печатным станком перед выборами, центральные банки в развитых странах стали делать независимыми от органов исполнительной власти (правительства). Украина тут преуспела: правление НБУ действует как исполнительный коллегиальный орган, а саму денежно-кредитную (монетарную) политику разрабатывает Совет НБУ и он же контролирует исполнение основ монетарной политики правлением НБУ. Вышла конструкция из двух коллегиальных органов, которой обеспечена относительная независимость от всех ветвей исполнительной власти.

И вот в феврале мы получили сразу несколько сигналов о том, что исполнительная власть хочет «порулить» НБУ. Вначале премьер Гройсман попросил НБУ снизить учетную ставку. В экспертном сообществе лишь посмеялись, а наиболее отважные напомнили, что НБУ – это не его личная свинья-копилка, а государственный орган с определенной степенью независимости.

Следом за Гройсманом «оригинальную» идею высказал вице-премьер Степан Кубив. Он предложил, чтобы ключевые вопросы монетарной политики решались уже не в стенах НБУ, а в рамках Совета финансовой стабильности (СФС). По масштабам и формальным признакам это, конечно, самое большое покушение на независимость НБУ за последние лет 5, но и самое нелепое.

Фото: Владислав Мусиенко

Что такое СФС?

Совет финансовой стабильности был создан на основании указа Президента Украины 24.03.2015 № 170/2015. В него вошли: глава НБУ, министр финансов, глава НКЦБФР, глава Нацкомфинуслуг, директор распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц, а также заместители министра финансов и главы НБУ, определенные этими ведомствами. Основные задачи СФС – обмен информацией и согласование предупредительных мероприятий. Однако, несмотря на громкое название и солидное представительство, у СФС есть несколько интересных характеристик:

  1. В соответствии с п. 9 Указа Президента решения СФС носят рекомендательный характер. Т.е. фактически СФС является консультационным органом на общественных началах и представляет собой собрание, состоящее из членов СФС.
  2. В соответствии с тем же пунктом 9 СФС не может «вмешиваться и ограничивать деятельность органов (учреждений), представители которых входят в состав СФС».
  3. У СФС как у собрания нулевой уровень институциализации. С одной стороны, СФС должен анализировать и запрашивать информацию, а с другой стороны, пункт 11 Указа возлагает информационно-аналитическое обеспечение СФС на НБУ. Т.е. у СФС нет своего аналитического аппарата.

Итак, если мы на минуту представим, что центр монетарных решений переместится в СФС, то он начнет плодить решения, которые НБУ, в данной редакции Указа Президента, вообще не должен исполнять. В принципе, можно было бы поменять Указ, но не все так просто. Сегодня центр монетарных решений распределен между Радой НБУ и правлением НБУ. При этом, вопросы Рады НБУ – это стратегия монетарной политики и контроль за ее исполнением. Правление – это исполнительный орган, принимающий оперативные решения. Вся эта конструкция юридически закреплена в Конституции Украины и большая ее часть – в Законе «О национальном банке Украины». Поэтому, чтобы продвинуть идею наделения полномочиями СФС, нужно явиться к коалиции и попросить у них голоса за изменение как минимум Закона «О Национальном банке Украины». Учитывая, что почти все члены СФС идут по квоте президента, то появление реальных голосов под такую инициативу маловероятно.

Фото: Сергей Нужненко

Однако, если даже голоса коалиция найдет, то создание СФС как монетарного монстра будет иметь ряд серьезных изъянов.

Во-первых, идея передать решения по монетарной политике в СФС сразу будет идентифицирована нашими международными партнерами как нарушение международных стандартов. В СФС входят представители Минфина, который как раз и отвечает за сведение госрасходов, доходов и исполнение бюджета. Именно от этой части исполнительной власти в развитых странах центральные банки делают независимыми.

Во-вторых, сейчас у СФС нет собственного аналитического аппарата. Указ обязывает проводить информационно-аналитическое обеспечение НБУ. Если это оставить как есть, то со стороны конструкция СФС будет смотреться смешной: НБУ, анализирует данные, дает их большим дядям, не очень понимающим в монетарной политике, а те принимают решение. Указ вообще никак не уточняет ни перечень доступной для членов СФС информации, ни ее качество, ни глубину анализа. Грубо говоря, если членам СФС сейчас не понравится качество аналитики от НБУ, все что они могут сделать – это рекомендовать заменить аналитика или поменять содержание аналитики, но как-то обязать НБУ что-то сделать они не могут. Насколько я понимаю, пока что конфликт не затронул этот сегмент работы СФС, однако если отношения между регуляторами ухудшатся, то отсутствие своей аналитической службы в СФС даст о себе знать. Само собой, если СФС гипотетически становится центром монетарных решений, то ему нужен и секретариат, и своя аналитическая служба, что по нынешним меркам стоит немалых денег.

Что делать?

Для того, чтобы гасить конфликты между исполнительной властью и НБУ, наши законодатели с подачи западных партнеров как раз и разработали управленческую конструкцию «Совет НБУ – Правление НБУ», где члены Совета попадают туда по квотам от политиков. Часть членов идет от президента, часть – от парламентской коалиции. Получается, что сейчас Совет НБУ и выступает тем связующим звеном между парламентской коалицией и правлением НБУ, который нужен для связи законодательной власти и правления. Любопытно, что именно та коалиция, которая создала нынешний Кабмин, представлена и в Совете НБУ. Т.е. если у правящей коалиции есть какое-то недоверие или вопросы к правлению НБУ, то нет никаких причин для передачи центра монетарных решений в СФС. Как минимум, достаточно побеседовать с членами Совета НБУ и выяснить, что им мешает диктовать стратегию монетарной политики правлению и контролировать исполнение основ монетарной политики.

Фото: Прес-центр НБУ

Пока что каких-либо публичных жалоб от членов Совета НБУ не поступало, но дискуссии там разворачиваются довольно серьезные. Я думаю, что если у Совета НБУ будет какая-либо потребность в помощи коалиции для того чтобы уточнить Закон «О банках и банковской деятельности» для лучшего исполнения своих функций, то парламент окажет им всю необходимую помощь. Что же касается СФС то, конечно, такое собрание регуляторов должно быть. Регуляторы должны иметь возможность официально обмениваться информацией между собой под протокол, не в кафе же им собираться.

Вот поэтому я выступаю за то, чтобы НБУ оставался независимым в рамках тех управленческих и коммуникационных конструкций, которые уже созданы и работали какое-то время довольно неплохо. Свою работу в заданном формате должна продолжить и СФС без пересмотра функций. А вот «завзятым урядовцям» придется все же поискать деньги в другом месте. Но если уже состоявшаяся управленческая конструкция НБУ все же будет сломана, то тогда уже в 2019 году на торжественно повышенные пенсии и зарплаты можно будет купить меньше чем сейчас.

В целом же, конфликт, который разворачивается между НБУ и Кабмином, мне не нравится, поскольку он может сильно ударить по доверию к гривне и отразиться на динамике валютного рынка. Я надеюсь, что инцидент будет как можно быстрее исчерпан и скоро мы услышим антиинфляционную риторику из уст и главы Кабмина и вице-премьера и новые идеи от НБУ как стимулировать экономический рост не монетарными методами.

Виталий Шапран Виталий Шапран , к.э.н., член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА)
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook