ГлавнаяЭкономикаГосударство

Частная газодобыча как шанс для Украины

7 марта группа компаний СКМ официально подтвердила циркулирующую в СМИ информацию о покупке акций «Нефтегаздобычи». Как отмечено в пресс-релизе группы, принципиальная договоренность о покупке пакета в 25% акций ЧАО уже достигнута, а закрыта сделка будет после получения всех необходимых разрешений (в том числе, от антимонопольных органов).

Фото: www.news-ua.com

Объявленная сделка, как ожидается, завершит конфликтный этап в работе компании, а также продолжит начавшийся поход частных инвесторов в сферу добычи энергоресурсов внутри Украины, вместо их закупки у зарубежных поставщиков.

Именно частью этой картины стоит воспринимать приобретение СКМ акций «Нефтегаздобычи», разрабатывающей Семеринковское месторождение в Полтавской области и добывающей чуть более трети всего «частного газа» в стране. Как заявил генеральный директор группы Олег Попов, в год СКМ использует более 6 млрд. кубов газа, являясь одним из крупнейших потребителей в стране. «Поэтому мы заинтересованы в приобретении газодобывающей компании в Украине и в дальнейших инвестициях в ее развитие. Мы вместе с другими акционерами будем работать над тем, чтобы «Нефтегаздобыча» в перспективе как минимум удвоила объем добычи, который сейчас составляет 700 млн. кубометров», - прокомментировал сделку Попов.

Нынешние собственники «Нефтегаздобычи» Нестор Шуфрич и Николай Рудьковский заявили, что «рады вхождению» в предприятие компании Рината Ахметова. «С Ринатом Леонидовичем меня связывают давние товарищеские отношения. Его деловая репутация дает мне уверенность в развитии нашей компании и усилении энергетической независимости Украины», - говорит Шуфрич. Очевидно имея в виду, что приход столь мощного инвестора поможет также справиться с внутренним корпоративным конфликтом, длящимся более года.

По мнению старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Эльдара Газизулина, группа СКМ не скрывала заинтересованности укрепить свои позиции на газовом рынке. «Заключение такой сделки позволит решить вопросы обеспечения энергией производственных мощностей. Но не только в этом позитив. Любое увеличение объемов собственной газодобычи ведет к упрочению позиций Украины в вопросе энергонезависимости», - говорит эксперт.

Газизулин считает, что национальные компании на рынке газодобычи имеют большой потенциал, но не располагают системными инвестициями. «Да и текущих финансов им хронически не хватает, так как цены на газ из собственных недр низкие. Поэтому страна вынуждена импортировать газ из России. Если СКМ добьется увеличения газодобычи в заявленных объемах – а это вполне реалистичный сценарий – то видоизменится и общая динамика обеспечения страны своим газом», - подчеркнул Газизулин.

Следует учесть, что входящая в структуру СКМ компания ДТЭК приобрела контрольный пакет акций Vanco Ukraine с прицелом на работу на шельфе Черного моря в пределах Прикерченского нефтегазоносного участка. В то же время, правительство проявилось инициативу, заключив договор с Royal Dutch Shell. На территории Украины работает еще несколько иностранных компаний, таких как Regal Petroleum и Kulczyk Oil. Таким образом, новое приобретение СКМ укладывается в общую логику разработки собственных запасов газа и нефти.

Фото: zn.ua

Как считает глава правления альянса «Новая энергия Украины» Валерий Боровик, в любом случае ощутимый эффект от прихода ответственного национального инвестора в сектор внутренней газодобычи мы получим не раньше, чем через пять лет. «Сделка окажет однозначно позитивное влияние на рост добычи украинского газа. Второй плюс – поднимется и оживится сам рынок внутренней газодобычи, - говорит он. - Сегодня не видно роста объемов внутренней газодобычи. Но действия компании СКМ свидетельствуют о том, что ситуация в скором времени сдвинется с мертвой точки. Возможно даже, что компания входит в этот актив и для того, чтобы в дальнейшем привлечь в национальную газодобычу крупнейшие иностранные компании, у которых есть опыт сервисных работ».

По мнению Боровика, Украина очень опоздала с привлечением серьезных компаний в сектор традиционной газодобычи. «Перспективные газоносные площадки разведаны, но лежат без дела. Государство не спешит создать законодательные условия для прихода иностранных инвесторов. Точечные условия для Shell и Chevron – скорее, исключение из правил», - считает он.

Как и в случае с промышленностью, развитие газодобычи в Украине напрямую связано с волей крупного бизнеса, владеющего основными средствами производства. А вот от государства уже зависит то, будет ли оно напоминать бизнесу о его ответственности.

Стоит напомнить, что энергетическая сфера в нашей стране как никакая другая богата химерными формами сосуществования бизнеса и государства. Можно привести пример «Укрнафты», которая в результате целой цепочки действий оказалась не столько государственным предприятием, сколько частью «приватовской» экономической империи. И здесь уместен вопрос – возможно, лучше не провоцировать эксплуатацию госсобственности, а честно ее продать и следить за выполнением налоговых и инвестиционных обязательств полноценными собственниками?

Ведь у нашего государства, оставшегося после развала Союза и экономических перипетий 90-х с с 10-15% самой неэффективной собственности, банально не было денег, а часто и желания заниматься масштабными и долгосрочными проектами развития. Самый яркий пример нежелания развиваться – энергетическая зависимость (в самом широком смысле). О необходимости уменьшить огромную энергоемкость старых производств говорилось годами. Однако пока цена на газ позволяла ничего не делать – ничего и не делалось. Капитальные вложения в модернизацию во многом и остались на совести крупного бизнеса, владеющего основными средствами производства. В этом смысле примеры добросовестного отношения к собственной стране были единичными. И непременно предполагали создание полностью контролируемых цепочек от добычи сырья до доставки груза потребителю.

Напомним, что в прошлом году экспертами североамериканской компании IHS CERA по заказу Министерства энергетики и угольной промышленности была создана модель добычи газа до 2035 г. Она предполагает постепенное и всестороннее применение современных технологий. А они, в свою очередь, требуют увеличения инвестиций в разведку и добычу по сравнению с текущим объемом приблизительно на $1 млрд. ежегодно и далее - до $10 млрд. в год. Располагает ли государство такими средствами - вопрос. И ответ на него может дать крупный бизнес, который прямо заинтересован во включении в упомянутые цепочки добычи собственного газа и одновременно способен развивать добычу полезных ископаемых в целом.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter