ГлавнаяЭкономикаБизнес

Энергоигра для МВФ

Вслед за повышением тарифов на газ, которое состоялось по настоятельным рекомендациям МВФ, украинский энергорынок старательно изображает реформирование электроэнергетического сектора.

Энергоигра для МВФ
Фото: lana.biz.ua

При этом даже на словах не собираясь минимизировать роль государства в формировании рынка. С одной стороны, не для того шли во власть, чтоб добровольно резать себе полномочия. С другой – за 10 лет обсуждения реформы энергорынка, изучения опыта западных стран и разглядывания шишек, набитых Россией, которая уже приступила к аналогичным преобразованиям, и производители, и крупные потребители так и не пришли к единому виденью украинской модели рынка электроэнергетики

Измученных бесконечными заседаниями в формате рабочих групп энергетиков пригласили поиграть. Официально эта игра называется «Отработка механизмов первого этапа перехода к новой модели рынка электроэнергии (рынка двухсторонних договоров) с использованием «теневого режима» работы рынка электрической энергии по нерегулируемому тарифу». Конкретнее – это первый «теневой» по терминологии НКРЭ или «тестовый» по определению ГП «Энергорынок» аукцион по продаже электроэнергии, который состоялся во вторник, 20 июля. На него было выставлено 5% месячной базовой генерации, из которых половина – атомная электроэнергия, вторая – произведенная на ТЭС. Из этой пропорции формируется корзина, стоимость которой считается исходя из установленного НКРЭ тарифа для каждой генерации. При условии повышения цены в ходе торгов все производители получат дополнительную прибыль пропорционально тарифу. Всего таких аукционов планируется три, и по их итогам должны быть выработаны изменения к действующему законодательству. В частности, к закону «Об электроэнергетике». После чего аукцион может выйти из «тени» и проводиться не в игровом, а рабочем режиме.

Фото: www.sumotors.ru

Со стороны производителей электроэнергии в торгах приняли участие госпредприятие НАЭК «Энергоатом» – как монополист на рынке генерации атомной электроэнергии, а также энергогенерирующие компании ОАО «Днепрэнерго», ОАО «Центрэнерго», ОАО «Западэнерго», ОАО «Донбассэнерго» и ООО «Востокэнерго», оперирующие теплоэнергетическими мощностями. Электроэнергия реализовывалась ровным графиком по пропорциональному принципу, когда покупатель к 1 кВт-ч «атомной» приобретает 1 кВт-ч «тепловой» электроэнергии.

На первом аукционе было продано 576 тыс. МВт-ч электроэнергии, а цена возросла на 24,2% – с начальных 139 млн. грн до 173 млн. грн. При этом сумма профицита распределилась пропорционально тарифу: если атомщики заработали дополнительно почти 8 млн. грн, то тепловики – приблизительно 23 млн. грн (остальные деньги, видимо, уйдут на обслуживание сетей и организатору аукциона – «Укрэнерго» и «Энергорынку»). Такая диспропорция в распределении прибыли между видами генерации нелогична, поскольку объемы продавались одинаковые, а себестоимость на дополнительную прибыль никоим образом не влияет. По факту, как разъяснили «Левому берегу» источники в «Энергорынке», рост конечной отпускной цены не произошел – средства высвободились за счет исключения из цепочки «производитель–потребитель» распределителей, то есть – облэнерго. Часть этих средств уходит генерации, другую часть экономит потребитель. Причем отметим, что таким образом у облэнерго увели самых «вкусных» потребителей, готовых работать по фьючерсным контрактам, тех, из которых в кризисные времена не приходится в отличие от, скажем, населения или бюджетников, выбивать погашения долгов за потребленную электроэнергию.

Фото: tsn.ua

Если бы аукцион был не тестовый, а расчеты велись живыми деньгами и реальным товаром, можно было бы просчитать пропорцию, по которой сэкономленные средства распределяются между генерацией и потребителями, выходящими на прямые договоры. Однако пока игра ведется не на деньги, оценить реальные возможности игроков сложно.

Впрочем, несмотря на игровой характер мероприятия, представители компаний-производителей электроэнергии проявили к нему интерес. И это понятно – речь идет о дополнительных средствах и, главное, о формировании системы их распределения. Так, в беседе с «Левым берегом» участник торгов от тепловой генерации дал понять, что этот сектор рынка, который на первый взгляд в финансовом плане находится в наиболее выигрышном положении, не испытывает особого восторга от рассматриваемых нововведений. Причина – необходимость работы ТЭС в базовом, а не маневренном режиме. «Фактически, все высвобожденные средства мы бы и так получили в виде прибавки за маневренный режим работы, поскольку тепловая электростанция, в отличие от атомной, может оперативно включиться в сеть либо разгрузить энергоблок по запросу энергосистемы. Поэтому о дополнительной прибыли в нашем случае говорить не стоит, скорее имеет смысл подсчитывать наши дополнительные расходы на персонал, консалтинговые услуги для участия в разработке изменений к законодательной базе и так далее», – скептически отметил представитель тепловой генерации.

Фото: www.elmeh.ru

В свою очередь, в «Энергоатоме» недоумевают, почему распределение прибыли происходит пропорционально тарифу. «Атомный тариф, который в 2,5 раза ниже тарифа для ТЭС, многие годы дотирует тепловую генерацию. За его счет все годы удерживается взвешенная оптовая цена на рынке. Фактически это атомщики кормят шахтеров, тепловиков, газотрейдеров, и при этом имеют целый комплекс нерешенных проблем, требующих серьезных инвестиций. Это и проблема обращения с радиоактивными отходами, без решения которой невозможна работа атомной энергетики априори. Это строительство хранилища отработавшего ядерного топлива и завода ядерного топлива, что даст в перспективе серьезную экономию средств, которые к тому же будут оставаться в Украине, а не уходить в Россию. Это модернизация, повышение эффективности работы АЭС и так далее. Да, нас привлекает возможность привлечь дополнительные средства на все эти проекты за счет работы по прямым договорам, но пока мы не видим логики в процессе распределения указанной прибыли», – отметил «Левому берегу» представитель экономической дирекции НАЭК «Энергоатом».

И действительно, работа по прямым договорам таит в себе для атомщиков больше рисков, чем «сверхприбылей», о которых с плохо скрываемой иронией говорят тепловики. Загружая все мощности долгосрочными прямыми договорами, «Энергоатом» рискует попасть под штрафные санкции в случае внеплановой остановки любого задействованного в процессе энергоблока. Фактически, чтобы не сорвать выполнение контракта, ему необходимо либо иметь постоянно в резерве как минимум один энергоблок, что не вполне рационально. Либо атомщикам придется закупать на спотовом рынке по значительно более высоким ценам электроэнергию, которой они вынуждены будут замещать выбывшие мощности. Что еще более невыгодно для «Энергоатома».

Фото: dm-matveev_livejournal.com

Впрочем, эксперты госпредприятия «Энергорынок» сомневаются, что нынешний формат аукционов приживется и будет реализован. И дело даже не в скептическом подходе к процессу генерации, несмотря на заинтересованного в таком формате реформы потребителя. Этот аукцион и реальная реформа энергорынка не имеют ничего общего. Что предполагает I этап реформы электроэнергетического рынка, который по плану должен завершиться до конца 2010 года? Это – отмена всех льгот для отдельных отраслей промышленности, отмена моратория на приватизацию объектов энергетики, подготовка к приватизации энергоснабжающих и тепловых энергогенерирующих компаний, законодательное введение экономической ответственности потребителей за несвоевременную оплату услуг ЖКХ. Середина 2010 года, но ни один из этих пунктов до сих пор не выполнен.

Фото: Макс Левин

Кроме того, планируются корректировка «Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года», разработка системы предоставления адресной помощи малоимущим и, наконец, приведение тарифов на электроэнергию к экономически обоснованному уровню. И только на втором этапе, который по плану должен завершиться до конца 2012 года, после того как будет обеспечен независимый статус НКРЭ, после разработки новой тарифной системы, стимулирующей инвестиции, после ликвидации системы единых тарифов должен начаться переход от модели единого покупателя к модели прямых договоров и балансирующего рынка. То есть только тогда может состояться внедрение таких аукционов. Без ликвидации системы перекрестного субсидирования, без выведения НКРЭ из сферы влияния Кабинета министров, без грамотного экономического обоснования новых дифференцированных тарифов, которые учтут инвестиционную составляющую, любые аукционы, даже если они вдруг выйдут из тестового режима, будут оставаться прикрытием от Запада, требующего от Украины невозможного – реальных реформ.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК
Источник: Илона Заец, специально для «Левого берега»