ГлавнаяЭкономикаГосударство

С флотом нахимичили

Апрельская сделка с Россией – «газ в обмен на флот» – оказалась выгодной чиновникам и владельцам химических предприятий. А вот польза для металлургов оказалась сомнительная.

С флотом нахимичили
Фото: Макс Левин

«Химия не может работать по такой цене. Металлурги, скорее всего, тоже прекратят работу, потому что цена газа сделает их продукцию нерентабельной», ¬– говорил премьер-министр Николай Азаров в эфире «Интера» накануне подписания харьковских соглашений. Чиновник сетовал, что во втором квартале цена на российский газ составит $348–350 за тысячу кубометров, а с учетом НДС и транспортировки промышленные предприятия и вовсе будут платить за него по $450. В итоге заводы станут.

Но премьер-министр лукавил. Во-первых, к тому времени государство уже года два субсидировало химическую отрасль и горно-металлургический комплекс. То есть предприятия или не могли, или не хотели платить за себя по счетам. Вместо промышленников расплачивались украинские врачи, учителя, медики и другие налогоплательщики. Во-вторых, стоимость газа имела критическое значение только для химпредприятий, где газ – это сырье, цена которого в конечном продукте составляет до 90%. Но по ГМК доля цены газа в себестоимости конечного продукта составляет всего 7–9%. Причем у ряда предприятий, в частности у заводов «Метинвеста», этот показатель еще ниже.

Подробных экономических обоснований сделки Кабмин так и не предоставил, да и саму сделку держал в секрете до последнего. А после подписания на все вопросы журналистов о выгоде фактически бартерного контракта «газ в обмен на флот» звучала невероятная сумма – $40 млрд. за 10 лет, то есть по $4 млрд. в год. Заявленная цена удивила даже российского премьера Владимира Путина, который тотчас в шутку выразил готовность съесть за эти деньги президента Украины Виктора Януковича.

Сталь оказалась крепкой

Чтобы подсчитать выгоду металлургов от харьковских соглашений, «Левый берег» направил запросы крупнейшим игрокам металлургического рынка Украины. Простой вопрос об объемах потребленного газа и плате за него и о выгоде от международного контракта поставил металлургов в тупик. Так, в «Метинвесте» Рината Ахметова и Вадима Новинского ответили, что произвести такие расчеты очень сложно. В Еvraz Group российского олигарха Романа Абрамовича отказались отвечать на запрос, назвав его «политическим». Остальные компании – Мариупольский меткомбинат им. Ильича, «АрселорМиттал Кривой Рог», «Запорожсталь» вообще на письма «Левого берега» не отреагировали. Пришлось узнавать о выгодах для ГМК у экономистов и аналитиков, а это, конечно, информация обобщенная, «в среднем по больнице».

Оптимистом оказался только старший аналитик инвесткомпании Astrum Investment Management Юрий Рыжков. По его оценке металлурги выиграли от натурального обмена между Россией и Украиной примерно $14 на тонне готового продукта. В масштабах отрасли речь идет уже о $300–400 млн. в год. Но другие специалисты особых выгод металлургов от контракта не увидели.

«По нашим расчетам, с новыми ценами на газ металлурги в среднем смогут сэкономить в 2010 году около $4–5 на тонне готового проката. Это приблизительно 0,8–1% оценочной себестоимости металлопродукции в этом году. Существенным конкурентным преимуществом такую экономию назвать сложно», – говорит аналитик BG Capital Евгений Дубогрыз. То есть речь идет уже о гипотетической выгоде максимум в $140 млн. по металлургии при выплавке 30,25 млн. тонн. Примерно столько стоят три самолета Airbus 319. Такой недавно купили для президента Виктора Януковича и такой же, писали газеты, был у Рината Ахметова.

Фото: Униан

Старший аналитик ИК Dragon Capital Сергей Гайда также подтверждает, что пересмотр цены на газ не оказал существенного влияния на показатели рентабельности украинских предприятий ГМК. Об этом же в частном разговоре «Левому берегу» сказал экономист одного из госпредприятий, который по роду деятельности следит за событиями на металлургическом рынке.

Химия и жизнь

А вот ситуация с химической промышленностью отличается в корне. Тут действительно цена газа имеет решающее значение для стоимости конечного продукта. И если в докризисном 2008 году спрос на украинские удобрения был высокий, а цена на газ ¬– низкой, то в 2009-м ситуация изменилась ровно наоборот. В итоге в прошлом году химические заводы потребили только 4,7 млрд. кубометров газа против 8,5 млрд. в позапрошлом. «За 4 месяца 2010 года химпредприятия использовали около 2 млрд. кубометров газа, что свидетельствует об оживлении спроса на мировых рынках удобрений, а также о возможности заработать при договорной цене на природный газ. Если темп загрузки мощностей сохранится, можно предположить, что в 2010-м будет переработано около 6 кубометров газа», – говорит старший аналитик ИК Dragon Capital Тамара Левченко.

По ее словам, газ составляет приблизительно 85–90% себестоимости производства аммиака. В себестоимости производства карбамида его доля падает до 60–65%. То есть рост цен на газ привел бы к удорожанию продукции, которая только-только начала продаваться. «Без договора эта доля достигла бы 97% в себестоимости производства аммиака. Более того, при текущей цене $295 за тонну и предполагаемой «старой» цене на газ в $330 за тыс. кубометров производство азотных удобрений стало бы абсолютно нерентабельным», – объясняет г-жа Левченко.

Ее поддерживает и руководитель департамента АПК и химической промышленности госцентра «Держзовнішінформ» Дмитрий Гордейчук. «На американском рынке цена на газ формируется на бирже. Расчеты там идут в тепловых единицах, но в переводе на доллары за тыс. кубометров получаем порядка $164. То есть аммиак в США будет стоить примерно $150 за тонну. И конкурировать с этой ценой нет никакой возможности. У нас он стоит более $300», – говорит г-н Гордейчук. Из-за этого в 2009 году Украина экспортировала только 344 тыс. тонн вместо обычного объема – 1 млн. тонн. По итогам года средний экспорт был 15–20 тыс. тонн в месяц. Почти половина всего экспорта шла в Турцию. В 2010-м ситуация заметно улучшилась, за пять месяцев вывезли 380 тыс. тонн, причем 168 тыс. тонн было в мае – абсолютный рекорд за последние два года.

По подсчетам Дмитрия Гордейчука, химические предприятия выиграли от заключения газового контракта порядка $300 млн. в год с учетом того, что первые четыре месяца химики работали по старым ценам на газ. Правда, выгода эта чисто умозрительная, ведь сегодня государство субсидирует отрасль. Цена на газ с учетом льготы составляет $205 за тыс. кубометров, а без них она сегодня находится на уровне $250. То есть государство оплачивает эту разницу в $45. Но с третьего квартала Кабмин планирует льготы отменить. Взамен химические предприятия просят введение новых уступок. Речь идет об отсрочке платежа за полученный газ. Химики предлагают такой механизм: давать им газ по $170 за тыс. кубометров, а разницу с реальной ценой покрывать в конце года, когда придут деньги от проданных удобрений. По сути, выходит беспроцентный кредит на миллионы долларов. Впрочем, решения эти еще не приняты.

Кроме того, собственники химических предприятий, как правило, владеют еще и другими активами. Например, у Дмитрия Фирташа есть также интересы в газовом бизнесе, энергетике, недвижимости, финансах и медиа. «Мы не видим всей цепочки, потому не можем судить объективно об убытках или прибылях. Убытки могут показываться на уровне производства продукта, а в это время прибыли могут выводиться в оффшоры», – говорит директор энергетических программ центра «Номос» Михаил Гончар.

Бюджетные игры

Кто же получил пользу от пресловутой скидки на газ в размере $40 млрд. на 10 лет, если выгода химиков составит порядка $0,3 млрд. в 2010 году, а выгода металлургов (берем среднюю оценку) – $0,14 млрд.?

Первое, что приходит на ум – выиграло население. По данным «Нафтогаза», в кризисный 2009 год потребление газа составило 51,9 млрд. кубометров. Промышленность использовала около 19,7 млрд. кубометров газа, а население коммунальные и бюджетные предприятия – оставшиеся 26,8 млрд. кубометров.

Но вряд ли сами люди почувствовали какое-то облегчение, ведь они платят не полную стоимость газа. В отличие от промышленных предприятий, где дотации получают отдельные отрасли, все украинцы платят за газ частично. И хотя МВФ, Всемирный банк и другие структуры советуют поднимать расценки на газ до реальных величин, власть не торопится следовать этим советам и таким образом убивать свой имидж.

Но при этом сделка законсервировала уже существующие проблемы в газовой сфере, позволив президенту выстраивать новую вертикаль власти. Правительство как раз готовило проект бюджета на 2010 год. И сделка «газ в обмен на флот» позволила свести цифры таким образом, чтобы доноры из МВФ остались довольны. И, наконец, «химические олигархи» в новой власти получили хоть какую-то гарантию, что в случае отмены льгот их бизнес не вылетит в трубу.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Темы: ,