ГлавнаяКультура

Позитивный футуризм

В субботу на Площади Независимости открылся фестиваль Гогольфест. Открылся, как и положено большому фестивалю, с широким размахом и масштабным перфомансом «Multiverse», который подготовил знаменитый испанский уличный театр «La Fura dels Baus» совместно с артистами театра «ДАХ» и группой ДахаБраха.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"
Позитивный футуризм

На протяжении часа на Майдане друг с другом сосуществовали абсолютно разные миры: на огромных полотнах, закрывавших большую сцену, на которой находились актеры и ДахаБраха, одна за другой сменялись эпохи, то складываясь орнаментами из старых фотографий, то имитируя быстрое движение по некой дороге, минуя современные и не очень дома, деревья, поля, книжные полки и даже ковры. Завершился видеоряд на мажорной ноте – после жизнеутверждающего видеоарта с элементами анимации и этно-мотивов, на весь экран зазиял приветливый портрет Николая Васильевича, напомнивший нам, под чьим незыблемым патронатом проходит этот фестиваль современного искусства.

Ну а совершенно другим миром, в финале слившимся с основной сценой в удивительном единении душ и положения тел, предстал, собственно, десант именитой испанской труппы, разбавленный смельчаками-волонтерами. На весь мир театр Ла Фура дель Баус известен тем, что умело соединяет работу механизмов с возможностями человеческого тела, что и было продемонстрировано в субботу вечером. Огромная светящаяся фигура человека, чем-то напомнившая о «совершенном человеке-машине» из «Метрополиса» Фрица Ланга, и акробатические трюки, выполнявшиеся актерами на большой высоте и имевшие определенную метафорическую нагрузку, могут стать еще одним подтверждением старому тезису о том, что единение человека и природы возможно, если не необходимо.

Впрочем, вся постановка подчинена идее единства различных вселенных, объединить которые возможно посредством искусства, с применением технологий, механизмов и прочих человеческих ресурсов, которые также даны нам природой. Организаторы «Multiverse» (что в переводе означает «Разнообразные миры») смоделировали свой футуризм, без оголтелых призывов к разрушению и выбрасыванию всех с корабля современности (напротив, Гоголя никто ниоткуда выбрасывать не собирается), но с преподнесением положительных идей. Помимо красивой картинки, необычного музыкального сопровождения и салюта, киевскому зрителю продемонстрировали очень важную, хоть и кажущуюся на первый взгляд очевидной, вещь.

Оказывается, гармонично сосуществовать могут не только на века застывшие в стереотипных связках феномены, вроде «украинцы и сало» или «Гоголь и кузнец Вакула». Украинцы, как нам с вами хорошо известно, это не сало и дешевая водка, это многолетняя традиция, отобразившаяся с одной из частей перфоманса, но с которой, впрочем, не всем охота знакомиться. Ну а Гоголь, как начали догадываться зрители на субботнем Майдане (и начали это делать, естественно, с вопроса «а при чём тут Гоголь?»), не исчерпывается «Вечерами на хуторе близ Диканьки», хоть как бы нам, в силу нашего образования, этого ни хотелось.

Кроме того, Гогольфест и его организаторы в который раз попытались донести до украинского зрителя мысль о том, что даже если у вас на стене висит ковер, на фоне которого вы неустанно фотографируетесь, даже если ваши стены закрыты сплошными стеллажами с умными книгами; живете ли вы в Киеве, или в Вашингтоне, вы все равно, как поется в известной песне, тоже являетесь частью Вселенной, частью неотъемлемой и сближающей вас с рядом стоящим организмом, будь-то человек или созданная им машина.

Именно за эти непрекращающиеся и лишь усиливающиеся в своей наглядности попытки напомнить о вечных ценностях Гогольфест имеет право не только на полноценное, не обремененное традиционными трудностями, существование в культурной жизни страны, но и на недюжинное уважение и даже на некий статус неприкосновенности. Последнее должно, наконец, привести некоторых людей к пониманию того, что ругать Гогольфест попросту нет смысла. Нет смысла потому, что он единственный в своем роде в Украине, его не с чем сравнивать, у нас нет культурных событий уровня Гогольфеста. Поэтому, если вам не нравится то, что делает Троицкий, рецепт один: сделайте лучше.

Но вернемся к перфомансу. Многие сетовали на то, что Майдан – не самое подходящее место для такого ультрасовременного фестиваля и, тем более, для его торжественного открытия. До определенной степени, эта мысль подтвердилась субботним вечером – ощущение того, что киевский Майдан слишком мал для размаха режиссеров Владислава Троицкого и Юргена Мюллера, не покидало до конца представления. Возможно, будь площадка попросторней, удалось бы и некоторой замедленности в действии избежать, и дух спонтанности (хотя какая там спонтанность, на такой-то высоте) в перфоманс вселить.

С другой стороны, проведение перфоманса-открытия именно на Майдане имеет, не побоимся этого слова, стратегическое значение. Как известно, целью Влада Троицкого как организатора Гогольфеста является нечто очень странное по своей формулировке, но очень важное по самой сути: создание нового мэйнстрима украинской культуры, новой идеологии культурной жизни страны. В этом смысле уместность такой площадки, как Майдан, в широком списке фестивальных локаций, более чем очевидна: где, как не на главной площади страны, засиженной «мэйнстримовыми» концертами, как старое зеркало мухами, вершить новую историю украинской культуры, которая уже изголодалась по новым именам и событиям?

Впрочем, не Майданом единым: всю следующую неделю, до 12 сентября, на киностудии им. Довженко, под бдительным присмотром головы Николая Васильевича, Гогольфест продолжит вставлять новые кирпичики в стену нашего образования, показывая новые спектакли, кино, играя необычную для уха киевского зрителя музыку и проводя выставки того искусства, о котором мы слышали только краем уха.

Что и говорить, у Гоголя еще есть чему поучиться.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"