ГлавнаяКультура

Под солнцем Апокалипсиса

«Утомленные солнцем-2» Михалкова – садистки выхолощенный набор видео-открыток из ада, с претензией на целостность и звание «великого фильма о великой войне».

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"
Под солнцем Апокалипсиса

Сюжет сводится к тому, что все трагическим образом погибшие в первой части герои оказываются живы и в частичном здравии встречают начало войны летом 1941 года. Бывший комдив Котов (Михалков) бежит из лагеря с напуганным до полусмерти зэком Ваней (Дюжев) во время бомбардировки. Неизвестный нам (пока еще) покровитель похлопотал, чтобы Котову заменили политическую статью на уголовную, что спасло ему жизнь в начале фильма.

Надя Котова (Михалкова) оказывается вовсе не в Казахстане, как сообщали нам титры в конце первой части, а пионервожатой в лагере.

Маруся, перевоплотившаяся из изящной Дапкунайте в массивную Толстоганову, выходит замуж за Митю (Меньшиков), теперь уже полковника НКВД. И в этом качестве Митя находится в поисках Котова, об исчезновении которого становится известно товарищу Сталину, приказавшему исправить это досадное недоразумение.

Следует предупредить, что все вышеизложенное будет полезно зрителю лишь в том случае, если он обеспокоен судьбами вставших из могил героев первой части «Утомленных солнцем», потому что, похоже, самому Михалкову судьба своих героев не так интересна.

Он с легкостью фокусника манипулирует не только милостью высших инстанций, освобождая Котова от клейма предателя родины, но пытается внушить нам, что финальная сцена самоубийства Мити в первой части теперь нам не подходит: вместо вскрытия вен в ванной режиссер обрекает героя Олега Меньшикова на другую судьбу, объяснение которой мы найдем, возможно, в следующей серии.

Странно, но своим новым фильмом Михалков практически ставит крест на предыдущем. Конечно, логично было бы теперь отказаться и от «Оскара», и от Гран-при в Каннах со словами: «Да ладно, ребята, это я пошутил, это было несерьезно, сейчас я все переделал уже». Но нет, тщеславие Михалкова безгранично, и благодаря ему режиссер пытается убить двух зайцев одним выстрелом: рассказать об ужасах войны молодежи и привлечь ностальгирующего зрителя, искренне сопереживавшего истории из оригинальных «Утомленных солнцем».

Стоит ли говорить, что усидеть одним махом на двух стульях редко кому удается, и Никита Сергеевич с его эпопеей не стал исключением. Если с ожившими героями 16-тилетней давности можно смириться, то недоумение вызывает совсем другое. В частности, о какой «великой войне» идет речь в этом фильме? Что такое война для Михалкова? Целостного высказывания на эту тему мы не получим. Все повествование разваливается на эпизоды, где война – это хаос, а ужас, которым был охвачен весь мир, сводится к разбросанным повсюду трупам или того, что от них осталось.

Последнему Михалков уделяет слишком много внимания.

Кому, интересно, предназначены все эти садистские натуралистические кадры с кишками, намотанными на гусеницы танков? Весь состав талантливых и знаменитых актеров, загнанных в силки «Предстояния», на поверку оказывается лишь пушечным мясом, тонны которого Михалков пускает в расход для достижения своей цели, смысл которой остается все же непонятным.

Он настолько упивается литрами бессмысленной крови на экране, что все, ради чего снимался этот проект, теряется в томных, внимательно всматривающихся в каждую деталь, растянутых планах, показывающих то целое поле погибших невинных мальчиков, то тонущего безногого священника, то подожженный фашистами сарай с деревенскими жителями.

Конечно, если вдруг все эти невинно убиенные воскреснут в третьей части, которая выходит в ноябре, клиническая картина и без того масштабного Апокалипсиса будет завершенной.

Нарезка из предстоящего продолжения под названием «Цитадель» вызывает подозрение, что теперь число трупов на экране и невротических симптомов режиссера будет расти в геометрической прогрессии.

Утомительные три часа бесцельной мясорубки говорят об одном: Михалкову нечего рассказать зрителю. Теперь он будет только показывать, в буквальном смысле окунать зрителя в нужную и интересную ему реальность. Реальность, удовлетворяющую его амбиции как режиссера, так и простого невротика-садиста с манией величия.

По-видимому, исследовать камерное зло одного человека, как это было в оригинальных «Утомленных солнцем», Михалкову стало неинтересно. Гораздо занятней оказалось притвориться богом и попытаться посмотреть на Зло его глазами, возомнив, и попытавшись убедить в этом остальных, что Зло – это некая витающая в облаках абстрактная субстанция, а не неотъемлемая часть человеческой сущности.

Многие сетуют на то, что «Утомленные солнцем-2» не успели выпустить к прошлогодним Каннам. Мол, интересно было бы снова столкнуть лбами Михалкова и Тарантино, как это было уже в 1994. Но если бы такое произошло, «Предстояние» затерялось бы среди именитых конкурентов, не имея ни повествовательной силы Ханеке, ни иронии Тарантино. Возможно, как раз в этом году, при всей впечатлительности европейской натуры, у Михалкова есть шанс на реванш на бульваре Круазетт. Но это будет позже.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"