ГлавнаяБлогиБлог Богдана Данилишина

Проблемы в китайской экономике - предвестие новой мировой промышленной парадигмы

События, происходящие в Китае, основном экономическом ньюсмейкере последнего десятилетия, заставляют задуматься всех мировых экспертов. Что будет с продолжением экономического роста в КНР? Замедлится ли он или сохранит свою высокую динамику, как было прежде?

Фото: EPA/UPG

Для того, что разобраться в этих вопросах, очень важно знать, что само понятие «экономический рост» - сравнительно недавнее изобретение. Начало разработки соответствующей концепции было положено Йозефом Шумпетером в начале XX века. До этого экономисты, и тем более предприниматели и промышленники, как-то обходились без него. Тем более, что до формирования современных технологических экономик, как это было выявлено историком экономики Фернаном Броделем, жизнь трудящихся не улучшалась, а наоборот ухудшалась. В XVI-XVIII вв. заработная плата в Европе стабильно падала. Экономический рост европейских государств в это время был связан исключительно с ростом населения стран, которое как известно, стагнировало в Европе все Средние Века и Новое Время.Не случайно эта концепция Й.Шумпетера совпала во времени с началом второй промышленной революции, когда для всех стал очевиден и рост благосостояния граждан, и рост благосостояния национальных государств, которые применяли новейшие достижения технологической мысли в промышленном производстве товаров.

Однако технологические революции при том, что они улучшают, облегчают труд людей, имеют неприятную особенность - уничтожать некие виды производства и, соответственно, некоторые профессии.

Революция, проведенная в автомобилестроении Генри Фордом в начале XX века, фактически похоронила всю индустрию ломовых извозчиков. Людям, которые занимались этим бизнесом, пришлось заняться чем-то другим, и не факт, что все из них нашли себе применение в каких-то новых профессиях.

Происходящая на наших глазах третья промышленная революция, производит не менее впечатляющие изменения, которые также тотально затронут жизнь простых людей, хотят они того или нет.

Одной из экономических новаций Генри Форда было создание рынка для производимых им автомобилей путем повышения зарплат своим работникам, которые и становились одними из первых покупателей его товаров. Однако, сейчас технологический прогресс, следуя своей логике, делает работников-участников производственного процесса избыточными. Это стало возможным благодаря таким технологическим трендам, как роботизация и аддитивное производство (3-D печать).

Пока эти производства еще так же редки, как и автомобили на дорогах в начале ХХ века, но в США уже существуют целые сектора промышленности, в которых наметилась четкая тенденция к сокращению рабочих мест и даже целых профессий.

При чем здесь Китай, спросит читатель? Притом, что начавшееся перемещение американских и европейских компаний в Китай в начале 1990-х годов, скорее всего, достигло своего максимума и теперь будет только сокращаться. Дешевый труд китайских рабочих будет заменен лидерами технологической гонки (в т.ч. и китайских фирм, например, из Тайваня, таких, как Foxconn), автоматизированным и роботизированным трудом в странах, которые, собственно, и создают эти технологические разработки. Самое неприятное в этом то, что международная конкуренция заставит и все остальные фирмы подтягиваться к лидерам. Поэтому все больше и больше людей в будущем будут оставаться без работы и зарплаты. Это не может не сказаться на их потребительском спросе, и в перспективе должно привести также к снижению производства промышленных товаров, которые будет затруднительно реализовать. Сработает эффект противоположный тому, что создал Генри Форд. США уже готовятся к этим проблемам, пока правда на теоретическом уровне. Весь остальной мир, в основном, пребывает в благодушном неведении.

США и развитые государства Европы, как самые богатые страны, «покупатели последней руки», проведшие автоматизацию и роботизацию своих производств, и поработавшие над решением экономических и социальных проблем своего высвободившего из производства населения, резко сократят закупки сырья и энергоносителей со всего мира. Едва ли не все необходимые промышленные изделия будут ими производиться дома.

Вот тут и возникнут проблемы у всех периферийных стран (к которым, безусловно, принадлежит Украина), развитие которых было опосредовано развитием мировых экономических центров. Если они не будут готовы к такому развороту событий, эти страны ждет дальнейшая примитивизация национальной промышленности за счет прекращения деятельности предприятий, которые не смогут реализовывать свою продукция даже в Африку (нетто-экспортера сырья), из-за отсутствия платежеспособного спроса, потому, что там есть те же проблемы. И это приведет к тому, что удельные доходы граждан будут падать, подобно тому как они падали, как нам показал Ф.Бродель, в XVI-XVIII веках в Европе.

Китай, как самая развитая страна второго мира, сильно «пересвязанная» с США и Западной Европой в производстве промышленных товаров, первый почувствовал этот тектонический толчок, который в перспективе приведет к совершенно новой экономике, где понятие «экономический рост» в понимании Й. Шумпетера утратит свой научный смысл, как не отвечающее реальному содержанию современных экономических процессов. На первые роли выйдут качественные экономические показатели. Будет иметь значение «что» производит экономика, а не «сколько», и «достаточно» ли этого для того, чтобы обеспечить население всем необходимым, согласно его социокультурным запросам. Социальная революция поколения Y, которое все больше и больше освобождается от пристрастия к вещам, столь характерного для их родителей, позволяет сделать вывод, что и с этой стороны ничего хорошего старую экономику не ждет.

Начавшись в Китае, эта волна распространится по всему миру, и, конечно, дойдет до Украины. Например, практически вся наша кукуруза законтрактована Китаем. Нужно ли ему будет столько кукурузы в будущем? Не произойдет ли падение цен в мировом сельском хозяйстве так, как ранее оно произошло в производстве продукции из черных металлов?

Возможно Китай, не желая решать эти столь серьезные проблемы сейчас, захочет перенести их решение в будущее, и продолжит экстенсивный рост своей экономики, благо накопленные огромные валютные резервы еще позволяют сделать это. Но мой прогноз, сделанный исходя из обозначившихся технологических трендов мирового развития на 10 лет вперед, позволяет сказать, что ему все равно придется менять парадигму промышленного развития, если США и Западная Европа уже перешли на нее, и, если Китай не захочет снова оказаться, там, где он был в 1978 году.

У Украины же сейчас есть единственная возможность, не совершая ошибок, которые делал Китай в последние 20 лет, сразу перейти к правильной современной технологической экономике, образцы которой мы видим в США и частично в Западной Европе, Израиле, Южной Корее, Гонконге и Сингапуре. Это единственный путь спасти наших детей, от огромных проблем (попросту говоря, от нищеты), которыми им грозит будущее мирового технологического развития, несмотря на блага, которые оно нам пока приносит и еще принесет в краткосрочном будущем.

Урок последних событий в экономике Китая состоит в том, что мировая экономическая наука ждет новых нобелевских лауреатов, новых шумпетеров и кейнсов, которые смогут описать на теоретическом уровне новые правила игры в современной экономике. Потому, что настало время их писать. Но, мы уже понимаем, приблизительно, на чем будет основана новая экономика.

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Академик НАН України
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter