ГлавнаяМир

Время министров

Появление главы российского Сбербанка, бывшего министра экономического развития России Германа Грефа и министра промышленности Виктора Христенко на судебном процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева уже само по себе можно считать настоящей сенсацией.

Время министров
Фото: www.gzt.ru

Когда проходил первый процесс, власть имущие старались оставаться от него в стороне и уж точно не выказывать своего отношения к происходящему. О том, что вокруг дела ЮКОСа идет внутренняя борьба, можно было узнать разве что по отрывкам слухов, а потом и по отставкам – главы администрации президента РФ Александра Волошина и премьер-министра Михаила Касьянова. Касьянов, впрочем, не раз и не два говорил о политической подоплеке дела ЮКОСа, ссылаясь на свои собственные разговоры с президентом Владимиром Путиным. Но говорил он это, уже став оппозиционером. И Греф, и Христенко пришли на судебный процесс по требованию адвокатов опальных бизнесменов, пребывая во власти. И их свидетельства ценны прежде всего этим обстоятельством. Если бы председатель правления Сбербанка и министр своими показаниями подтвердили версию обвинения, это уже многое бы значило – получилось бы, что прокуратуре не удается доказать, что Ходорковский и Лебедев действовали преступно, и необходимо привлечь к процессу политических тяжеловесов, великолепно разбирающихся в ситуации. Но Греф и Христенко фактически поддержали версию защиты.

Фото: news.mail.ru

Греф сказал на суде, что компания ЮКОС не нарушала закон, когда покупала нефть у своих дочерних фирм дешевле, чем в европейских странах. Бывший министр экономики сказал, что такая разница в ценах может объясняться целым рядом факторов – прежде всего экспортным налогообложением. Христенко, работавший министром энергетики, отметил, что ему ничего не известно – впрочем, как и Грефу – о хищении 350 млн. тонн нефти, в котором обвиняют Ходорковского и Лебедева. «Физическое хищение нефти – это проблема, которая была и остается, это делается с помощью врезок в трубу», – сказал Христенко. Но ответственность за это – на трубопроводной компании, которой ЮКОС сдавал нефть – то есть на «Транснефти». Христенко признал правоту Грефа относительно различия в ценах нефти на внутреннем российском рынке и в европейских портах, также объяснив это экспортной пошлиной. Проще говоря – ни Грефу, ни Христенко совершенно не ясно, за что все-таки судят Ходорковского и Лебедева.

Фото: www.minprom.gov.ru

Если бы министры явились на первый процесс, они также не оставили бы от обвинений камня на камне – именно поэтому никого никуда не пускали и не вызывали. Впрочем, и сейчас суд отказал Михаилу Ходорковскому в приглашении свидетеля Владимира Путина – хотя у меня нет никаких сомнений, что если бы Путин пришел на суд и ответил на вопросы обвиняемого, мы увидели бы совсем другого Путина – такого же другого, как, например, во время полемики с певцом Юрием Шевчуком. Но время для беспристрастного правосудия, которое позволило бы себе допрос бывшего президента и действующего главы правительства, еще не пришло. Однако это не значит, что время стоит. Оно движется – раз российский суд позволяет себе допрашивать министров, а те вовсе не собираются солидаризироваться с силовиками.

Это демонстрирует, насколько глубок конфликт в российской политической элите накануне 2012 года. Да, вне всякого сомнения, Ходорковский и Лебедев – не ангелы. Это еще мягко говоря. Но они бизнесмены, действовавшие в рамках преступной системы отношений между бизнесом и властью в России Ельцина, Путина и Медведева. Если министры позволят себе обвинить Ходорковского, они тем самым признают, что система преступна. А это уж точно не в их интересах.

Фото: rferl.org

Силовики также не хотят признавать преступность системы. Они уверены, что она идеальна, но хотят применить к ней старый принцип каудильо Франсиско Франко: своим – все, врагам – закон. Это и есть водораздел между Россией Ельцина и Россией Путина – водораздел между господством олигархии и восторжествовавшим франкизмом, сотрудничающим с олигархией. Но министры, занимающиеся экономическими вопросами, прекрасно понимают, насколько неэффективен франкизм, насколько его существование связано с конкретной фигурой. Именно поэтому в Испании франкизм умер вместе с Франко, а в России он завершится с уходом из политики Путина. Осталось только понять, чем сменится эпоха российского каудильо – демократизацией, как в Испании, или окончательным торжеством олигархов...

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter