ГлавнаяСпорт

Юрий Семин: Покинув «Динамо» в 2009-м, я сделал очень большую ошибку

Главный тренер «Динамо» Юрий Семин - личность неординарная. Но вовсе не потому, что сверхталантлив или может делать несколько дел одновременно.

Юрий Семин: Покинув «Динамо» в 2009-м, я сделал очень большую ошибку
Фото: Макс Левин

Просто в нем нет ничего наносного. Он десять раз миллионер, но все так же прост в общении; в нем и намека нет на высокомерие. Семин - настоящий! И в этом его уникальность, эксклюзивность.

Палыч не любит бег, но если представить его сущность в виде метафоры, то лучше всего подойдет такая - «бегущий человек». Семин в свои 64 года и не думает останавливаться, он продолжает свой жизненный забег. К счастью, это не бег по кругу, это движение навстречу новым победам и триумфам.

Однажды услышал, как вы обращались к игрокам по фамилии, но на «ты». Почему так?

На самом деле, я по-разному к игрокам обращаюсь. Иной раз - по фамилии, особенно это касается иностранцев. Иной раз - по имени. Все зависит от того, где мы находимся и что делаем. Это может быть зал для теории, тренировочная работа на поле или встреча в неформальной обстановке. А какой-то специальной формы обращения у меня нет.

Фото: Макс Левин

Когда вам было проще находить общий язык с игроками: в начале тренерской карьеры или сейчас?

Раньше молодые ребята были одни, сейчас - другие. Но я же работаю с ними постоянно, и я понимаю сегодняшнее поколение. Я каждый день с ними и вижу их проблемы, понимаю те задачи, которые они перед собой ставят. Я тоже меняюсь: либо расту в правильном направлении, либо иной раз ошибаюсь. Но я с ними иду по жизни. А поколения действительно разные. То поколение, мне кажется, было проще, более управляемое. А нынешние игроки больше думают о своей дальнейшей жизни, о жизни после футбола. Мы были другими.

Ваше детство пришлось на послевоенные годы. Это не преувеличение, что пацаны тогда без ножа даже в магазин за хлебом не бегали?

Я не скажу, что криминальная обстановка была настолько сложной. Но тогда немножко другие принципы были. Так, на одной из улиц всегда находился лидер. И когда кого-то с этой улицы обижали, ребята приходили и выясняли отношения. А сейчас то же самое происходит между болельщиками. По большому счету, такой формат отношений с улиц того времени был перенесен в сегодняшний день. Тоже имеем объединения молодых людей, только под флагами разных команд, и между ними порой происходят стычки. А раньше это происходило на уровне «двор на двор». Бывало, играли в футбол, что-то не поделили и после матча сошлись врукопашную. Всякое случалось. Моя улица тоже имела своего лидера, который как-то объединял нас на спортивном направлении. Хуже, когда появлялся вожак, которому больше нравились хулиганские поступки.

И вы, наверное, не оставались в стороне от этих нехороших процессов?

Был такой же, как и все. Но, слава богу, что у меня проявился большой интерес к спорту. Я думаю, спорт помог мне где-то остепениться, он занял все мое свободное время. Мне нужно было учиться, затем шел на тренировку. Приходишь уставший, а мама с папой заставляют по дому помочь. У нас был собственный домик, было хозяйство. Где-то нужно было и огород вскопать, свиней покормить.

Так вы настоящий сельский парень…

Мы жили практически в городе, но в собственном доме. И куры были, все было. Тогда тому, кто не имел своего хозяйства, выжить было тяжело.

В одной из биографических статей о вас написано: «Рос он в бедном квартале, где вокруг была нищета и наркотики. Именно наркотики погубили его двоюродного брата, который умер рано, в 33 года».

Брату дали 3 года за какое-то правонарушение. И в тюрьме, как я понимаю, его подсадили на наркотики. Он вышел и стал наркоманом. Была еще одна отсидка. Вот к чему брата привело хулиганство. У меня тоже, наверное, возникли б сложности, если бы не такое азартное отношение к спорту… А что касается нищеты - у нас на улице ее никогда не было, и я даже не знаю, что считать нищетой. Сейчас тоже не очень сладкая жизнь у людей, которые находятся не в столице, а на периферии. Это касается и России, и Украины.

Фото: Макс Левин

Не секрет, что вы покинули «Динамо» из-за нежелания лишиться 15% акций «Локомотива». Юрий Павлович, но ведь оставшись, вы точно не стали бы беднее?

Я думаю, нет никакого смысла к этому вопросу возвращаться. А со спортивной точки зрения я сделал очень большую ошибку.

Тогда, в мае 2009-го, вы покидали Киев навсегда?

Наперед никогда не знаешь, что тебя ждет. Я, например, думал, что президент клуба очень сильно обидится на меня. Но мы поняли друг друга и остались в хороших отношениях. Наверное, это и привело меня назад. А могло не привести, будь больше побед у предыдущего тренера - у Валерия Газзаева. С другой стороны, во всем мире происходит «круговорот тренеров в природе». Такая профессия, что очень сложно удержаться на одном месте долгие годы. Кому-то удается, кому-то - нет. Хотя я вот всегда любил стабильность; люблю, когда дается время для претворения изменений в жизнь.

Покидая «Динамо» в 2009-м, вы прямо на стадионе позволили себе пустить слезу. Это произошло именно потому, что вы уходили под грузом внешних обстоятельств?

Во-первых, мы провели очень хороший сезон. Второе: ко мне в Киеве было очень теплое, доброе отношение со стороны болельщиков. И я как бы определенную вину перед ними чувствовал. Будем говорить прямо - я их подвел. Потому что они мне доверяли… А с чисто спортивной точки зрения я сам очень сильно пострадал. Такой тяжелый сезон, мы выиграли чемпионство и напрямую попали в Лигу чемпионов. Это мечта! И я сам перекрыл для себя эту дорогу. И когда шел по полю, об этом также вспомнил. Но решение было принято. А переживания мои тогда, вне сомнений, были большие.

Наставник «Ворсклы» Николай Павлов недавно сказал: в моем возрасте друзей уже не находят - только теряют. Почему «теряют» - понятно, а почему «не находят»?

Николай - очень оригинальный парень. Мы с ним сто лет знакомы, и я всегда с удовольствием читаю все его высказывания. Конечно, уже больше теряешь. Но надо и находить. Встречаешься с интересным человеком - вполне возможно, что между вами завяжутся дружеские отношения. Это новый стимул в жизни, человек внутренне развивается. Если захочет что-то сделать для друга, значит, он добрее станет, будет любить этот мир. Самое главное - никогда не говори «никогда».

Все тот же Николай Павлов - любитель позаниматься в тренажерном зале. Вы тоже истязаете тело нагрузками?

Я любитель заниматься спортом вообще. Постоянно в тренажерный зал я не хожу, но вот захотелось - и пошел. Если плохое настроение с утра - обязательно пойду. Если хорошее - выберу другой вид спорта. Может, мы поиграем между собой в футбол после тренировки. Но спортом я постоянно занимаюсь.

Фото: Макс Левин

А бассейн?

Бассейн я не совсем люблю. Хотя в детстве плавал будь здоров, и с «вышки» прыгал. Но не мое это. И в море я не особенно люблю плавать. А вот игровые виды спорта - пожалуйста: теннис настольный и большой, да все игровое люблю. Когда в хорошей компании можно посмеяться, пошутить. А не люблю бег по кругу - не перевариваю его после своей футбольной карьеры. Никогда не любил эти кроссы, хотя их нужно сейчас давать игрокам. И мы даем: в небольшом количестве, но даем, на определенных этапах.

В прошлом сезоне вы несколько раз примеряли на себя образ сэра Алекса Фергюсона: очки, жвачка. Что это было?

Да ничего особенного на самом деле. Все случайно получилось. Как-то перед одной игрой Миша Михайлов (тренер вратерей «Динамо». - LB.ua) дал мне жвачку. Я непроизвольно ее первые минут пять жевал. Мы выиграли тот матч. И он перед каждой игрой стал ее мне давать. А что мне оставалось - брал и жевал. Вот и пошло. А как проиграли - я это дело прекратил.

Но ведь вы жевали ее в манере Фергюсона!

А я не знаю, как Фергюсон жует. Жвачку жуют одинаково во всем мире… Наград бы побольше, как у него.

Юрий Павлович, процитирую вас: «У меня нет конфликта с Ольгой Юрьевной: у нее есть конфликт с футболом». Сказано это было на банкете, посвященном окончанию чемпионата России-2010. Это была «домашняя заготовка» для президента «Локо» Смородской или экспромт?

Вы ж не знаете, что было перед этой фразой, какое общение было с болельщиками, с руководителями. Было большое непонимание между нами, отсюда и родилась эта фраза. Она случайно в голове созрела. Я к этому не готовился… Если мы оба пришли в футбол, то мы от него и танцевать должны. Я эту женщину не затрагиваю уже, и не хочу. И так чересчур большой пиар у нее… Я не конфликтный человек, всегда нахожу общий язык. Но когда дело касается футбола, не нужно никакого конфликта - нужна принципиальность. И в том случае она проявилась.

Фото: Макс Левин

Вы не инвалид с палочкой, но уже далеко и не мальчик. Боитесь чего-то не успеть в этой жизни?

Да ничего я не боюсь. Я просто живу. Мне нравится моя работа, нравятся люди, которые меня окружают. Мне нравится та жизнь, которой я живу. Я ничего не делаю искусственно. Все поступки, которые я совершаю, я делаю не ради славы. Вот созрело во мне желание поехать в детский дом - поехал. И я никогда не хочу это афишировать, выпячивать. Я доволен своей жизнью, и не загадываю очень далеко - а что будет там, а что будет здесь. Мне сегодня хорошо! Хорошо выходить вместе с ребятами на тренировку, хорошо выигрывать. И очень плохо, когда мы проигрываем. Вот и все, и не надо здесь много думать.

Вы часто бываете в детских домах. Это «привет» из прошлого? Вы ведь в детстве росли вместе с детьми, у которых отцы не вернулись с войны.

Даже не знаю. Я думаю, все проще. Если мы имеем возможность помочь нуждающимся людям - мы должны делать это. И тогда все светлее будет в этом мире. А возможности у нас есть. Футболист - хорошо оплачиваемая профессия. Значит, мы должны и другим что-то дать. И это правильно. Как отдашь - так и получишь. Будешь немножко отдавать, значит, к тебе все равно что-то вернется.

Вы совершенно не забиваете себе голову тем, что можете так и не выиграть ту же Лигу Европы?

Это большая цель, и ее можно так и не достичь. Но такая цель стоит. Она есть и сегодня… Каждый раз совсем чуть-чуть не хватило. Наверное, нужно подумать над тем, что не так сделал и как этот путь пройти по-новому. Мы эту задачу не отменяли, должны к ней идти.

Футболист, тренер - профессии специфические, все время в разъездах. Быть может, вы своей супруге что-то недодали по этой причине?

Да нее-ет, я думаю, все наоборот. Если бы я все время дома находился, нам было бы сложнее. Со временем тяжело постоянно сосуществовать в одном пространстве. И такой момент, как пресыщение, еще никто не отменял. А когда ты часто в командировках, то тебя ждут, и твое возвращение вызывает какие-то свежие эмоции. Так что все нормально.

Вас жена дома никогда не называет «дед»?

Никогда в жизни. Меня и внучка 7-летняя иной раз называет Юрой.

Фото: football.hiblogger.net

Вы как-то сказали: «Продавая матчи - ты же футбол предаешь». Не слишком ли много развелось предателей?

Нет, не слишком. Я думаю, это в большей степени бред от людей со стороны, которые пришли в футбол. Сейчас в футболе оказалось много людей из совершенно других областей жизни. И им кажется, что футбол такой же грязный, как и те сферы, из которых они пришли. Футбол - это часть нашей жизни. Она не самая честная, но футбол значительно чище, чем все остальное. Наверное, какие-то нехорошие вещи есть. И повторюсь - если это происходит, значит, ты предаешь футбол, предаешь болельщиков, все предаешь. Но я думаю, многие вещи очень и очень надуманны. При желании можно разобрать каждую игру и любую ошибку игрока или тренера представить в выгодном свете. Можно увидеть кочку или нехватку техники у нападающего, а можно сказать, что он не забил специально. Как по мне, в этом вопросе мы перебарщиваем. Жизнь вообще подозрительная стала. Наверное, более подозрительная, чем это раньше было.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter