ГлавнаяСпортДругие

Олег Саленко: "Динамо" договорилось выиграть первый чемпионат. Но "Таврия" передумала

Олег Саленко – правдоруб украинского футбола. Ему чужда грубая простота Виктора Леоненко, но фигурантам суждений Саленко от этого не легче.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист
Олег Саленко: "Динамо" договорилось выиграть первый чемпионат. Но "Таврия" передумала
Фото: segodnya.ua

В беседе с lb.ua экс-форвард «Динамо» рассказал о коварном притворстве Анатолия Заяева, которое стоило киевлянам золотых наград дебютного чемпионата страны, еще больше сгустил краски на футбольных портретах Анатолия Бышовца и Йожефа Сабо и объяснил, чем руководствовался Романцев, когда перестал вызывать его в сборную России.

«Сабо полгода не давал мне играть»

Олег, наверное, можно сказать, что язык ваш – враг ваш?

В нашем обществе – да. Еще идет непонимание, люди не привыкли ни к самокритике, ни к критике; не понимают, что когда говорят то, что есть, от этого выигрывает общее дело.

А когда вам больше всего навредило собственное правдолюбие?

Наверное, когда только вернулся в Украину. На Западе, когда человек говорит правду, то его и уважают, и воспринимают, и хотят, чтобы он шел дальше. А у нас оказалось наоборот. По крайней мере, в среде руководителей.

Олег, но вы ведь не стали сразу по приезде рубить всю правду-матку о «Динамо»? Некоторое же время вы молчали…

Я на 3-4 года вообще отошел от футбола. Для спортсмена уход из большого спорта сопряжен с переживаниями. А тем более я рано закончил карьеру из-за травмы, и это сильно сказалось. Поэтому несколько лет я футбол даже не смотрел.

Фото: sportanalytic.com

И, тем не менее, в «Динамо» вас не позвали, хотя вы не успели еще раскритиковать его руководителей.

А причина в другом: считается, что когда Суркисы пришли в клуб, тогда «Динамо» и началось. Плюс, когда клуб переходил из рук в руки, были некоторые нюансы. Не все приятные. Кто их знает, старается обходить стороной.

А вы пересеклись с братьями Суркисами в «Динамо»?

Я как раз уходил тогда. И смена власти в клубе чуть не сказалась на моем переходе в «Логроньес», где я уже отыграл полгода. Зимой я ушел в аренду, а летом 93-го официально уже шла продажа. Но для того, чтобы переход точно состоялся, мне пришлось продаваться через «Маккаби» (Хайфа). А уже на следующий день я вернулся в Испанию. Тогда вообще интересные времена были. Я сыграл за «Динамо» в первом чемпионате Украины, а потом Сабо уже не допускал меня к играм. Я полгода просидел на «банке» из-за того, что подписал контракт с «Тоттенхэмом». И хотя тренером был Кирилыч (Анатолий Пузач. – lb.ua), но руководил всем Сабо, и полгода мне не давали играть. При этом все официально было: я ездил в Англию с Безверхим (президент «Динамо» на тот момент - lb.ua), подписал предконтракт, но мне не дали рабочую визу – тогда как раз поймали иностранцев на подделках и ввели ограничения. Но за «Динамо» я мог играть.

Так, а Сабо вас берег что ли?

Он считал так: раз ушел, то нам такой игрок не нужен. Ну, Сабо – это отдельный экземпляр, он всегда считает по-своему. Мне и зарплату не платили.

Скажите, а что за человек был президент клуба Виктор Безверхий?

Он был порядочный человек, а вот его окружение… И он в свое время не смог показать силу. Если бы сделал это, то остался бы президентом. Он тогда не понял, куда попал.

«Заяев усыпил всех, а в перерыве матча все стало на свои места»

Что происходило в клубе после поражения от «Таврии» в финальном матче в 1992 году?

Полный бардак происходил. А тем более есть моменты определенные. Хоть и столько лет прошло, но не хочу рассказывать, почему с «Таврией» так произошло…

А было бы интересно.

Предварительно сначала договаривались, потом все поменялось. Это такое дело. Тем более мы уже два месяца себя чемпионами считали.

Тогдашний тренер «Таврии» Анатолий Заяев вспоминал, что Федерация футбола уже почти заявила «Динамо» в Лигу чемпионов, а тут «Таврия» вдруг выиграла золотые награды.

И заявки были, и договоренность была. Заяев усыпил всех, всем пообещал, а потом в перерыве матча все стало на свои места.

Как?!

Ну вот так. Это и называется «тренерская задумка»! Мы тогда в своей группе ото всех оторвались, грубо говоря, на двадцать очков. И должно было быть две игры с победителем другой группы, а потом за неделю до матча решили, что одна игра будет. Была договоренность, что мы выигрываем, у нас банкет, в Киеве нас салют встречает. Уже и игрокам сказали. А мы до этого месяц не тренировались практически, выходили на игры и на классе выигрывали. Вот это и сыграло свою роль.

А по ходу матча «Динамо» уже не могло перестроиться?

Нет. Мы уже представляли себе обратную дорогу с цветами и шампанским в самолете. А вообще, это самый большой маразм, когда чемпионское звание разыгрывается в одной игре. Это ж не Кубок. А проиграть каждая команда может, тем более в таком состоянии, в каком мы пребывали. Нас, кстати, оштрафовали, как сейчас помню, на $2 тыс. за то, что не выиграли.

Но руководство ведь было в курсе новых обстоятельств.

В понимании руководителей мы все равно должны были побеждать, ведь были на голову выше соперника.

Кстати, а какие тогда были зарплаты в «Динамо»?

У ведущих игроков – по $1 тыс. Но тогда в основном зарабатывали на премиальных.

Каково вам было играть на едва заполненном «Республиканском» в чемпионате Украины?

Это была едва ли не главная причина моего ухода из «Динамо». При Союзе стадион почти всегда был заполнен, а потом стало ходить по 10-15 тысяч. А тут еще ездишь в другие города, играешь непонятно где. Ту же Ахтырку взять – ни раздевалок, ничего нет. В гостинице переодевались. Еду с собой возили. А мы играли в Лиге чемпионов, и тут же улетали из Ахтырки в Барселону. Контраст был еще тот.

«В игре с венграми нужно было просто продемонстрировать миру, что есть такая сборная Украины»

Вы сыграли в первом матче сборной Украины – с венграми. Помните атмосферу, которая предшествовала той игре?

Атмосфера была великолепная. В Ужгород приехали в основном те ребята, которые с юношеских, молодежных сборных выступали вместе. Нужно было быстрее сыграть, а потом уже разбираться, что к чему. Это было как показательное выступление – продемонстрировать миру, что есть такая сборная. Хотя, понятно, что как раз ничего еще не было. В частности, поля не было хорошего. Но, по-моему, одну тренировку даже провели.

Игрокам что-то заплатили за тот матч?

Честно говоря, не помню, но, кажется, нет.

Слабенько, к слову, отыграли.

Да, 1:3. Но это нормально: подготовки нет, плюс три тренера во главе – Прокопенко, Пузач, Яремченко, каждый из которых хочет, чтобы побольше его игроков вышло в «основе». Кирилыч потом рассказывал, что замены были расписаны заранее, чтоб уже все вышли на поле, все сыграли. Ясно, что толку от той игры не было никакого – нужно было просто отметиться, чтобы попасть в отборочный турнир ЧЕ-96.

Фото: www.soccerjones.com

Почему вас больше не вызывали в сборную?

А потом уже или «Днепр» в качестве сборной летит в Америку, или еще кто-то. Сборной как таковой до определенного момента не было.

А русские когда вас к себе позвали – в 93-м?

Да. Садырин приехал в Испанию прямо на игру. Это мой первый тренер, и я согласился. Тем более что за россиян уже играла половина сборной Украины – Никифоров, Цымбаларь, Онопко.

«Романцев посчитал, что мой авторитет выше, чем его»

Почему после триумфального для вас ЧМ-94 вы больше не вызывались в сборную России?

На товарищеский матч с Германией я все-таки приехал, хотя на поле и не вышел. Я уже начал играть за «Валенсию», мы как раз выиграли первый матч у «Атлетико» (Мадрид) 4:1, я забил. Приезжаю в Москву, и Романцев как всегда начинает… Я понял, что идет невосприятие меня.

А подробнее, если можно.

Тогда же конфликт был перед чемпионатом мира (знаменитое «Письмо четырнадцати» - Саленко сначала подписал его, а затем отозвал подпись – lb.ua), и он принял сторону игроков, которые не поехали на ЧМ. Еще было совещание перед отбором на Евро-96, во время которого Романцев встает и говорит: «Я не могу вам платить за Сан-Марино и Фарерские острова». Я ему отвечаю: «Как это так – не будете? Не вы же платите – платит федерация футбола, есть Колосков. Они платят, вот с ними мы и будем разговаривать». Мы разъехались, и потом я уже сам звоню Романцеву. А он говорит: «Зачем тебе приезжать на отборочные игры – это мы и так выиграем, это мы и так выиграем». Ну, я все понял. Он амбициозный человек и посчитал, что мой авторитет в команде на тот момент был выше, чем его.

А чего ж вы журналистам не пожаловались, что героя России из сборной «плавят»?

Тогда обо всем этом писалось. Я журналистам говорил: «Идите и спрашивайте у Романцева, почему я не играю. Я вот набираю его телефон на базе, зову, он подходит, а потом отходит». Романцев, как и каждый тренер, имел амбиции, и он решил, что ему так будет спокойнее. А он тогда был царь и бог. В 96-м, когда он ушел, Игнатьев был готов вернуть меня в сборную, но уже пошли травмы, которые и помешали сыграть.

Олег, а на Евро-92 в составе сборной СНГ у вас совсем не было шансов блеснуть?

Не было. При Бышовце у меня вообще не было шансов.

Фото: segodnya.ua

И все из-за того, что в 1990 году позволили себе в стане сборной отпраздновать золотые медали «Динамо» в чемпионате?

Дело даже не в этом. Бышовец всегда противопоставлял себя Лобановскому, а Валерий Васильевич как-то настоятельно порекомендовал ему взять меня в сборную. Оттуда все и пошло. Он меня не воспринимал, а я – его. К тому же это человек, который очень любит деньги. И все знают о том, что в 92-м он предлагал игрокам заплатить за поездку на Евро: кто заплатил – поехал, не заплатил – не поехал. Не поехали Протасов и Литовченко, они уже играли за рубежом, им это все не надо было. Они сказали, что, конечно, согласны поехать, но не хотели «заносить».

А почему игроки скандал не подняли?

Да никто бы ничего все равно не доказал.

«Рабинович сказал Заварову: «У тебя будут работать те, кого я назову»

Отвечая на вопрос, почему не хотите работать агентом, вы сказали: «В Украине нельзя заниматься легальным футбольным бизнесом: идет купля-продажа средних игроков для отмывания денег».

У нас средними командами в основном руководят не тренеры, а менеджеры игроков. Когда в команду приходит новый тренер, за ним следом идет куча игроков среднего класса.

Но разве не он их приводит?

Зачастую не он. Вопрос решают руководство клубов и агенты игроков. У нас мало футболистов, которые сами могут выбирать себе команду, в основном – ищут. Перед вторым кругом чемпионата многие команды имеют по 13-14 игроков, и сейчас решается, кто кого и куда всунет. При этом без разницы, в какой команде окажется игрок (сильных личностей все равно почти нет), главное – заработать на этом денег.

Как вы считаете, агенты в Украине могут обеспечить нужный результат матча?

Есть и такие агенты. Кстати, раньше футболисты могли напрямую что-то «организовать», а сейчас никто не хочет светиться. Поэтому все ложится на плечи агентов, с них и спрос потом будет. При этом ставки за некоторые игры в десять раз больше, чем зарплаты футболистов. Поэтому так все и происходит. Пока все будет, как есть, пока и судьи… У нас сейчас только «Шахтер» поднялся, а остальные команды наоборот опустились.

Судейство немножко наладилось все-таки.

Это со стороны так кажется. Просто стали меньше сор из избы выносить. Раньше много шума было вокруг судейства, а сейчас, даже когда одну из команд «убивают», шума нет. Как будто по указке. При желании можно было раскрутить ситуацию с пенальти в ворота «Металлиста» в матче с «Динамо» - просто Милевский не забил с «точки». Но сейчас все спокойно к таким моментам относятся. Как и в Европе.

Еще при Заварове вы могли прийти работать в дубль киевского «Арсенала». Что помешало?

Саша Заваров тогда предложил еще троих человек, которые будут в его штабе. Рабинович перечеркнул листок и сказал: «Я таких вообще не знаю. У тебя будут работать те, кого я назову». Вот это наш подход к делу.

Может, Рабинович побоялся, что Заваров приведет непонятно кого?

Он видел фамилии, которые предложил Заваров. И поверьте мне, они были на уровне.

Летом вы могли комментировать матчи чемпионата мира-2010 на Первом национальном. Почему не удалось договориться?

Я просто сказал, что за все в жизни надо платить. Они хотели, чтобы все было бесплатно, поэтому я и отказался, и Блохин тоже. И поэтому к концу чемпионата в студию стали приходить все кому не лень. Если вы зарабатываете деньги на телевидении, то вы должны и платить. Я пару раз пришел ради интереса, а дальше предложил как-то урегулировать вопрос. Не получилось. У Шустера надо учиться, как вести бизнес: чтобы все себе, а остальным…

Вы комментируете матчи сборной на «Интере» - там ведь труд оплачивается?

Да, но, по большому счету, это не приносит больших денег. До уровня Европы мы пока не доросли.

Как поживает ваша «Золотая бутса» - не продали?

Стоит. Эмираты ведь не успели до старта ЧМ в ЮАР организовать турнир. Нет – и слава Богу. Я бы хотел, чтобы бутса оказалась в школе «Смена», где я вырос, сейчас это академия «Зенита». Из России были звонки, но ничего конкретного – подчиненные по просьбе шефов почву зондировали.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист