ГоловнаСуспільствоЖиття

Притулок для матерів, які втекли від війни

В санатории-профилактории «Источник» ("Джерело") в Пуще-Водице – лесном поселке под Киевом, - живут 256 переселенцев с востока Украины. Из них 86 детей, до 30 стариков, около полусотни одиноких матерей. С ними из зоны АТО приехали 3 домашних собаки и пятеро котов. Немногие мужчины, проживающие с женами в «Источнике», - в основном, многодетные отцы. Те из них, кто не нашел работу, ездят за продуктами в город – просят рынки и частных предпринимателей помочь овощами и фруктами, воспитывают детей, следят за безопасностью. Этот импровизированный лагерь для беженцев – самоорганизующееся сообщество, коммуна, где люди разных возрастов, профессий и судеб вынуждены строить свою жизнь совместно.

Фото: Макс Требухов

- Раньше здание принадлежало семье Януковича через фирму «Гелиос». Похоже, его собирались сносить и строить тут второе Межигорье, - предполагает Инесса Блозовская, глава благотворительного фонда «Ekste Fund», который помогает вынужденным переселенцам. Поселившись в санатории, они своими силами отремонтировали комнаты и привели в жилое состояние офисные помещения, провели свет, подлатали потолки. Однако, по словам Блозовской, прежние хозяева не оставляют попыток вернуть себе объект, расположенный в живописном месте. С «лакомым кусочком» земли в Пуще-Водице связаны и непрекращающиеся попытки захвата здания бывшими воеными из ВЧ 0624 (экс-батальон «Айдар»).

Детский мир

Дольше всех в «Источнике» живет Оксана, которая сейчас является неформальным координатором лагеря. Оксане 35 лет, она родом из Луганской области, но хорошо знакома с киевской жизнью - до прошлого года она с мужем около 10 лет жила в Киеве, на съемной квартире. Потом развелась, вернулась к маме в поселок под Новоайдаром – там-то ее и застала война. Бывший муж уехал в Москву, а она с двумя детьми вернулась в Киев, поселившись в санатории в Пуще-Водице.

Оксана проводит для нас экскурсию по помещению. Здесь – кухня, выше - детский игровой зал, полный игрушек и книг - их привезли волонтеры и сотрудники посольства Германии. Рядом жилые «номера» - маленькие, в каждом помещается одна семья. В одной из комнат за тесным проходом оказывается цветастый котик - он вопрошающе смотрит на нас снизу вверх.

В дверях появляется молодой отец с младенцем на руках. Прошу его рассказать что-то о себе.

- Да я вообще покормить хотел, - смущается мужчина и уходит. Вместо него пообщаться соглашается женщина с таким же малышом.

Проходим в игровую комнату. Моя собеседница представляется Наташей, приехала она из Луганска 18 июня прошлого года.

- У меня ребенок начал бояться, плакал – в городе слышались взрывы. Мы нашли номер телефона в интернете, позвонили. Помог волонтер, сказал: приезжайте, я вас здесь встречу. Нас отвезли на Майдан – там была палатка «Крым», где нас зарегистрировали, а затем отправили сюда.

Сыну Натальи 4 года, он ходит в детский сад – правда, сейчас приболел. А ребенок у нее на руках – соседский Давид, за которым она присматривала по просьбе матери.

На втором этаже, в коридоре, прямо на полу сидят трое детей разных возрастов и «режутся» в карты.

- У них сейчас каникулы, вот и работают, - улыбается Оксана. Все школьники устроены в 104-ю школу, находящуюся в Пуще-Водице совсем недалеко от лагеря. Мамы учебным заведением вполне довольны.

С детсадом сложнее: он есть рядом, но мест там очень мало. Поэтому большинство малышей остаются в лагере вместе с родителями. Женщины сами развлекают их, как могут. Специалисты в разных областях (в том числе, логопед, психолог) проводят развивающие занятия по возрастным группам. Оксана вместе с несколькими единомышленницами из числа постоялиц «Источника» уже в этом месяце планирует запустить свое дело - проект «Детская бизнес-школа».

- Нас не интересует теория, только практика. Идея – обучить детей тому, что им пригодится в жизни, но что не дают ни школа, ни институт. Научиться применять себя, найти свой талант, развить и суметь его продать. Через полгода ребенок сможет создать свой бизнес-проект, защитить его – с поддержкой родителей или самостоятельно.

Оксана взяла идею не «с потолка» – у нее на Луганщине был маленький бизнес: интернет и вышка мобильной связи, которую она сдавала в аренду МТС. Сейчас предпринимательница ничего не знает о судьбе вышки, оставшейся на территории захваченного боевиками поселка Красный луч.

Фото: Макс Требухов

Программа бизнес-школы рассчитана на детей 9-14 лет. Участвовать в ней будут не только юные жители «Источника», но и подростки извне: проект предполагает благотворительное и коммерческое направления. Женщины ведут переговоры с предпринимателями, которые смогут обучать детей практическим навыкам. Уже запланированы экскурсия в банк, беседы с представителями IT-сферы.

- Мы сможем выезжать в другие лагеря, работать с переселенцами, с детскими домами.

Младшим детишкам тоже скучать не приходится: среди переселенок есть несколько профессиональных аниматоров – например, луганчанка Юлия, которую мы встретили отдыхающей в детской комнате, пока ее муж гулял с ребенком. Он строитель, но оплачиваемой работы для него в Киеве пока нет, сетует женщина.

- В Луганске я была детским аниматором и няней. Меня сюда, в принципе, и заманили тем, что здесь много детей.

Юлия
Фото: Макс Требухов
Юлия

Юлия с семьей переехала в «Источник» летом прошлого года, и родила своего второго ребенка здесь, 3 месяца назад. Точнее, рожала в столичном перинатальном центре - по инициативе первой леди Марины Порошенко, учреждение предоставляет беременным переселенкам с востока Украины услуги бесплатно. Юлия также получает помощь от государства на своих детей. Говорит, с оформлением помощи проблем ни у кого из матерей не возникло.

Странные соседи

Дальше по коридору – инвалидное кресло. Оксана рассказывает: в комнате напротив живет старенькая луганчанка без ноги. Ей бы переселиться пониже, чтобы удобнее было передвигаться - но мест нет.

Фото: Макс Требухов

Между тем, на первом этаже санатория - шесть больших комнат, в которых могут поместиться по 8-10 человек, самозахватом заняли бывшие военнослужащие батальона «Айдар». Почему они, будучи здоровыми мужчинами, не дома и не в армии, никто толком не знает – поговаривают, что экс-айдаровцы приехали «отжать» здание по просьбе своего лидера, нардепа Мельничука.

У ворот санатория припаркована машина с номерным знаком ВЧ 0624. Это военный с позывным «Цунами» поставил ее здесь, а в ней камера, по словам Оксаны – чтобы следить за всеми, кто входит в здание. Женщины опасаются таких соседей.

Фото: Макс Требухов

Вооруженных «бойцов» частенько застают с выпивкой во дворе санатория. Переселенки жалуются, что мужчины кутят, каждый день приводят женщин, «буянят» - однажды даже забросили гранату в бассейн, был взрыв. На прямой вопрос, что они здесь делают, отвечают только: «Мы вас охраняем».

 - От кого вы нас охраняете, от самих себя?! - возмущается Оксана. Выгнать нежелательных жильцов не представляется никакой возможности, милиция их присутствие игнорирует.

Скромное хозяйство

В общей кухне переселенки недавно организовали дежурство: 5 смен по 2-3 человека, каждая смена дежурит по 2 дня. Сегодня на обед были оладьи – женщины стараются побаловать друг друга чем-то вкусным, насколько это возможно в условиях ограниченных ресурсов.

Фото: Макс Требухов

Фото: Макс Требухов

- С июня месяца всякое бывало: и еды в столовой не хватало, и хлеба не было, - говорит молодая мама Вера, которую мы встречаем в холле здания. Она живет в санатории с июня. Просит ее не фотографировать.

Вера приехала из Луганской области с тремя детьми. По профессии она, как и Юлия – аниматор, организатор праздников. Поначалу молодая женщина наслаждалась общением с малышами, носила их на руках. Но когда узнала, что носит ребенка, самочувствие резко ухудшилось, и почти всю беременность Вера пролежала в кровати.

Третий сын Любомир – «Любчик-голубчик», называет его мама - родился всего месяц назад.

- Мне сказали, что он без сердца – еле отбили его в больнице.

Муж Веры – компьютерщик, но работу по специальности в Киеве найти не может, поэтому подрабатывает везде, где берут, чтобы его большая семья не зависела от волонтерской помощи, которая приходит с перебоями. Вера говорит, что приехала сюда не за бесплатными обедами, а за крышей над головой.

- Хотя мне мегаприятно, когда привозят подгузники, какую-то одежду. Потому что резкая смена цен в магазинах из-за роста доллара заставляет меня паниковать. Мы успели недорого купить многоразовые подгузники, еще хотим докупить несколько штук, чтобы совсем отказаться от памперсов. Скоро будет серьезная проблема с обувью. У нас семья из 5 человек. 5 пар обуви – это уже зарплата мужа.

Рядом с нами по каменному полу носится второй сын Веры - Тимофей, пытаясь привлечь мамино внимание.

- Сынок, мне нужно 5 минут, - просит женщина.

- Хорошо. У тебя есть 10, - со взрослым видом отвечает Тимофей и отправляется играть с машинкой на ближайшем подоконнике. Восьмилетняя, старшая дочь Веры занимается хореографией в ансамбле Вирского.

Тимофей
Фото: Макс Требухов
Тимофей

- Спасибо, что люди помогают - в ансамбле меня хотят освободить от оплаты за танцы. Очень приятно. Все-таки дорого выходит, дочку туда возить надо.

В холле нам встречается еще одна молодая мама со своей невеселой историей. Кристина приехала в «Источник» недавно, 13 февраля, из Попасной Луганской области – с мужем и двумя детьми, одному из которых была от роду неделя.

- Начали сильно бомбить днем и ночью, мы из подвалов не вылазили и решились уехать. Я когда лежала, была тишина где-то полтора месяца - я в это время как раз родила. Благо, не стреляли. Уехали из роддома нормально, побыли дома – тогда начали стрелять все сильнее и сильнее. Уже было невыносимо там находиться.

Кристина
Фото: Макс Требухов
Кристина

Во время нашего разговора коридор уверенной походкой пересекает крупный парень в камуфляже.

- Это «Кабан», - за глаза представляет незнакомца Оксана. – Мы не знаем, кто они – только по позывным.

Экс-айдаровцы часто ходят с оружием, с ножами. Их здесь считают ОПГ.

- Дети поначалу под кроватью сидели от страха. Сейчас уже адаптировались. В начале были жуткие истерики. Они заходят – никого не спрашивают. Так приходят и жрут в столовой, - возмущается Вера.

Желанные гости

В четверг одновременно с LB.ua в гостях у «Источника» побывали сотрудники Международного комитета Красного Креста – они обсудили с переселенцами новый проект, который запустят уже до начала лета.

- К нам приехал американский коллега Тимати Камент. Будем вместе с ним открывать проект помощи временно перемещенным лицам, - поделился планами представитель комитета Михаил Овсянников. – Он охватит Киев, Киевскую область и Полтавскую, возможно еще Харьковскую область. Что-то вроде финансовых вливаний в особо тяжелых случаях, например, мать-одиночка, у которой шестеро детей. Или бабушка за 80 лет, и у нее 4 внука на иждивении.

 Михаил Овсянников
Фото: Макс Требухов
Михаил Овсянников

Шестеро детей от 3 до 20 лет есть, к примеру, у Лены из Донецка – к счастью, она замужем. Но участвовала в переговорах с МККК как член совета.

Координационный совет в «Источнике» - это выборный орган из 7 делегатов, которых утвердило общее собрание переселенцев. Обязанности членов совета условно разделены, хотя все они взаимозаменяемы. Оксана, к примеру, занимается волонтерами и детьми. Четверо мужчин заведуют безопасностью, охраной здания. Дончанка Елена в совете преимущественно отвечает за сбор денег и расселение людей. 

Лена мечтает переехать за границу – здесь переселенцам очень сложно и не видно перспектив. В Донецке у нее остались две квартиры, за которыми присматривают родители. Но вариант возвращения домой женщина даже не рассматривает.

- Вся эта публика, которая там есть, никуда не денется, - поясняет она. Лене в какой-то момент стало страшно жить в своем городе, где не прекращались обстрелы, а соседи будто посходили с ума. - Я не знала, с кем я живу. Из всего моего подъезда, как выяснилось, только три квартиры жили в Украине. А все остальные – вообще непонятно, где они жили, в голове своей. Боялись, что Правый сектор зайдет в Донецк дивизиями. Рассуждали про фашистов…

- Вроде информацию одну и ту же получали, а, видимо, обрабатывали ее по-разному. Куда мне возвращаться? К моим друзьям, которые говорят: «Ну что вы там, с хунтой нормально устроились?» Тьфу на них.

Елена
Фото: Макс Требухов
Елена

Муж Елены до войны был региональным менеджером Донецко-Луганского региона в крупной фармкомпании. Теперь продаж в регионе нет. Его не уволили, но оставили в киевском офисе на прожиточном минимуме.

- Выгнать его было бы чересчур – он уже 15 лет на эту компанию работает. На одном из праздников коммерческий директор обратился к нему: «Ну что, сепаратист, как дела?» - а муж смотрит на него и думает: то ли по морде дать, то ли все же еще поработать здесь.

У переселенцев вообще самая большая трудность – с поиском работы. В столице к ним относятся с подозрением, многие фирмы не хотят принимать людей с востока, считая их ненадежными работниками. И все же не только мужчины, но и одинокие матери изо всех сил пытаются подрабатывать, ездят в город, оставляют друг на друга детей, просят позаботиться. Совсем без дохода существовать сложно – у малышей то и дело возникают непредвиденные потребности, да и с продуктами в лагере не все просто. Часто не хватает мяса, молока - белковой пищи, которая так нужна детям для роста костей.

***

Напоследок Инесса Блозовская обсуждает с Оксаной предстоящую поездку детей на фестиваль писанок в «Софии Киевской» 9 апреля. «Ekste Fund» периодически организует для беженцев развлекательные мероприятия и привлекает их к другим событиям. Например, дети из «Джерела» будут участвовать в летней программе отдыха в Венгрии - от посольства этой страны.

Фото: Макс Требухов

Блозовская уже почти год собирает среди знакомых бизнесменов, дипломатов, менеджеров помощь для приюта – продуктами, лекарствами, вещами.

- Из Америки недавно посылку мне прислали: одежду и игрушки. Сейчас еще одна приедет из Венгрии, - говорит женщина. Везде, где она бывает, Блозовская пытается донести до людей проблемы и нужды переселенцев. К сожалению, помощи сейчас стало меньше.

На прощанье Оксана благодарит нас за визит, просит приезжать еще – мол, новостей в лагере хватает всегда. Желаем успехов ей и ее компаньонкам.

- Мы не сдаемся. Я никогда бы и не подумала, что мне придется опекать до сотни детей - кормить их,отвечать за их безопасность. Это такой опыт, которого я при других обстоятельствах не получила бы никогда в жизни.

***

Детям беженцев в лагере «Источник» постоянно требуются подгузники и детское питание, одежда, а также мясо, молоко, яйца - белковая пища.

Фото: Макс Требухов

Реквизиты для помощи: 

Карта Приват Банк: 5168 7553 1985 6635 Блозовская Инесса Васильевна

Счет в гривне:

Получатель: БЛАГОДІЙНА ОРГАНІЗАЦІЯ "БЛАГОДІЙНИЙ ФОНД "ЕКСТЕ ФОНД"

ЄДРПОУ 39169894

Р/р 26009017925

Банк получателя: ПАТ «КСГ БАНК», МФО 820292

Назначение платежа: благотворительная помощь.

For USD

Beneficiary: CHARITABLE ORGANIZATION “CHARITABLE FOUNDATION “EKSTE FUND»

aсс. 26000017925840

Beneficiary’s Bank: PJSC KSG BANK, Kiev, Ukraine

S.W.I.F.T. Code: DONC UA 2X

Intermediary Bank CITIBANK N.A., New York, NY USA

S.W.I.F.T. Code: CITIUS33

Correspondent Bank Raiffeisen Bank International AG

Vienna, Austria

S.W.I.F.T. Code: RZBA AT WW

Corr. Account: 70-55.064.299

Details of payment: donation.

Больше на http://www.ekste-fund.com.ua

Тел. +38(066)544-01-35, +38(097)149-25-18

Нелли ВернерНелли Вернер, журналист
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram