ГлавнаяЭкономикаГосударство

Что будет без МВФ

Официальная позиция МВФ: нет реформ – нет денег. Именно поэтому возникла заминка с кредитом для Украины. Но отечественные чиновники ведут себя беспечно и все чаще говорят, что можно обойтись без денег Фонда. В чем причина?

Олег Устенко Олег Устенко , исполнительный директор Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation)
Что будет без МВФ
Фото: EPA/UPG

Большая политика

В конце 2007 года МВФ возглавил бывший министр Франции социалист Доминик Стросс-Кан. Президент Франции либерал Николя Саркози выдвинул его на этот пост, чтобы избавиться от сильного конкурента. Впрочем, Стросс-Кан был не против.

Работа ему предстояла непыльная. В мире все чаще говорили о закате МВФ – мировой «кассы взаимопомощи». Такое мнение бытовало даже внутри организации. Так, исполнительный директор МВФ от России Алексей Можин в 2007 году говорил: «Мы живем в другом мире. Никому из крупных стран с развивающимися рынками деньги Фонда не нужны». (РИА «Новости», 1.10.2007). Экономики стабильно растут, зачем же держать такой штат людей?

И вот накануне кризиса в МВФ пошли сокращения. Вышло как в СССР в 1941 году: война началась, а опытных генералов уже практически не было. Репрессии обезоружили страну.

Ослабший МВФ взвалил на свои плечи десятки экономик. Крупнейшие должники – Румыния, Украина, Греция, Венгрия и Ирландия (вместе – около $61,76 млрд по текущему курсу). Испанию и Португалию лихорадит. А количество денег ограничено, и с чего бы на этом фоне кредитовать Украину без реформ.

глава МВФ Доминик Стросс-Кан
Фото: EPA/UPG
глава МВФ Доминик Стросс-Кан

А с того, что глава МВФ Доминик Стросс-Кан – простой человек, а не робот. И ничто человеческое ему не чуждо. В 2012 году во Франции – президентские выборы. Кандидатом от Соцпартии может быть нынешний глава МВФ.

Конечно, если вдруг не рухнет экономика страны-члена МВФ, которой отказали в помощи. А если при этом еще завалится банковская система? В Украине, кстати, работает четыре банка с французскими корнями. И один из них – УкрСиббанк – даже входит в группу крупнейших банков и занимает пятое место в стране по размеру активов. Французы, конечно, поддержат свой банк в случае чего, но как это скажется на имидже мсьё Стросс-Кана?

Возможно, наши чиновники раскусили француза, и потому ведут себя так уверенно.

Долговая яма

Но гражданам Украины от этого не становится легче. Это только с первого взгляда низкие цены на газ и низкий пенсионный возраст – бесспорное благо. Ничего бесплатного в мире нет, и за такие цены и такую пенсионную систему мы платим ростом госдолга.

В прошлом году Пенсионный фонд распух до примерно 18% ВВП или примерно 60% госбюджета. Грубо говоря, мы живем уже с двумя бюджетами, один из которых идет на поддержку бабушек и дедушек. При этом пенсии в стране мизерные, и все понимают, что систему надо менять.

Удерживать ситуацию удается благодаря иностранным кредитам. В 2010 году внешний долг (и государственный, и частный) вырос на 13,5% до $117 млрд. И без реформ уровень внешнего долга будет расти дальше. Сегодня МВФ говорит нам, как уменьшить дефицит бюджета и как выбраться из долговой ямы. Возможно, это не единственный и не идеальный путь, но точно самый короткий и реалистичный.

Но вместо этого мы не то что топчемся на месте - идем в обратную сторону. В 2012 году выборы не только во Франции, но и в Украине. Мы будем выбирать парламент, и наверняка правящей команде захочется сохранить за собой как можно больше кресел. А это значит, что вероятность остаться вообще без реформ растет с каждым днем. Доказано опытом многих демократий – перед выборами социальные расходы растут, а не урезаются.

Возможные сценарии

Хорошо, мы выкрутим руки Стросс-Кану и заставим МВФ дать нам еще немного денег. Но вряд ли удастся повторить такой трюк два раза. Что делать дальше? Просить у России – значит идти на политические уступки и опять-таки залазить в долги. И вряд ли Российская Федерация будет кредитовать Украину под 3% годовых, как это сейчас делает МВФ. Продавать «Нефтегаз» или землю – мера временная. Фундаментальная-то проблема остается.

Фото: EPA/UPG

И вот когда продавать будет нечего, когда МВФ откажется по сути спонсировать предвыборные обещания, тогда и наступит момент истины. Придется резать расходы бюджета радикально. Не замораживать зарплаты в госсекторе, а сокращать. Не на 50% повышать цену на газ для населения, а на все 100%. Примером этому может служить Греция и Португалия, где идут именно этим путем.

Еще хуже, если МВФ откажет Украине в кредите, несмотря на свои имиджевые потери. Тогда ставки по кредитам для Украины взлетят до небес, как это уже было в 2009 году, когда сотрудничество с МВФ было де-факто приостановлено. Напомню, что когда предыдущее правительство хотело выйти на международные рынки заимствования капитала, то столкнулось с ситуацией, что только страховка за риск на работу в Украине составляла фантастические 25%-30% годовых. Естественно, что платить проценты такого уровня не может никто, и Украина не была исключением.

После некоторой стабилизации на мировых рынках и корректировки ситуации в Украине (в начале 2010 года) процент по суверенным обязательствам мог быть снижен до 10%. Уже намного позже – летом 2010 года – украинское правительство разместило свои долговые расписки под 7%-8% годовых. Это стало возможным благодаря целому ряду факторов, но основное – это то, что Украина возобновило свое сотрудничество с МВФ.

Сейчас на валютных счетах НБУ есть около $35 млрд.. Это достаточная подушка для того, чтобы обеспечивать стабильность денежно-финансовой системы в текущем году. Этого вполне хватает на покрытие выплат по госдолгу в 2011 году. Но ведь кроме госдолга есть долги и частных компаний. И если государству надо отдать в 2011 году только $4,8 млрд., то частным компаниям – все $40 млрд.

Напомню, что при критическом развитии ситуации приток прямых иностранных инвестиций, объем которых на теперешний момент времени наш фонд прогнозирует на уровне $7 млрд. в 2011 году, может быть резко снижен. При ограниченных возможностях по заимствованию на мировых рынках и вероятному снижению уровня реструктуризации внешнего частного долга (в том случае если сотрудничество с МВФ не будет продолжено, и об этом будет официально объявлено) приток валюты в страну может оказаться под существенной угрозой. Очевидно, что это может создать нежелательное давление на курс.

Новая существенная девальвация сопряжена с колоссальными рисками для банковской системы. Сейчас Fitch говорит о том, что больше половины кредитов, которые находятся в портфелях украинских банков, являются некачественными и проблемными. Можно только догадываться как возрастет этот показатель при негативном развитии ситуации. И что еще более устрашающе – это как много понадобится времени для того, чтобы вновь вернуть доверие вкладчиков к банкам.

Фото: Макс Левин

Добавьте ко всему этому, что ослабление гривны повлечет за собой автоматическое удорожание импорта, как неизбежное следствие, упадут обороты розницы, доходы населения, а это потянет за собой проблемы в промышленности. В итоге сработает эффект домино, по стране пройдет волна сокращений, и вырастет безработица.

Чтобы этого не допустить, власть обязана начать реформы прямо сейчас. Совет директоров МВФ соберется 15-16 апреля. Но к этому сроку мы уже, похоже, не успеваем ничего подготовить. Следующее возможное заседание совета директоров, на котором будет вынесен вопрос по Украине,– июнь. Крайне важно, чтобы к этому заседанию Украина провела обещанные реформы. В противном случае, история вновь повторится, но уже на новом негативном витке спирали.

Олег Устенко Олег Устенко , исполнительный директор Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation)