ГлавнаяЭкономикаБизнес

На испуг

Последние месяцы политики и экономисты слишком часто употребляют словосочетание «банкротство страны». Между тем, никаких оснований для объявления дефолта нашим государством нет.

Александр Дубинский , редактор программы журналистских расследований на телеканале «1+1»
На испуг
Фото: www.ehow.com

Тема банкротства государства Украина в минувшем году поднималась всякий раз, когда правительство не могло договориться с Международным валютным фондом об очередном транше кредитных средств. Да и то, смысл кричать о банкротстве страны был только у валютных спекулянтов, которые тем самым раскачивали курс гривны и зарабатывали на «домик у моря». Словосочетание «дефолт Украины» снова вернулось в информационное пространство в конце февраля. В частности, о том, что новому правительству придется объявить дефолт, говорит Арсений Яценюк, о состоянии «технического дефолта Госказначейства» вещает Николай Азаров.

Однако весеннее дефолтное обострение у политиков связано отнюдь не с экономическими перспективами страны, а скорее со страхом принимать в управление экономику, не имея реальной антикризисной программы (ни у Регионов, ни тем более у «Фронту змін» таковой нет). Ведь на самом деле ни о каком дефолте сегодня речи быть не может.

"Государственный дефолт" – это неспособность государства платить по своим обязательствам, прежде всего – внешним (потому что внутренние долги оно всегда может погасить, напечатав гривну в нужном количестве). Действительно, у Украины один из самых худших суверенных рейтингов среди стран СНГ. Рейтинги, присвоенные нашей стране международными рейтинговыми агентствами, характеризуются как крайне (весьма) спекулятивные с существенными кредитными рисками и ограниченным запасом надежности. Однако ни одно рейтинговое агентство так толком и не может объяснить, почему у государства Украина может возникнуть внешний дефолт.

По состоянию на 1 октября 2009 года (более свежих данных пока нет) суммарная внешняя задолженность госбюджета и коммерческих предприятий выросла примерно на 8% и составила $104,4 млрд. Такая динамика объясняется приростом госдолга на $12,4 млрд. – преимущественно за счет привлечения кредитов от МВФ.

На начало 2010 года, по данным Минфина, совокупный госдолг Украины составил $37,8 млрд. (внешний – 24,6 млрд., внутренний – 13,2 млрд.) и не превышает 35% от ВВП. Примечательно, что на 2010 год плановых погашений государственного долга не предусмотрено, будут выплачиваться лишь проценты по обязательствам (около $2 млрд.). Ближайшее погашение кредитов состоится лишь в марте 2011 года.

Главным свидетельством тому, что в этом году внешнего дефолта Украины не будет, является отношение иностранных инвесторов к еврооблигациям, выпущенным отечественным Минфином. Так, индекс EMBI+, который показывает разность доходности гособлигаций Украины по отношению к безрисковым ценным бумагам (например, казначейским обязательствам США), сейчас находится на самом низком за последние 12 месяцев уровне – 800 пунктов (это означает, что инвесторы готовы покупать украинские долги с доходностью на 8% выше, чем доходность по гособлигациям США). Для сравнения: год назад значение индекса EMBI+ составляло 3300 пунктов.

Что же касается коммерческого внешнего долга, то в 2010 году украинским предприятиям придется выплатить порядка $20 млрд. Отметим, что доля публичных корпоративных долгов – облигаций, которые нужно погашать в первую очередь, – в этой сумме мизерная. Большая часть коммерческого долга – это инвестиционные кредиты, которые, как известно, приходят в Украину из оффшорных зон и на самом деле являются деньгами украинских же предпринимателей.

По оценкам НБУ, около 70–75% всех внешних долгов коммерческих предприятий и банков продлеваются либо перекредитовываются. Таким образом, в 2010 году компаниям и банкам нужно будет выплатить около $5–6 млрд. Учитывая, что в минувшем, более сложном году, банковский сектор сократил внешнюю задолженность на $8,5 млрд., эта сумма не станет критичной.

Исходя из этого, можно заключить, что вероятность дефолта как суверенного, так и крупных отдельных корпораций (банков) в 2010 году крайне невысока.

Теперь попытаемся разобраться, возможен ли так называемый «кросс-дефолт государства» – событие, при котором платежеспособность теряет крупная госкомпания, за долги которой отвечает суверен. Обычно, если правительство не может погасить такой внешний долг, это также считают дефолтом. Сегодня «преддефолтным» называют финансовое состояние только одной государственной компании – НАК «Нафтогаз Украины». По оценкам Секретариата бывшего президента Виктора Ющенко, в текущем году компания должна закупить у российского «Газпрома» газ на сумму около $9 млрд., а также обслужить свои долги, на что потребуется около 2 млрд. грн ежемесячно. Таким образом, разрыв между обязательствами и выручкой НАК по итогам года составит около $4 млрд. (после корректировки финансового плана госмонополии). Достаточно ли такого дефицита для того, чтобы компания обанкротилась? Скорее всего, нет: недостаток ресурсов НАК восполнит Национальный банк, объем валютных резервов которого на начало 2010 года составлял более $27 млрд.

Александр Дубинский , редактор программы журналистских расследований на телеканале «1+1»