ГлавнаяЭкономикаГосударство

Всемирный банк хочет знать реальный уровень проблемных кредитов в банковской системе

В сентябре Всемирный банк выделил Украине первую часть кредита по проекту реабилитации финансового сектора нашей страны – в размере $400 млн. Чиновники говорили, что остальные $350 млн. кредита поступят в конце года. Но на прошлой неделе Всемирный банк сообщил, что деньги будут выделены в 2010 году после выполнения ряда условий, в том числе диагностики банковской системы. Об этом «Левый берег» говорил с координатором финансовых проектов Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове Мариусом Висмантасом.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Всемирный банк хочет знать реальный уровень проблемных кредитов в банковской системе

Почему первую часть кредита Всемирного банка Украина не получила летом, как планировалось в начале года?

Надо понимать, как эти займы работают. Деньги идут прямо в бюджет Украины. И они поступают только тогда, когда реформы, о которых мы договариваемся с властями, проведены. Существуют случаи, когда проведение уже согласованных реформ и действий занимает большее время. Например, принятие законов зависит от парламентского процесса, от Верховной Рады.

Какие были требования перед выдачей первого транша?

Первое: рекапитализация системных банков. Правительство подготовило проект решений: как капитализировать те системные банки, которые не могут рассчитывать на помощь своих акционеров. Потому что ликвидировать системные банки сложно и дорогостояще (хотя этот вариант нельзя исключать полностью). Следовательно, правительство заинтересовано в поддержке таких банков временными капиталовложениями, в реструктуризации их кредитов и возврате их инвестиций, чтобы, в конечном счете, продать их частному собственнику. Надо найти такое решение, которое требует наименьших затрат. То есть правительству необходимо было выработать ряд требований к таким финансовым учреждениям. Банк должен быть системным, жизнеспособным – НБУ и правительство должны видеть будущее такого банка.

Второе обязательное условие – разрешение проблем других пострадавших банков, не системных. До этого единственным способом решения проблем таких банков была ликвидация. Для того чтобы расширить инструментарий, правительство подготовило новый закон №1617. Он облегчил работу с проблемными банками. Речь идет о продаже активов и пассивов, о создании переходного банка, где хорошие активы могут быть собраны вместе, чтобы пережить кризис под управлением временной администрации и вовремя быть проданными. Самая главная задача – быстро отделить хорошие активы от плохих и сохранить хорошие. Пока еще ведется работа по внедрению этих правил, чтобы они заработали на практике.

Третьим пунктом было усиление Фонда гарантирования вкладов, чтобы он мог работать с большим количеством вкладчиков. Чтобы было адекватное финансирование для Фонда, если будет такая необходимость. Но пока серьезных объемов выплат не было, большие системные банки рекапитализируюся, несколько маленьких банков были ликвидированы – Фонд сразу деньги выплатил.

Вы не употребляете слово «национализация»…

Государственная рекапитализация – это один из способов спасения проблемных банков, особенно это касается поддержки больших системных финучреждений, которые отправлять на ликвидацию в середине кризиса было бы рискованно и затратно. Но я бы это не называл «национализацией» в негативном значении этого слова. Национализация – это когда государство забирает у собственника его имущество. А в Украине собственники сами потеряли капитал, потому что плохо им управляли и сильно рисковали. Нечего было национализировать в классическом понимании. Капитал даже был негативным. И правительство просто вошло с новым капиталом, чтобы спасти банк. Я бы не говорил, что это национализация в смысле экспроприации, когда собственность просто отбирают.

На что пошли деньги первого транша?

Как я уже говорил, деньги пошли в бюджет, в общий котел. То есть у них нет какого-то специального назначения. Это просто поддержка бюджета, одна из финансовых его статей.

Была надежда, что второй транш поступит до конца года, но теперь ясно, что этого не будет. Какие условия перед вторым траншем?

Во-первых, это новая капитализация банковской системы, если она нужна. Когда кризис в реальном секторе, когда ценность реальных активов падает, когда увеличивается безработица – растут риски невозврата кредитов. Поэтому мы рекомендовали НБУ провести глубокую диагностику банковской системы, подобную той, которая была сделана в начале 2009 года. Чтобы посмотреть на кредитные портфели финучреждений на конец года. И чтобы НБУ мог просить те или иные банки поднять свой регулятивный капитал до достаточного уровня.

Во-вторых, работа в отношении проблемных банков, которую мы начали в рамках первой программы. Есть несколько юридических наработок в законе №1617, которые пока что не используются. Государство в этом году все еще не имеет возможности обеспечить финансирование для внедрения новых инструментов решения банковских проблем, а бюджет на 2010 год пока еще не принят.

Третье: мы говорим о ряде структурных реформ. Естественно, мы говорим о том, каким должен быть уровень капитала в банках в украинских условиях. Как должны классифицироваться активы? Банковская система нуждается в намного большей прозрачности с точки зрения раскрытия реальных владельцев всех финучреждений и обеспечения более полного раскрытия финансовой информации. Единственная цель для таких структурных изменений – заложить фундамент более устойчивой банковской системы.

Еще один вопрос – что делать с новыми государственными банками. Правительство должно определиться, какую политику по отношению к ним оно будет вести. В каком направлении эти банки будут развиваться, кто будет их клиентами.

Проще говоря, надо будет найти для них рыночную нишу и сделать их привлекательными для покупателей?

Конечно, сделать интересными для покупателя, который мог бы их приобрести в близком будущем. Для этого нужно проделать еще много работы.

Я так понимаю, что диагностика необходима из-за того, что банки в своих отчетах не раскрывают реального положения дел?

Мы говорим о кредитах, качество которых нельзя отследить в режиме онлайн. Даже ежедневно или еженедельно трудно понять в комплексе, куда движется ценность большого объема кредитов. Чтобы это оценить, недостаточно выслать одну или другую форму НБУ – и на этом все. Хотя формально – да, есть требования, которые банки выполняют. Но когда ситуация меняется так быстро, когда экономика падает по 15–18% каждый квартал, сложно оценить качество активов и залогов. Хорошая практика в неспокойное время – периодически проводить диагностику, чтобы как можно глубже посмотреть на кредитный портфель. Может быть, стоит сделать какие-то прогнозы на будущее. Например, если экономика будет дальше двигаться вниз, могут ли кредиты из второй категории перейти в третью категорию? Это нужно оценить.

Этим будут заниматься аудиторы, работу которых оплатят банки?

Банки в любом случае станут нанимать аудиторов по окончанию финансового года. Просто в этот раз аудиторы, скорее всего, получат задание провести более глубокое исследование. Конечно, это будет стоить каких-то денег. Но это стоит того, потому что банковский кризис выльется в куда большую сумму. Я думаю, что это небольшая цена для банковской системы. Это цена уверенности, цена доверия, которое будет испытывать население после того, как уровень капитала окажется более чем достаточным. Главная цель всей этой операции – возвратить доверие к банковской системе.

Есть информация, что многие банки не выполняют установленный НБУ уровень адекватности регулятивного капитала (соотношение всего капитала к выданным кредитам с учетом рисков – «Левый берег») в 10%?

Есть разные оценки. Есть формальные цифры НБУ (на 1 октября средний уровень по официальным данным достигал 15,63% – «Левый берег») и есть разные оценки участников рынка относительного того, что проблемных активов гораздо больше. Нужно понять, почему существует такая разница между видением НБУ и видением банкиров, что это значит.

А такой уровень адекватности капитала достаточный?

В Украине риски в реальном секторе весьма немалые, нет других серьезных источников финансирования (фондового рынка, например), банковская система занимает 95% всех активов финансовой системы. Для такой системы, я считаю, должен быть более высокий уровень адекватности регулятивного капитала. Потому что риски в Украине гораздо выше, чем, например, в Германии или Испании. Каким именно должен быть этот уровень – я бы не говорил. Точно так же, как 8%-й уровень адекватности капитала когда-то стал общепринятым требованием минимального капитала в мире (имею в виду, прежде всего, глубокий и хорошо развитый финансовый рынок), украинский центробанк может выбрать намного более высокое число, принимая во внимание существующую в стране макроэкономическую ситуацию и учитывая все риски. Он должен быть достаточным, чтобы банки могли пережить такие кризисы, которые влияют на Украину сильнее, чем на страны с более разнообразными и эластичными экономическими системами. Высокое требование к уровню банковского капитала можно было бы со временем уменьшать, учитывая снижение уровня экономических рисков.

Скептики могут сказать, что более высокая стоимость капитала может привести к замедлению роста. Но может ли это служить аргументом, если с другой стороны банковская система работает более эффективно, справляется с рисками лучше и лучше контролируются? Финансовые кризисы, как правило, возлагают значительные расходы на государственный сектор – на все поколения налогоплательщиков, за многие годы. Вот это определенно замедляет рост. Увеличение же уровня капитала в банковской системе может перенести некоторые риски из государственного в частный банковский сектор и привести к снижению расходов для налогоплательщиков в случае урегулирования кризиса в будущем.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua