ГлавнаяЭкономикаБизнес

Игра в спасение

Получив уже больше половины денег от МВФ, Украина не только проигнорировала почти все требования кредиторов, но и сумела отменить некоторые условия. И МВФ, и украинская власть только делают вид, что борются с кризисом. Сама же финансовая помощь просто растворяется в бюджете, ничего не меняя в экономике.

Игра в спасение

Украина уже получила $10,6 млрд. из $16,4 млрд., которые нам пообещал МВФ. Часть этих денег ушла на поддержку стабильности гривны, часть - на финансирование дефицита бюджета. Другими словами, страна попросту проедает ту финансовую помощь, которая, как обещалось, спасет нас от кризиса.

Рецепт самоубийства

Предоставляя деньги, МВФ ставил несколько условий. Сократить расходы бюджета, разрешить свободный курс гривны (см. инфографику). При этом в самих США и Европе расходы бюджетов увеличивались многократно. Простое сравнение: расходы бюджета США в июне 2009 года превышали доходы на 30,4%. Свободный курс гривны привел к двум катастрофическим последствиям - выросли неплатежи по валютным кредитам и началось массовое изъятие денег из банков, что едва не разорило более чем с десяток банков страны. Проблемы финучреждений аукнулись и реальному сектору экономики. Не имея возможности получить свои деньги из банков, многие компании вынуждены были или уменьшить производство, или отказать своим кредиторам в выплате долгов.

Свободное образование курса - это одно из немногих, если не единственное требование МВФ, которое было выполнено украинской стороной. Правительство отказалось увеличить возраст выхода на пенсию, Нацбанк - публиковать данные о рефинансировании, а от требования бездефицитного бюджета МВФ отказался сам.

Какие меры действительно нужны

Проигнорировав условия МВФ, Украина не создала каких-то своих оригинальных рецептов. Ведь правительство могло потратить средства не на увеличение социальных расходов, которое приводит только к росту цен, а на развитие национальных производителей. Более того, еще осенью 2008 года власти могли бы остановить крах банков и курса гривны даже без помощи МВФ. Если бы ввели новое правило - покупка валюты частным лицам разрешается только при условии, что эта сумма будет оставлена на депозите в банке. Однако этого не сделали. В итоге курс гривны в декабре упал до 10 грн за доллар, а НБУ был вынужден ввести временную администрацию в 13 банках, чтобы не допустить их банкротства.

Грозил ли нам дефолт?

«Если не будет помощи, будет... - глава НБУ Владимир Стельмах сделал выразительную паузу, - будет дефолт». Это заявление прозвучало из уст главного банкира страны в конце октября 2008 года, когда он объяснял журналистам, зачем стране срочно понадобились такие огромные суммы. Дефолт для банкира - что-то вроде конца света для верующих. Ну, ради спасения государства можно и в долговую яму влезть, подумали журналисты и стали наперебой убеждать в этом граждан.

Деньги собирались давать по рецепту Корейко - частями. Потому как главное для больной украинской экономики было якобы не в самом лекарстве, а в режиме. Основные идеи МВФ - свободный курс валюты, строгий запрет на печатание новых денег, выкуп государством проблемных банков.

Когда Владимир Стельмах пугал журналистов дефолтом, он наверняка знал, что золотовалютные запасы НБУ в два раза превышают госдолг. То есть денег для покрытия долгов было более чем достаточно. Проблемы были не у государства, а у владельцев банков и заводов, которые, одолжив деньги за границей, теперь, во время кризиса, могли бы и не выплатить их. Поэтому схема была проста - Нацбанк берет средства МВФ, потом раздает банкам, банки выплачивают свои долги иностранцам и дают деньги компаниям, чтобы те заплатили свои долги. Схема сработала лишь отчасти. Получая деньги НБУ, банкиры далеко не всегда отдавали свои долги, иногда за эти деньги просто спекулируя валютой, а иногда и попросту прикарманивая их. Так, недавно СБУ возбудило уголовное дело против должностных лиц «Трансбанка», обвиняя их в «покушении на растрату государственных средств, направленных на рефинансирование банка». На самом деле МВФ заботится не об Украине, а о том, чтобы проблемы слабой украинской экономики не перекинулись на другие страны Восточной Европы. Именно поэтому представители МВФ пошли на уступки и согласились на дефицит бюджета Украины.

Мы не будем подниматься

Сергей ЯРЕМЕНКО, советник министра экономики, специально для «Левого берега»

Сейчас мы можем смело утверждать, что правительство допустило множество ошибок. Потому что украинская экономика упала значительно сильнее, чем экономики других стран. И дело не в том, что мы якобы не проводили реформ, как нам говорят. Посмотрите на экономику стран Прибалтики. Там реформировали все, что можно, их приняли в ЕС и прочее, прочее. Но обвал примерно такой же, как и у нас, а по некоторым секторам даже глубже. Это говорит о том, что реформы не спасли.

Более того, бездумное внедрение рыночных реформ никогда не приводит к тому, что ожидалось. Яркий пример - та же Прибалтика. Они были отрезаны от старых рынков, на которые они ориентировались, - Россия и мы. В итоге они полностью нацелились на ЕС. Именно в этом ошибка. Европа представляет собой развитую экономику. Любая развития экономика нуждается не в новых товарах, а в рынках сбыта.

Что касается украинских проблем. Главная из них - до сих пор правильно не поставлен диагноз. С самого начала правительство стало все списывать на кризис. Хотя это и неправда, ведь причины кроются внутри страны. У нас не было такого объема внешних финансовых инструментов, чтобы кризис задел нас так сильно. Единственная проблема, которая была, - зависимость банковской системы от внешнего финансирования. И когда в США в 2007 году начался ипотечный кризис, он был первым звонком - скоро внешнее финансирование прекратится. Еще раньше нужно было перестраивать экономики и замещать внешние потоки, которые вот-вот прекратятся, средствами НБУ. Фактически это была финансовая пирамида. Но не как заговор, а как ошибка расчетов, головокружение от успехов. Получая внешние средства и раздавая их здесь под более высокие ставки, многие считали, что этот вал будет расти постоянно.

В 2008 году добавилось две беды - популистская монетарная политика и ревальвация курса. Банки выдавали кредиты на последнем выдохе. Но выдавали не на реальный сектор, а на потребление. Таким образом, к началу кризиса мы пришли самыми ослабленными. В самый трудный момент случились и денежный голод, и обвал курса - одновременно с двумя такими факторами не может справиться ни одна финансовая система.

Именно действия НБУ привели к остановке кредитования экономики, и следствие этого - приостановление или существенное падение производства. Потом пришел МВФ и стал говорить, что нужно рекапитализировать банки. Мы не задумываясь подписали меморандум с МВФ. Хотя к тому времени МВФ уже был идеологическим банкротом. Сама американская экономика, как и мировая, находились в кризисе. Это был фактически крах идеологии мировых финансов. И мы берем их рецепт! И в самом этом рецепте - еще одна причина бед. МВФ говорил - у вас будет падение ВВП, около 2%. В итоге - более 20%.

Мы - единственная экономика в мире, которая не поддерживает своего производителя, а подавляет его. Потому что кредитов нет, а НБУ денег банкам не дает.

Мы не извлекаем уроков из кризиса. Все страны замкнулись, все страны поддерживают национального производителя, а у нас ничего не изменилось. Только девальвация, которая убивает импорт, но ничего не делает для экспортеров.

Экономика скатилась до уровня натурального хозяйства, и в ней существуют только те отрасли, которые связаны с жизнедеятельностью человека: пищевая промышленность, транспорт, связь, ЖКХ. Тут неуместно говорить о стабилизации, о том, что мы достигли дна и будем подниматься. Мы не будем подниматься. Мы и останемся на этом уровне неандертальцев.

c6469856cba5.jpg

c6469857729e.jpg

Влад Головин Влад Головин , независимый журналист
Олег Пластовец Олег Пластовец , журналист