ГлавнаяЭкономикаБизнес

Дым от отечества

Странный парадокс славянской ментальности: украинцы отдали все табачные заводы иностранцам, а водки производят столько, что самим много и даже за границу продают.

Дым от отечества

Война за пузырьки
Год 1995-й. Два гражданина Литвы, Игорь Беззубый и Раймондас Туменас, вкладывают деньги в бизнес-идею профессора Николаевского судостроительного завода Сергея Сыпко. Покупают в Николаеве завод, где начинают производить соки и вина под торговой маркой Sandora.

В то время рынок соковой продукции в Украине не то чтобы только начинал зарождаться, он, фактически, был на нуле по сравнению с тем, каков он сейчас. Первые инвестиции литовцам окупились сполна: за 11 лет работы Sandora стала крупнейшим национальным производителем соков и нектаров с долей в производстве на рынке 47%.

Украинские аналитики утверждают, что рано или поздно даже полностью налаженный бизнес будет продан. Разница лишь в том – кому. В докризисные времена успешные украинские компании нацеливались на продажу части бизнеса на фондовых биржах, в основном, на Варшавской. Нашелся и один смельчак – владелец «Мироновского хлебопродукта» (ТМ «Наша Ряба»), который вышел на Лондонскую биржу. И успешно. Но все же больше сделок заключалось по полной или частичной продаже (слиянию) отечественных компаний с иностранными, которые таким образом заходили на украинский рынок. Так и литовцы, владельцы Sandora, продали бизнес американской компании PepsiCo. Но продали полностью.

Изначально за Sandora боролись семь компаний. Но к концу переговоров остались два транснационала-гиганта – PepsiCo и Coca-Cola. Именно поэтому сумма сделки взлетела до $678,7 млн. – рекордная сумма не только для украинского рынка, а и для российского. Столь жесткая борьба за украинскую компанию неслучайна. Обе транснациональные корпорации хоть и занимали ведущие позиции на украинском рынке газировки, но в целом на соковом рынке их доли были ничтожно малы. Покупка Sandora автоматически выводила компанию в лидеры рынка, предоставляя самую лучшую систему продаж. Литовцы же решили продать столь мощную компанию, потому что заинтересовались кардинально другим видом бизнеса – ретейлом (розничной торговлей). А идейный вдохновитель проекта и бывший гендиректор Sandora Сергей Сыпко решил создать вертикально интегрированный аграрный холдинг. Вот и перекосило два года назад отечественный соковый рынок в пользу иностранных производителей.

Сейчас на украинском рынке соков два крупнейших производителя – уже американская Sandora и отечественная компания Vitmark (ТМ Jaffa, соки «Одесский консервный завод детского питания» и другие). Именно они формируют моду и политику рынка, полностью заполоняя лучшие полочки в магазинах. Зайти на этот рынок все еще реально, но трудно. Сделать это возможно только путем покупки работающих украинских предприятий. И это обязательно должна сделать компания Coca-Cola. Жесточайшая пузырьковая война, которую ведут две компании во всем мире, продолжается и на украинском рынке. Поэтому смириться с лидерством PepsiCo в Украине Coca-Cola не сможет. Вопрос времени. 

Выкуренные

Начало 1990-х годов. Достаточно успешное национальное предприятие – Прилуцкая табачная фабрика – начало поиски иностранного инвестора. Международных табачных компаний не так много, и интересы фабрики совпали с интересами международной группы British American Tobacco (BAT). Так и образовалось совместное предприятие в Украине.

"Руководители фабрики понимали преимущества, которые несет подобное сотрудничество: качественно новый продукт, отвечающий международным стандартам, инвестиции, ноу-хау, новые управленческие подходы", – вспоминает руководитель отдела корпоративных связей BAT Андрей Криль. Бизнесмены говорят, что в то время мало кто положительно воспринимал приход иностранного капитала. Но иногда все же встречалось понимание того, что построить успешный бизнес без поддержки, которую предоставляет крупная международная компания, было бы сложно, говорит Криль. 
Крупных мировых игроков табачного рынка всего четыре – British American Tobacco, Japan Tobacco International, Philip Morris и Gallaher – и рано или поздно они все пришли бы в Украину, либо покупая, либо разоряя существующие предприятия. «У международного бизнеса точек опоры больше. Только в Украину, в развитие табачной фабрики в Кременчуге международная группа Japan Tobacco International (JTI) инвестировала $130 млн.», – говорит Дмитрий Редько, директор по корпоративным вопросам JTI. В 90-х, когда табачная индустрия в Украине становилась на ноги, такие деньги были именно у иностранцев. Сейчас в Украине, как и во всем мире, четыре транснациональные компании производят все сигареты. Не учитывая рынок производства поддельных сигарет, который полностью приходится на долю украинских дельцов.

В теории, динамика развития табачного рынка в нашей стране привлекательна и открыта для входа новых игроков, в том числе и украинских. Но суровая конкуренция четырех нынешних лидеров этого не допускает. Также новички вряд ли смогут выстоять в условиях постоянного политического тисканья отрасли: правительство время от времени, когда бюджет недополучает денег, увеличивает акцизный сбор, а также ведет антитабачную кампанию среди населения, направленную на искоренение вредной привычки среди граждан. 

Если б было море… 
Справляться с политическими манипуляциями приходится не только табачникам, но и производителям водки. Их деятельность также облагается акцизным сбором. А еще власти могут повышать стоимость акцизных марок. Все это пополняет бюджет и усложняет деятельность водочников.

Простой пример. По данным профильной ассоциации «Укрводка», производство водки за четыре месяца 2009 года выросло на 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а ее реализация – на 51%. Думаете, народ стал массово заливать сорокоградусной кризис? Отнюдь.

На самом деле, так предприятия «обходят» правительственные меры. С 1 июля 2009 года введена новая ставка акцизного сбора, но акцизные марки в этот раз остаются старого образца. Поэтому производителям, чтобы избежать убытков, пришлось выпустить продукцию, промаркировать уже закупленным марками с предыдущими реквизитами уплаченного налога и передать ее в продажу до 1 июля. Вот и получается, что позитивная динамика наращивания производства водки – тенденция временная, которая и заканчивается в июле. А уже во втором полугодии эксперты «Укрводки» прогнозируют замедление производства и даже, возможно, полную или частичную остановку предприятий. В таких условиях иностранцам точно не работать. Поэтому рынок водки, в отличие от табачного, полностью контролируется исключительно украинцами: по данным «Укрводки», 5-6 крупных водочных компаний занимают 60%, остальные 40% приходится на мелких производителей, которые, собственно, первыми идут под откос. Заходить на этот рынок без учета всех «правительственных» особенностей – шаг достаточно рискованный, на это иностранцы не идут.

"Слабый интерес иностранных компаний скорее объясняется сильными позициями отечественных производителей и наличием у них достаточных мощностей для обеспечения не только внутреннего спроса, но и поставок продукции на экспорт", – говорит директор ассоциации «Укрводка» Иван Жолнир. Так, в 2008 году Украина экспортировала ликероводочную продукцию более чем в 56 стран мира на сумму 1,3 млрд. грн, а некоторые украинские торговые марки входят в 10 лучших мировых брендов водки.

Испокон веков украинцы производили и пили горилку – национальный продукт. Поэтому в годы перестройки, когда начал зарождаться цивилизованный украинский водочный рынок, именно украинцы стали инвестировать в заводы, зная, что водка в Украине будет востребована всегда.

Чужие здесь не ходят
Приблизительно так же складывалась ситуация и со сладостями. Изначально, еще в советское время, Украина была сильна в кондитерской промышленности. Мы были вывозной республикой: нашу продукцию поставляли в Среднюю Азию, на крайний север, куда никто не решался поставлять. «Все вывозили – ничего не завозили. Привыкли делать много и хорошо», – вспоминает президент ассоциации «Укркондитер» Станислав Мироненко. Такая ситуация сохранились до современности.

Иностранные компании, а это мировые гиганты Nestle и Kraft Foods, по словам Мироненко, занимают не более чем 10-12%. «По итогам 2008 года в категории шоколадных плиток мы занимали 14% рынка, вафель – 40%, крекеров – 65-70%», – говорит Геннадий Радченко, директор по корпоративным отношениям «Nestle Украина». Он же и утверждает, что в компании не считали, сколько эти проценты составляют в общем объеме кондитерского рынка. Другие компании также предпочитают свои доли не озвучивать.

Лидерство рынка уверенно держат украинские Roshen (33%), «АВК» и «Конти» (по 12-15%). «Наши сами сделали этот рынок и делают на нем деньги, никого не пускают», – говорит г-н Мироненко. Хотя на этом полисегментном рынке каждая компания находит свою нишу: Roshen славится тортами, «АВК» – конфетами, «Конти» – печеньем, и все производят шоколад – этот продукт стал самым прибыльным и востребованным в последние годы, до кризиса. 

Все-таки: иностранцы или украинцы? 

Но иностранцы, транснациональные компании вроде Nestle, Kraft Foods или табачников, возмущаются, когда их называют зарубежными компаниями. «JTI в Украине – не иностранный производитель, а полностью украинская компания, которая является частью международной группы. Мы зарегистрированы здесь, инвестируем в Украину, платим налоги в Украине, у нас работают украинцы и мы производим продукцию для Украины», – уверяет Дмитрий Редько из JTI. Так говорят представители абсолютно всех транснациональных корпораций, которые работают на украинском рынке. 
«Чтобы построить эффективный бизнес, сфокусированный на потребителе, необходимо время. Международные компании, выходя на новые рынки, инвестируют на перспективу», – вторит ему и Андрей Криль из British American Tobacco. А специфика работы международной компании – реагировать на возникающие перед отраслью проблемы более оперативно и эффективно ввиду международного опыта. 

Овощно-фруктовые дела
Овощи и фрукты в нашей стране выращивают и перерабатывают в основном украинцы. Одна из весомых причин – отсутствие цивилизованного рынка земли, на которой бы могли спокойной работать иностранные компании. Да и овощно-фруктовый рынок в Украине – скорее базар. Есть тысячи мелких фермеров, и у каждого – своя логика ведения бизнеса. Например, в прошлом году наблюдались перепроизводство капусты и нехватка моркови, значит, в этом году фермеры посеют много моркови и меньше капусты. Соответственно, все кардинально перевернется. Причем, при такой системе производства овощи и фрукты в Украине зачастую стоят так же, как за границей, или даже дороже. Поэтому вывозить их будет просто невыгодно.

Один из немногих примеров позитивной работы иностранцев с украинскими овощами – компания «Чумак». В 1993 году молодые шведские предприниматели Йохан Боден и Карл Стурен занимались семейным бизнесом — производством продуктов питания в Швеции. Но случился неурожай огурцов. И предприниматели отправились на поиски новой сырьевой зоны. Очутились в Украине. Первое, что сказал тогда Йохан Боден: «Огромные возможности!». В 1995 году шведы купили заржавелый консервный завод в Каховке и начали бизнес с нуля. Летом 1996 года братья выпустили первую банку маринованных огурцов и первую банку консервированных томатов. В декабре того же года был выпущен первый украинский кетчуп. Сегодня «Чумак» производит более 70 наименований разнообразных томатных продуктов, консервированных овощей, майонезов, соусов и макарон. А изначально иностранные инвестиции построили мощную отечественную компанию.

Юрий Косюк, собственник «Нашей Рябы», также рискнул инвестировать в производство овощей и фруктов в Крыму. Но для своей «Крымской фруктовой компании» поставил условие: если через четыре года (к 2009-му) инвестиции не окупятся – выходит из бизнеса.