ГлавнаяКультура

Розенбаум: «Генетически мы нуждаемся в крепкой власти»

«Философия воли», «Философия любви», «Философия города», «Философия войны», «Философия улицы» - названия всем известных альбомов Александра Рознебаума. Альбомов, вышедших в одной из многочисленных серий его сборников. В имени каждого – ипостаси Артиста Розенбаума (как-то сказал: ему б хотелось, чтоб о нем именно так говорили: вон, де, прошел Артист Розенбаум. И – обязательно – с большой буквы).

Розенбаум: «Генетически мы нуждаемся в крепкой власти»

Именно: Розенбаум-казак, Розенбаум-воин, Розенбаум-петербуржец и т.д. Сценические, эти его ипостаси, зачастую, не отделимы от жизненных. При всем этом, Розенбаума-гражданина мы знаем мало. Розенбаума – общественного деятеля – еще меньше. Наше с ним интервью – записанное перед началом концерта Александра Яковлевича в Днепропетровске – рефлексии на тему общества в эпоху перемен, роли и миссии в нем Артиста: о дискуссиях формата «Путин-Шевчук», о союзе четырех братских государств, о сильной власти и конституционной монархии.

«Очень не люблю когда народ принимают за толпу ничего не понимающего быдла»

Вас всегда много спрашивают о творчестве, у нас же будет специфическая тема беседы: творческий человек и гражданин, творческий человек и общество в эпоху перемен. Вот, у вас есть исчерпывающая формула: «я Родину свою люблю, а государство ненавижу».

В этом стихотворении – если полностью его прочесть – все предельно четко написано. Подобных куплетов много можно написать. Замечаете какой-то сюжет, который вам глаз колет – и высказываетесь. Знаете, я очень не люблю когда нас – народ, к которому я и себя причисляю, принимают за толпу ничего не понимающего быдла.

Вы как-то сказали, что украинцев, русских, белорусов не разграничиваете, считаете их единым народом.

Да для меня это единая система отсчета моих сограждан. Вообще, все население планеты делю не на русских, французов, евреев, допустим, а на людей и нелюдей. Что касается наших братских народов, то мы - родственники. А родственники должны, обязаны жить в мире и дружбе. Корни-то у нас с вами одинаковые приблизительно. Если уж не национальные – воспитательные, так сказать, точно. Столетиями на одной земле живем – все уже так перемешано. Я всегда говорил о том, что не должен Киев играть в футбол с Марокко с разрешения Москвы. Винница не должна продавать сахарную свеклу в Судан или ОАЭ с позволения Москвы. При этом у нас общность границ, культурное пространство, должна быть единая система безопасности.

Если страны Европы – такие разные, объединяются воедино, нам-то что делить?

Почему у Европы получается, у нас – нет?

Получится! Некоторое время тому назад, сказал: на объединение нам понадобится 15-20 лет. Как раз сейчас этот срок подходит к концу.

То есть, скоро славяне объединятся?

Конечно. На определенном этапе развития наши страны должны были разъединиться – чтоб получить самостоятельность, которая нам столь необходима.

Необходима?

Безусловно. Каждый народ должен иметь возможность собственного волеизъявления.

Какой вам представляется форма объединения?

Союз. Называйте, как хотите. Но, по сути – союз трех, а, учитывая Казахстан - четырех государств... Еще раз: общие границы, экономическое, культурное пространство.... Все это необходимо учитывать. При этом на Олимпийских играх, конечно же, выступать должны отдельными командами. Потому как есть и понятие национальной гордости, правда?

Не так давно все мы были свидетелями занятной дискуссии Юрия Шевчука с Владимиром Путиным. Как вы ее оцениваете? Имею ввиду не данный конкретный случай – сам прецедент. В периоды, когда сворачивание гражданских свобод – перспектива вполне реальная, должен ли, по-вашему, человек творческий, моральный авторитет, имеющий в обществе определенную репутацию, занимать определенную позицию, вступать в дискуссию с властью?

Во-первых, моральные авторитеты каждый себе выбирает сам. Я очень не люблю людей, которые - наслушавшись нашептываний журналистов - уверовали: они таки действительно – совесть нации. Хотя это совсем не так. Допустим, для вас «совесть нации», моральный авторитет - один человек, для меня – совершенно другой. Что вообще значит «моральный авторитет»? Прежде всего, он должен толково делать свое дело. Сотрясать-то воздух все мы мастера, а вот дело делать толково...

Немало людей, для которых моральный авторитет, совесть нации – вы. Сами-то какую ипостась предпочитаете?

Я просто музыкант. Я – музыкант, исполняющий свои произведения со сцены. Еще я – доктор, людей лечить умею. Кто-то ко мне прислушивается, кто-то – нет. Это абсолютно нормально. Каждый сам выбирает. Но я точно не совесть нации…

Почему?

Потому, что я – живой, из плоти и крови, человек. Кому я люб – прислушивается ко мне. Этим людям я благодарен. Но, не за то, даже, что прислушиваются – что разделяют мои взгляды. Мне это приятно.

«Лично я во власть никогда не лез – она мне была не нужна»

У вас был опыт присутствия во власти. Конкретно – депутатства в Госдуме. Одно дело – депутат-политик; другое – депутат – человек творческий, у которого совершенно иное восприятие всех процессов.

Я многому научился. Многое для людей сделал. У депутата Госдумы работа не только законотворческая. У меня она была прежде всего не законотворческая – общественная. Коллег своих предупреждал: присутствовать на каждом заседании, совещании не смогу. Тем более, не большой я мастак законы писать. Но у меня имеется опыт жизненный: могу что-то формулировать, советовать, подсказывать.

Кто может быть депутатом? Ведь депутат – должность выборная. Случается, человек – отличный, первоклассный просто артист, но вот как личность из себя не представляет ничего. Вряд ли такой человек должен депутатом – за свой талант, за свои красивые глаза - становиться. Правда?

Вот, вы и были не рядовым «кнопкодавом», как у нас говорят. Вас воспринимали просто в ином качестве. Есть Розенбаум – артист, а вот – депутат.

Многие были в ужасе от того, что я стал депутатом. Многие – радовались. Знаете, я встречал депутатов, у которых закончился срок полномочий. Но впечатление складывалось такое, будто у них закончилась жизнь. Они были настолько потеряны, просто не знали, что делать дальше. Вы ведь таких много встречали, да?

Очень много.

Смешно и грустно было на них смотреть. Лично я во власть никогда не лез – она мне была не нужна. Но я откликнулся на призыв некоторых руководителей государства – они просили помочь им в определенных моментах.

Им разве помощь требовалась или…

Флаг? Конечно! Я это прекрасно осознавал. Но, очень уж не люблю кухонных разговоров: вот, мол, во власти они все дураки, мы тут – умные. У меня всегда такая история: если не я, то кто?

Есть два-три дела, которым я оправдываю все свое пребывание во власти. Так, я постарался прекратить гонения на трансплантологию. Врачей преследовали – шли суды, тем временем люди, нуждавшиеся в органах – почках, сердце, просто умирали, в том числе – дети. Это пожалуй, не только я, но и многие другие - остановили.

Та же история – в ветеринарии. Добивался, чтоб вернули в оборот нормальные препараты, пригодные для обезболивания животных при операциях. Поучаствовал также в снятии перетяжек с Невского проспекта – чтоб в открывающейся перспективе можно было видеть шпиль Адмиралтейства, а не рекламу казино «Пале рояль».

Вернемся все-таки к первоначальному вопросу: когда в воздухе пахнет «закручиванием гаек», сворачиванием гражданских свобод, человек творческий – чье слово особо весомо, должен как-то активизироваться, занимать конкретную позицию? Как думаете?

Понимаете, главное в нашей жизни – не сотрясать воздух набором собственных очков.

...Но это может повлиять на позицию многих простых людей.

У каждого творческого человека есть очень много рычагов. Рычагов серьезных. Ты можешь снять фильм, написать песню, поставить спектакль. Станислав Сергеевич Говорухин - мой близкий друг…

И режиссер, у которого вы снимались.

Да. У него есть собственная принципиальная позиция по многим вопросам, что отображено в каждом его фильме. И его позиция предельно ясна. И его, так сказать, электорату, и власти.

К сожалению, то, о чем вы говорите, сделать можно не всегда.

Песню написать можно всегда.

Донести – не всегда.

Чтоб донести – надо обладать и определенным талантом, и положением в обществе. Когда есть эти два фактора: талант и общественное положение совпадают, вас всегда слышно. Позицию Говорухина слышно. Правда? И позицию Шевчука – в его произведениях – кстати, тоже. Их обоих слышно!Но когда Шевчук начинает воевать с попсой, это не солидно! Потому, что поп-музыка была есть и будет. В ней – всегда была, есть и будет попса – не лучшие образцы поп-музыки то есть. Тоже самое с рок-музыкой. Бывает рок-музыка, бывает – полная лабудень от рок-музыки. Вот с кем нужно воевать! А не с Филиппом Киркоровым, которого я считаю прекрасным артистом. Да, в чем-то могу быть с ним не согласен – все мы не ангелы, но то, что Киркоров – замечательный исполнитель, собирающий полные залы любящих его людей – факт бесспорный. Между прочим, рокеры тоже часто поют под фонограмму.

Скажите, а вот искра, заряд, именующийся вдохновением, он – в зависимости от общественно-политческой погоды на дворе – как-то меняется?

У состоявшихся людей – нет, он меняется с возрастом. Всегда говорю: раньше я дрался у ларька, а теперь смотрю на эту драку сверху. Но, это не означает, что я не стану вмешиваться, просто вмешиваться буду по-другому.

«Разве должен Янукович каждое свое слово обсуждать с народом?»

Все же: как люди творческие должны или не должны позиционироваться относительно происходящих в стране процессов? Я о гражданской позиции.

Конечно! Если завтра возникнет реальная угроза нашей с вами безопасности; безопасности моего родного города, я выйду на улицу, напялю, наверное, плакат какой-то на себя… Ну, не знаю. Но, это только в том случае, если произойдет некий форс-мажор. Как с Белым домом, допустим. Конечно, и со сцены я буду петь, обращаться к людям, но и на улицу тоже выйду. А если вопрос в том, допустим, строить или не строить в Питере здание «Газпрома» - на улицу точно не пойду. Но мнение на этот счет у меня есть и я его выскажу.

А с несогласными пойдете?

Нет, если я не согласен – на избирательном участке свое несогласие выскажу. Опущу в урну бюллетень с пометкой «за» или «против» - у меня есть такое право.

Вы часто бываете в Украине. За минувший год в нашей стране произошли серьезные политические изменения. Скажите, с точки зрения общественных настроений – так, как вы их ощущаете - преобразования чувствуются?

Мы стали ближе. К русскому стало более уважительное отношение. Я был сейчас на гастролях в Крыму…Слышал, в Украине русскому вообще хотя присвоить статус второго государственного.

Не верьте, это – предвыборные обещания. Уточните лучше, в чем это «ближе» еще проявляется?

Конечно, в Украине главным должен быть украинский. Так, его, наверное, следует использовать для делопроизводства. Но вот с теми, кто считает: «перукарня» - лучше чем «парикмахерская», «взуття» - лучше чем «обувь», я не согласен. Если мы говорим о Белгороде, Харькове, Днепропетровске, допустим, почему не писать на вывесках «обувь». Если о западных территориях страны – правильнее указывать не «парикмахерская», а «перукарня». Верно?

Так как – по крымским гастролям – настроения людей как прочувствовали: очень они поменялись?

Нет, резкой перемены нет. Но у людей есть определенные надежды. Особенно, у севастопольцев. Может, скажу нечто крамольное, но, на мой взгляд, Севастополь – город русской морской славы.

Если уж на то пошло, Крым – исконно татарская территория. Край исторически не русский и не украинский. Одни названия возьмите: Бахчисарай, Гурзуф… Потемкин отвоевал Крым у татар, Хрущев – подарил его Украине.

Ну, раз так получилось, давайте интеллигентно из ситуации выходить, а не выяснять: кто, кому, чего и что. В самом деле, невозможно де отрицать, что Севастополь – город русской флотской славы. К которой и украинцы – жители Российской империи – были причастны. Судя по фамилии, Кошка – украинский герой. Но, зачем доказывать – основываясь на том, что у него бабушка откуда-то с Украины, что Нахимов – украинский адмирал?! У меня, вот, папа с Украины, так, что ж, я – украинский певец?

Вы – общенародный.

И Нахимов – общенародный! На таких именах, как Нахимова, Гоголь, надо точки объединения искать, а не разъединения.

Решение о продлении срока пребывания ЧФ в Крыму вызвало в нашем обществе значительный резонанс. Прежде всего, ввиду кулуарного способа принятия.

Ваш народ доверил власть Януковичу? Доверил. Разве должен Янукович каждое свое слово обсуждать с народом? Нет. Если так – вы денег на референдумы не наберетесь.

Форм общественной дискуссии существует множество.

Этот вопрос – военно-политический. И его с народом обсуждать не надо. Уж поверьте. На то есть президенты, правительства, оборонные ведомства двух стран.

Верю. Но, это – один из примеров. А я говорю о тенденции.

Примеры приведите.

Пожалуйста. Самый простой – СБУ. Как в России – ФСБ. При Ющенко они занимались рассекречиванием советских архивов, теперь – реконструируют КГБ. Причем в худших его проявлениях.

У меня к этому двоякое отношение. Первое – власть должна быть крепкая.

Крепкая?

Да. Генетически мы нуждаемся в крепкой власти.

Ибо у вас научный подход.

Да. Морган. Вейсманн и Мендель – три человека создавшие науку генетику, в которую я абсолютно верю. Абсолютно, а не относительно! Что б там не говорили, а мы всегда пребывали или под гетманом или под царем. Хотите – назовите его генсеком, президентом. Особой роли это не играет. Вообще лучший строй для славян – конституционная монархия. Я – сторонник этого общественно-политического строя для наших государств, хотя это звучит сегодня не очень уместно.

Серьезное заявление.

Еще раз, обращаясь к генетике: как бы нам ни хотелось этого, мы ближе к азиатам, нежели к европейцам.

Тем кого сегодня беспокоят перспективы превращения Украины в нечто среднее между Россией и Беларусью, советуете не переживать?

Конечно, этого не надо бояться. Во-первых, мир вокруг уже другой. Вот, люди говорят: будет 37-ой год. Да, помилуйте, не будет никакого 37-го года!

Да? Еще пример. Многие жалуются на то, что в Москве, мол, на улицах милиции много. В Киеве раньше правоохранителей на улицах не было вообще. Буквально через два дня после инаугурации милиционеров стало столько…

Это повредило народу? Я не люблю когда много милиционеров на улицах. В Италии или в ОАЭ, вы за неделю встретите двух-трех полицейских. У нас ситуация несколько иная. Если б я был вашим папой – провожал бы вас вечером до клуба и встречал бы. Или, по крайней мере, доверял бы вас вашему молодому человеку. Потому как иначе я б все время за вас переживал, трясся. Если сейчас на улицы выпустить множество милиционеров, но только – правильных, порядочных и я буду знать, что благодаря этому я могу теперь не переживать за свою дочь, я такие меры поддерживаю. Но если выпустить огромное количество людей, которые не только не защищают – бабки стригу, а граждан иногда и поколачивают, с такой милицией мне не по пути.

Возвращаемся к формуле, с которой начинали – «Я родину свою люблю, а государство ненавижу». Она и тут применима?

Конечно. Я очень хочу, чтоб моя любовь к родине совпала с моей любовью к государству. Не так давно, Алиса Бруновна Фрейндлих процитировала мне академика Яблокова. Около 120 лет тому назад он сказал: «до тех пор, пока русский мужик, читай – украинский, белорусский, будет ходить в овин - до тех пор Россия, читай – Украина, Белоруссия, цивилизованным государством не станет». Пора вылезать из придорожных скворечников Господа! 2011 год на дворе скоро.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter