ГоловнаСвіт

Санкції проти Росії: чи хоче Захід їх скасування і чи варто Україні цього боятися?

В Киеве боятся остаться в изоляции с западной стороны и оказаться жертвой сговора между Россией и Европейским Союзом. На самом деле подобный сценарий представляется крайне маловероятным. Поведение России показывает, что она сама боится не меньше тех, кого она старается запугать. Снимая санкции, Европа и США лишатся важнейшего инструмента давления, который можно использовать одновременно как для принуждения России к определенным шагам и подрыва позиций враждебного Западу кремлевского режима экономическими средствами, так и для давления на Киев — с тем, чтобы побудить его к активизации реформаторской деятельности.

Фото: EPA/UPG

Дипломатическая активность последнего времени вызвала тревогу в Киеве. Эта тревога сотрясает украинские СМИ и политический класс каждые полгода, ибо ровно на полгода устанавливаются санкции стран ЕС против России. Существует постоянное опасение того, что эти санкции будут частично или даже полностью отменены, и тогда Украина останется один на один с грозным агрессором. Опасения понятны, однако мало обоснованны.

Авантюрно-агрессивная политика Кремля разрушила систему европейского, а в каком-то смысле и мирового равновесия. В условиях, когда доверие между Россией и странами цивилизованного мира полностью утрачено, но при этом все участники международных отношений больше всего боятся разозлить русского медведя и спровоцировать его на новые непредсказуемые агрессивные акты (в рамках ли борьбы с терроризмом или «возвращения исконно русских земель и защиты соотечественников, где бы они не жили») возрастает роль того фактора, который в книгах по истории дипломатии XVIII-XIX вв. назывался «войной перьев». Речь при этом идет не о хитрых дипломатических комбинациях или поисках союзников, а о более или менее сложной системе взаимного шантажа и психологического давления, который превосходно вписывается в рамки фактически ведущейся информационной войны. "Война перьев" в начале ХХ I века все в большей мере становится "войной нервов".

Этот сравнительно новый метод ведения международных дел, внесенный в практику с легкой руки главы Кремля, по всей вероятности в наибольшей мере соответствует его политическим, более того, эстетическим представлениям. Русским застилает взор и лишает их политического здравого смысла страх перед расширением НАТО и установкой ПРО вблизи границ их пусть слегка урезанной, но все же «единой и неделимой». В Европе и отчасти США опасаются русских танков в Вильнюсе, Варшаве и даже Берлине, а главное – ядерного удара со стороны Москвы. В Киеве боятся остаться в изоляции с западной стороны и оказаться жертвой сговора между Россией и Европейским Союзом.

На этой почве складываются идеальные условия для полного господства российской пропаганды на всех плацдармах информационной войны. А поскольку Запад на этом поле проигрывает Москве (то ли из-за нежелания тратиться на серьезные информационно-аналитические программы, то ли из-за слабости своих окончательно обленившихся после победы в холодной войне политических журналистов и аналитиков) страх и шантаж, подстегивая друг друга, набирают обороты.

Фото: EPA/UPG

На самом деле любому человеку, который в силу каких-либо обстоятельств не боится апокалиптического сценария ясно, что подобный сценарий представляется крайне маловероятным. Конечно, нельзя исключать случайности - но так ведь ее никогда нельзя исключать и не об этом сейчас разговор.

Поведение России после сбитого турками самолета, невнятного лепета по поводу Боинга и «сгоревшего» гуманитарного конвоя в Сирии, бог знает с чего устроенной провокации в Армянске, концентрации войск на западных и юго-западных границах вместе с проведением маневров и патриотических праздников показывает, что она сама боится не меньше тех, кого она старается запугать. И сейчас уже можно подтвердить ранее сделанный автором вывод о том, что никакого масштабного наступления на Мариуполь и Одессу, а тем более на Киев и Львов не состоится. Следовательно, прямой агрессии Москвы можно не опасаться и этой точки зрения Украине ничто не угрожает.

Теперь о позиции Франции и Германии. Саммит в Братиславе зафиксировал кризисные явления в ЕС. Собрались обсудить последствия Brexit`a, но ситуация оказалась сложнее. Прежде всего приходится констатировать продолжающуюся деконсолидацию Евросоюза. Ряд основополагающих принципов ЕС вступил в противоречие с политической реальностью: принципы открытости границ, свободного передвижения людей и всеобщего благосостояния соблюдать становится все труднее. Бизнес-группы лоббируют смягчение или снятие с России санкций, боясь утратить позиции на свертывающемся, но пока еще сохраняющемся русском рынке. Значительные группы европейского населения и даже целые государства тяготятся «давлением» брюссельской бюрократии.

Слева-направо: премьер-министр Словакии Роберт Фицо, председатель Европейского совета Дональд Туск и президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер во время пресс-конференции на саммите ЕС, который собрал руководство 27 стран в Братиславе, 16 сентября
Фото: EPA/UPG
Слева-направо: премьер-министр Словакии Роберт Фицо, председатель Европейского совета Дональд Туск и президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер во время пресс-конференции на саммите ЕС, который собрал руководство 27 стран в Братиславе, 16 сентября

В этой ситуации в Европе растет желание прекратить пожар на юго-востоке Украины. К сожалению, Европа по-прежнему с одной стороны воспринимает войну в «ДНР/ЛНР» как локальный гражданский конфликт, а с другой (и это заслуга российской дипломатии) – видит в самопровозглашенных террористических республиках субъект международных отношений и сторону в переговорном процессе. На сегодняшний день мышление европейских политиков замкнуто в рамках Минских соглашений, которые представляются единственным путем урегулирования конфликта. Любые весьма редкие заявления о необходимости замены минского формата будапештским и тем более возможности использования международных вооруженных контингентов, также как и о бесперспективности минского формата как такового повисают в воздухе.

Непрекращающееся давление на Киев с целью побудить его к исполнению этих договоренностей в большей степени является уступкой настроениям собственных избирателей, которые хотят видеть результаты оказываемой Украине помощи, в первую очередь в сфере умиротворения на востоке Европы, чем готовностью к реальному снятию санкций с России. Характерно, что упомянутому Братиславскому саммиту, на который в Москве возлагали определенные надежды в плане снятия санкций, предшествовало заявление о том, что санкционный режим сохранится как минимум до конца текущего года.

В целом снятие санкций с января 2017 представляется маловероятным. Снимая санкции, Европа (да и США, которые демонстрируют гораздо меньшую готовность к очередной «перезагрузке» отношений с Москвой) лишатся важнейшего инструмента давления – инструмента, который можно использовать одновременно как для принуждения России к определенным шагам и подрыва позиций враждебного Западу кремлевского режима экономическими средствами, так и для давления на Киев — с тем, чтобы побудить его к активизации реформаторской деятельности. Отказываться от такого инструмента ни Брюссель, ни тем более Вашингтон, думаю, не станут.

Следует также иметь ввиду, что снятие и смягчение санкций Запада в отношении России вовсе не означает ответных шагов Москвы в части антисанкционного продовольственного эмбарго, которое, если верить русской пропаганде, вызывает такое недовольство европейских сельхозпроизводителей. Российское правительство встало на путь «импортозамещения и поддержки отечественного производителя» и, несмотря на катастрофические последствия такого курса для внутреннего потребителя, намерено его продолжать. Дмитрий Медведев недавно заверил продовольственных олигархов в том, что режим антисанкций в любом случае будет продолжен. Трудно себе представить, что европейские политики и эксперты не в курсе подобных заявлений главы правительства РФ.

Путин и Медведев во время визита в Новгородскую обл, 10 сентября 2016 года
Фото: EPA/UPG
Путин и Медведев во время визита в Новгородскую обл, 10 сентября 2016 года

Тем самым, Украине вряд ли следует опасаться отмены или даже смягчения санкционного режима, хотя для украинской дипломатии было бы большим успехом увязать санкции по Донбассу и отношение к аннексии Крыма. Однако такая задача может рассматриваться лишь как перспективная.

Даже если вообразить, что с России санкции все же будут сняты (в результате, например, смены руководства ведущих Западных держав), то и в этом случае ничего катастрофического для Украины не будет. Необходимо только понять, что помощь Украине Запад оказывает не за войну с Россией и дает средства не на эту войну. Помощь оказывается на проведение реформ, на реструктуризацию политической, правовой и экономической сферы. Запад хочет видеть результаты, аналогичные тем, которые в свое время продемонстрировали Чехия, Польша и страны Балтии. Вместе с тем в Украине в очень значительной степени сохраняются негативные черты постсоветского государства. Именно это, а не режим санкций в отношении РФ и соблюдение Минских соглашений порождает то, что в последнее время стало называться «усталостью» Запада от Украины.

Политической элите европейских стран и США, необходимо предъявить избирателям/налогоплательщикам результаты помощи, отдачу от вложений. При определенных условиях таким результатом мог бы стать полный разгром «ДНР/ЛНР» и полное восстановление суверенитета Украины над этими территориями. Но такой чисто военный сценарий мало реален. А помогать Украине в ведении долгой позиционной войны без существенных результатов Западу становится все менее интересно.

Ситуация отягощается еще и тем, что в самой Украине растут примирительные настроения в отношении Москвы. Причем украинское государство и органы безопасности не готовы подавлять и выжигать подобные настроения и информационный фон каленым железом. Это опять-таки создает условия для продолжения деятельности российской и пророссийской пропаганды, не жалеющей сил, чтобы убедить украинцев в общности цивилизационно-исторического пути, в «ненужности» Украины Западу, в том, что ничего страшного в результате интеграции с РФ не произойдет. С Запада все это видится как изменение общественных настроений, что, естественно, не способствует расширению программ помощи Украине.

Фото: пресс-служба президента

Что же касается России, то гипотетическое снятие западных санкций не изменит в целом ее вектора развития, клонящегося к кризису. Экономика страны страдает от системных проблем с наполнением бюджета и от падения цены на нефть, а санкции это больше неприятный бонус.

Для Кремля отмена или ослабление санкций больше важна с точки зрения престижа и снятия напряжения внутри властной элиты, которая опасается еще большего ужесточения санкционного режима. Вопросы выполнения Минских соглашений имеют здесь глубоко второстепенное значение. К тому же их реализация в полном объеме невозможна не только для Украины, но и для противоположной стороны. Тяжелые вооружения будут отводиться и снова выдвигаться на линию огня, обстрелы со стороны «ДНР/ЛНР» не прекратятся. Также как не прекратится военная помощь им со стороны России.

А потому следует готовиться к затяжному позиционному конфликту и долгой кропотливой, неинтересной работе по проведению в Украине реформ и преодолению тех постсоветских черт, которые Киев не смог преодолеть после Оранжевой революции 2004 г. Третьего шанса не будет.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram