ГлавнаяОбществоЖизнь

Мертворожденное право

Мне страшен не Путин. Меня пугают сравнительно молодые люди, дорвавшиеся до украинской парламентской трибуны. Плохо образованные и бесконечно циничные, они позволяют себе то, что известный российский юрист начала 20 века назвал сотворением мертвого права. Сотворением безжизненных, невыполнимых правовых норм, о которых молодой Карл Маркс внятно написал: «Законы против тенденции, законы, не дающие объективных норм, являются террористическими законами».

Фото: Макс Требухов

В 1972 году меня судили по статье 62 Уголовного кодекса УССР «антисоветская агитация и пропаганда». Рождающееся сегодня в Украине люстрационное законодательство является классическим мертвым правом, поскольку не содержит объективных норм, как и печально знаменитая статья 62. У нас безнравственная власть, не только законодательная, исполнительная также. У нас безнравственные суды, жестко дрессированные на подчинение и меркантильные стимулы. Но и мы, так называемые рядовые украинцы, вполне соответствуем всем нашим ветвям власти.

Право и нравственность во многих случаях имеют один и тот же предмет регулирования, воздействуют на одни и те же отношения. В таких случаях может иметь место либо усиление (интерференция) влияния, когда право и мораль выдвигают идентичные требования, либо ослабление, затухание влияния, когда право и мораль выдвигают противоположные требования.

В каждой стране может быть лишь одна система права и может существовать одновременно несколько систем нравственности, соответственно существующей социальной дифференциации населения. Казалось бы, очевидная, тривиальная истина. Особенно для страны, где несколько поколений людей, получивших высшее образование (от физкультурного до теоретической физики), приучены помнить, что так называемая классовая, марксистско-ленинская мораль важнее, «главнее» общечеловеческой морали.

Здесь, в Украине, право и нравственность находятся во все тех же классово-советских отношениях. Люстрационное законодательство – яркий пример тому. Подмена понятий в праве опасна чрезвычайно, человек, совершивший тяжкое правонарушение, должен находиться в тюрьме, а не в люстрационном суде (комитете, комиссии и т. п.). И еще один пример дефектности: первородный грех в Украине, оказывается, совершен в эпоху президентства Януковича! Предшествующие наши президенты, без всяких сомнений близкие к личной святости, жестко и надежно выведены из зоны подозрений.

Позволю себе ещё одну цитату из молодого Маркса: «при беззаконном режиме не может быть законных действий». Наши законодатели, принимая запрет на тоталитарную символику, категорически не помнят, что и Сталин, и Гитлер имели вполне сформированное, логичное и конкретное законодательство, позволявшее им казнить миллионы безвинных людей. Слишком смелое сравнение? Не думаю, логика законодательных решений (а, особенно, предложений) в современной Украине именно такая – отклоняющаяся от теории права, принятой в цивилизованных странах в последние 200 лет.

Поединок Человека и Дьявола. Текст Семена Глузмана

Удивительная у нас страна. Первый наш Президент, сделавший высшую карьеру в КПСС в эпоху антидиссидентских репрессий, предлагает нам рецепты совести и мудрости, второй, поставивший страну на грань гражданской войны по причине алчного желания для себя «третьего срока», ведет безуспешные переговоры с российскими политиками, третий, худший из всех, вслух сетует, что с ним не советуется нынешний Президент… Ну, а четвертый, трусливо сбежавший из страны, попросту всех нас ненавидит. Крепко ненавидит, как может только ненавидеть слабый человек сильного и успешного. А тут ещё и люстрация, жалкая и алогичная. Такая же, как и весь наш законодатель, категорически не желающий строить цивилизованное правовое государство.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter