ГлавнаяОбществоЖизнь

Спешат на помощь

LB.ua позволили взглянуть на один из обычных рабочих дней соцработника, представителя профессии, которая делает наше общество более достойным. Вместе с Ларисой Александровной, соцработницей Печерского территориального центра, мы навестили тех, кому она помогает в своей ежедневной работе.

Фото: Макс Левин

ЯКИМ СИДОРОВИЧ

Первый, кого мы посещаем - 95-летний ветеран Великой Отечественной войны Яким Соболев. Перед нашим визитом социальная работница Лариса Александровна предупредила, что у Якима Сидоровича за 2 недели до этого случилось несчастье - умерла жена, с которой он был неразлучен всю жизнь.

«Жили они вместе хорошо и счастливо, только детей не было. Поэтому и позаботиться некому о них, ближайшие родственники в Подмосковье живут, раз на несколько месяцев приезжают. Две недели назад позвонил нам, сказал, что с женой что-то не так, упала с кровати. Приехали врачи оказывать помощь, но она уже умерла, старость все-таки. Он долго сидел рядом с ней, не мог поверить, что ее больше нет. Сейчас уже лучше себя чувствует. Но я стараюсь почаще к нему заглядывать», - рассказывает Лариса Александровна.

Звоним в дверь.

- Главное, чтобы слуховой аппарат надел, а то плохо слышит, иногда на звонки не отвечает, - замечает Лариса Александровна. Нам открывает невысокого роста 95-летний мужчина, который, несмотря на свой возраст и недавнее горе, поражает силой духа и бодростью. Вспоминаю своего деда из того же поколения, что и Яким Сидорович. Дед до конца жизни работал в школе и умер в 79 от внезапного инсульта в конце 90-ых. Со здоровьем этому поколению больше повезло, несмотря на то, что годы их молодости были самыми тяжелыми в истории человечества.

- Ну, Яким Сидорович, как ваши дела? - спрашивает с порога Лариса Александровна. - Да вот опять кабель отходит, телевизор не могу посмотреть. Выражаю готовность помочь с кабелем, пока Лариса Александровна раскладывает продукты и убирает на кухне.

Фото: Георгий Эрман

Полчаса пытаюсь воткнуть кабель в передатчик так, чтобы проволока присоединилась к нужному отверстию, обрезаю конец, чтобы освободить проволоку из кабеля. Безуспешно. Яким Сидорович пытается починить кабель сам, тоже безуспешно.

- Несколько дней назад приходил мастер, наладил телевизор. Теперь опять не работает, придется снова деньги платить, - сетует Лариса Александровна.

Яким Сидорович приглашает сесть в кресло. Под светом зеленого торшера показывает многочисленные фотографии. Торшер отбрасывает тень на книжную полку, уставленную сочинениями Толстого, Шолохова, Джека Лондона и фарфоровыми фигурками зверушек. За стеклом находится реликвия - именной кортик, который вручали в Красной Армии пилоту авиации.

Ветеран разрешает посмотреть кортик. Мне впервые удается увидеть и подержать в руках оружие, знакомое лишь по одноименной детективной повести Анатолия Рыбакова.

- Летал я на американских истребителях Kittyhawk, - тем временем пускается в воспоминания Яким Сидорович. - Служил в разных городах в Ростове-на-Дону. Аэродромы защищали. Жена моя со мной служила тоже в частях поддержки, — в глазах ветерана видны слезы. На фотографиях, которые показывает Яким Сидорович, улыбающийся молодой человек в форме пилота рядом со своим самолетом, в парадной военной форме после войны, когда он уже служил в штабе армии, молодая пара в 1950-е годы.

- А встречаетесь с другими ветеранами, на параде 9 мая бываете?- спрашиваю я.

- Раньше ходил всегда, в последние годы уже не хожу. Есть у меня один товарищ, звонит иногда, а так уже почти все наши умерли. С Ларисой Александровной все больше говорю, а так телевизор только смотрю, - рассказывает Яким Сидорович.

Фото: Георгий Эрман

- Обворовывали меня три раза. - продолжает ветеран. -Однажды пришли две женщины, представились Красным Крестом, и пока одна со мной на кухне сидела, вторая, оказывается, по комнате ценные вещи собирала. Другой раз были на даче, приезжаем с женой - дверь открыта, все ценное вынесли. Мало того, что телевизор вынесли, так еще и продукты все из холодильника забрали. А потом патруль нашел случайно эту банду залетную, стояли на машине недалеко от нашего дома и наши же помидоры жрали. Телевизор уже куда-то продали, но хоть ордена и медали милиция вернула.

Табачник вспомнил об Аллее воинской славы, обещанной еще в прошлом году

С трудом перевариваю эти истории. Ветеран переходит с воров на критику государства. Не так давно ему предложили подтвердить 1-ую группу инвалидности для получения повышенной пенсии, для чего естественно нужно пройти медосмотр:

- Да кому мы нужны в этой стране, где такой бюрократизм!

- Георгий - журналист, в интернете посмотрит, может, что-то в законах найдет, чем-то вам поможет. - Лариса Александровна просит меня узнать о последних законах в этой сфере.

- А как часто на свежий воздух выходите? - спрашиваю я у Якима Сидоровича.

- Иногда выходим погулять ненадолго до поликлиники и обратно, — отвечает за него Лариса Александровна.

- З имой гуляем редко, так как Якиму Сидоровичу уже трудно передвигаться.

Яким Сидорович подписывает несколько квитанций у Ларисы Александровны. На этом мы прощаемся. Хочется, конечно, чтобы о ветеранах вспоминали не только на 9 мая, и как-то сделали возможным общение для них не только по телефону. Но конечно, наши чиновники таким вопросом заниматься не будут. Нанимать автомобили, свозить регулярно всех ветеранов в одно место - на такое денег не найдут.

ОБМЕН НА ОБМАН

Заместитель главы территориального центра, Вероника, обещает показать мне, как работает выездная медицинская комиссия. И мы отправляемся к одной из неспособных передвигаться самостоятельно пенсионерок, которая находятся под опекой у центра и под регулярным наблюдением такой комиссии. В их состав входит терапевт и психолог.

Перед посещением Елены С. встречаемся возле дома с Ириной Викторовной, заведующей отделения медицинской помощи в территориальном центре. Спрашиваю у Ирины Викторовны, какая все-таки зарплата у соцработников.

- Лучше вам не знать, а то смеяться будете, - отвечает она.

Впрочем, я и так знаю - 2-3 тысячи гривен - это ставка большинства женщин, работающих в сфере соцуслуг. И я знаю, что, несмотря на низкую зарплату, государство всегда найдет желающих на такие вакансии. В Печерском территориальном центре, оказывающем помощь на дому 902 пенсионерам, все 79 соцработников - женщины. Большинство - среднего возраста. Именно их чаще всего сокращают сейчас в бюджетных отраслях. О возможностях сокращения говорят и в территориальном центре.

Поднимаемся на энный этаж многоэтажки. 87-летняя бабушка, к которой мы идем, давно уже лежит и не выходит из дому. Она не в состоянии самостоятельно передвигаться и кушать, и полностью зависит от работницы соццентра , которая посещает ее раз в два дня. В другие дни ее подменяет 67-летний племянник подопечной, которому тоже совсем нелегко заботиться о своей тете.

Соцработница открывает дверь и приглашает нас войти в чистую светлую квартиру пенсионерки.

- Поначалу она на меня кричала, и ведьмой обзывала, и врагом, говорила что я ее убить хочу, - рассказывает соцработница, закрепленная за Еленой. - Теперь же только благодарит и вопрошает, чтобы она без меня делала.

Бабушка лежит до головы укрытая одеялом на кровати в одной из комнат. Сначала соцработница кормит Елену жидкой кашицей с ложечки, слегка приподнимая голову. Терапевт меряет давление, производя записи в медицинском журнале. Минут пять бабушка что-то шепчет психологу, та ее приободряет, поглаживая по руке. Затем нас выгоняют - пришло время гигиенических процедур.

Видя такую беспомощность пенсионерки, вспоминаю разговор с начальником Печерского территориального центра Валентиной Некрутовой о частных компаниях, которые в последнее время оказывают услуги стариками, подписывая договора пожизненного содержания.

«Государственный контроль за такими компаниями должен быть обязательно. Особенно в нынешнее время, когда расформировано Бюро технической инвентаризации (осуществляло надзор за учетом недвижимости). Тщательный контроль со стороны государства должен быть за «заключателями» Договора пожизненного содержания, поскольку данный договор является одной из формой социального обслуживания». - сказала мне тогда Валентина Некрутова.

Но на самом деле, государственный контроль за услугами из разряда « Квартира в обмен на заботу» в Украине отсутствует, что, вкупе с заоблачными ценами на недвижимость, создает огромное поле для махинаций.

МЕСТНАЯ ЗНАМЕНИТОСТЬ

Наконец, мы отправляемся к певцу и композитору Юрию Ивановичу Милютину. Это, пожалуй, самый светлый и запоминающийся визит за день. Юрий Иванович - словно местная знаменитость, он был известным певцом в советские времена и прекратил выступать лишь 3 года назад, когда ему исполнилось 80, и отказали ноги. Для Юрия Ивановича и его жены возможность воспользоваться помощью соцработника дает облегчение от ежедневных хлопот.

Фото: Георгий Эрман

На пороге квартиры, где живет певец, нас встречает его жена. Все стены в квартире увешены ее вышитыми картинами. Нас с Ларисой Александровной приглашают войти в комнату.

Юрий Иванович сидит в кресле, рядом с ним множество нотных тетрадей с записями сочиненных песен. За спиной у него - плакат выступления в 1966 году, на котором изображен молодой высокий певец. Юрий Иванович показывает мне десятки подобных: 1960-е, 1970-е,1980-ые…У каждого выступления своя история и воспоминания.

- В 1958 году я начал свою концертную деятельность. Пели мы тогда живым голосом, не было фонограммы. Постоянно гастролировали в разных городах. Условия были часто тяжелые: холодные автобусы, залы без отопления, а нужно ведь переодеваться в разные костюмы, вот и заболел воспалением легких. Он начинает возмущаться исполнением под фонограмму и тем, как артисты могут прыгать по сцене, когда нужно удерживать дыхание для пения.

- Но в тоже время есть хорошие голоса, только они редко побеждают на конкурсах, - утверждает Юрий Иванович- А вам во многих республиках СССР удалось выступить? - спрашиваю я.

- Во многих. Из Средней Азии посылали в Новосибирск, летели на Сахалин и в Магадан, даже без зимней одежды. До сих пор вспоминаю Ленинанабад в Таджикистане, полный фруктов. А вот за границей не был. После 50 ушел на творческую пенсию и все чаще стал писать песни на свои слова и музыку, которые с хором исполняли потом даже во дворце «Украина».

Фото: Георгий Эрман

- А ваши друзья, ученики к вам часто заходят за советом?

- Заходят, я и песни продолжаю писать для них.

Юрий Иванович не унывает: несмотря на проблемы с ногами, он по-прежнему может заниматься любимым делом и радовать окружающих. Жена и Лариса Александровна помогают разрешить все неудобства, которые возникли из-за состояния здоровья. Для нас с Ларисой Александровной он поет одну из своих любимых песен.

***

Напоследок Юрий Иванович дарит мне текст одной из своих песен, написав пожелание.

Лариса Александровна обещает организовать еще одну встречу - с 98-летней свидетельницей событий в Бабином Яру, но та отказывается. Узнаю об этом с сожалением, больше такого шанса встретиться с очевидцем событий, скорее всего, не представится. Старики уходят, забирая с собой и мрачные истории тяжелых лет, и светлые воспоминания о своей жизни.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter