ГлавнаяОбществоНаука

​Революционная диета на мышьяке

Как известно, жизнь на нашей планете состоит из кислорода, водорода, углерода, азота, фосфора и серы. С преобладанием фосфора и особенно серы в некоторых отдельно взятих индивидуумах.

​Революционная диета на мышьяке

Эти элементы называют «органогенными», и жизнь, органика, состоит из них. Это даже не догма. Это просто так есть.

Было. Пока Фелиса Вольфе-Симон (Felisa Wolfe-Simon) из Калифорнии, США, не решила напичкать бактерии мышьяком. То есть, не просто перетравить малышей, а приучить их кушать мышьяк и его усваивать. Смешно то, что у нее получилось.

Мышьяк, он же As (арсеникум) — хоть и металл, по структуре атома очень похож на фосфор. Настолько похож, что даже дедушка Менделеев расположил их один над другим. Так же думают и ферменты, которые не могут отличить мышьяк от фосфора, что приводит к токсичности первого.

Так же думала и бедная девушка Фелиса, микробиолог из геологической станции в парке Менло (Menlo park), собирая ил из озера Моно (Mono) в Калифорнии, естественно богатое мышьяком. Ил из озера на питательной среде взрос небольшим количеством бактерий.

Природно адаптированные к высокому содержанию мышьяка, бактерии смогли выжить в среде, полностью лишенной фосфатов, постепенно заменив его в себе на мышьяк. Разумеется, терпеть высокие концентрации мышьяка — это одно, активно его усваивать — совершенно другое.

Доктор Вольфе-Симон не отрицает, что ее бактерии природно используют фосфаты, а мышьяк просто «терпят». Но благодаря этой толерантности, их можно заставить мышьяк еще и использовать. Применив радиоактивный As, ученая доказала, что он входит в состав ДНК и РНК!

Огромные цепи ДНК обычно связаны остатками фосфатов, считалось, что менее стойкие арсенаты, соли мышьяка, ДНК удержать не способны. Оказалось, что способны. Вероятно, не полностью, бактерии на такой «диете» растут медленно. Но растут.

Смысл исследования не столько в том, что нам следует пересесть на мышьяк в качестве воспитания собственной толерантности. А в том, что жизнь, сама граница между тем, что мы считаем живым и неживым, может быть совсем не там, где мы думаем.

Фелиса Вольфе-Симон думает, что праорганизмы могли жить на мышьяке, пока не пересели на фосфор. Доказательств нет. Но когда очередной многомилионной космический аппарат сообщает с Марса, что «жизнь не обнаружена», может быть, мы не то ищем?

Юрий ЯкушкоЮрий Якушко, Биолог
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter