ГлавнаяОбществоЖизнь

Сам упал, сам умер?

Смерть 19-летнего юноши в райуправлении МВД Киева шокировала страну. Ссора с участковым стоила парню жизни. «Левый берег» разбирался: насилие в органах внутренних дел – это норма или исключение?

Сам упал, сам умер?

В прошлый вторник митинги против милицейского беспредела прокатились по стране. Люди вышли к офисам МВД в 17 городах Украины. Больше всего – человек 300 – собралось у Шевченковского райуправления милиции Киева. Именно тут вечером 17 мая при загадочных обстоятельствах умер студент профессионально-педагогического колледжа им. Макаренко Игорь Индыло. 18 мая ему должно было исполниться 20 лет.

В отделение милиции Игорь попал после ссоры с участковым, который также жил в студенческом общежитии. Как рассказала «Левому берегу» комендант общежития Зинаида Федорина, сразу после смерти мальчика участковый переехал. «Может быть, и остались какие-то его вещи, но самого его уже нет», – сказала нам женщина. В разговоре она называла комендантов «воспитателями», а студентов «детьми», что красноречиво говорило о почти семейных отношениях в общежитии. «Я в тот день звонила вечером участковому, просила, чтобы мальчика отпустили домой. Но он мне ответил, что Игорь до утра посидит», – рассказывала комендант. До утра Игорь не дожил.

Первая версия милиции рассыпалась почти сразу же. В МВД говорили, что парень был пьян и захлебнулся рвотой. Потому родители сначала и не стали поднимать шум. Но когда на руках у матери оказалась справка от врача о причинах смерти, выяснилось, что Игорь умер от «кровоизлияния под оболочку и в ткань головного мозга, перелома костей черепа, повреждений в результате контакта с тупым предметом». Об этом и сообщил телеканал «1+1» в вечерних новостях 27 мая. После этого милиция начала рассказывать, что парень упал и ударился головой. Но было поздно: на обстоятельства смерти Игоря уже обратили внимание десятки общественных организаций и сотни журналистов.

Нестыковки

Причина смерти – не единственная нестыковка в этой истории. Вызывает удивление и поведение врачей скорой помощи. По версии милиции, скорую в ту ночь вызывали дважды, и оба раза врачи приезжали в райотдел: сперва констатировали алкогольное отравление, а уже утром зафиксировали смерть юноши. По другим сведениям, скорую в тот день вызывали целых четыре раза. «Левый берег» дозвонился до главврача Киевской городской станции скорой помощи Анатолия Вернигоры, чтобы прояснить эти моменты, но прямого ответа так и не получил. Сначала главврач говорил, что у него уже кончился рабочий день, затем предложил написать официальный запрос в Министерство здравоохранения. Наконец г-н Вернигора сообщил, что прокуратура уже изъяла все документы, журналы, аудиозаписи звонков и собрала у врачей объяснения. Дескать, все вопросы к прокуратуре. Там, естественно, телефоны упорно молчат.

Также интересно, кто звонил родным организаторов акций протестов 1 июня с угрозами. По словам одного из организаторов Константина Шейгаса, звонили со скрытых номеров, говорили, что «кто-то недоучится». Координатор протестных акций Евгения Малых также рассказала в эфире ТРК «Украина», что неизвестные люди уговаривали активистов не проводить акции.

Все фото: Макс Левин

Когда узнаем правду

Реакция власти была почти мгновенной. Уже на следующий день после сюжета в эфире «1+1» прокуратура возбудила дело по факту превышения служебных полномочий сотрудниками милиции. Заместитель главы Администрации президента Анна Герман сообщила, что президент будет лично контролировать ход расследования. Министр внутренних дел Украины отстранил от выполнения служебных обязанностей четверых: начальника Шевченковского райуправления МВД в Киеве, его заместителя, а также оперуполномоченного, который работал в день гибели студента, и участкового инспектора.

Прокуратура действительно взялась за дело вплотную. Например, в общежитии говорят, что сотрудники ведомства бывают в их стенах почти каждый день. Обещают, что результаты прокурорского расследования появятся в течение месяца. Судя по всему, родные Игоря в обещанную справедливость верят, поскольку пока что отказываются от адвокатов.

Руководитель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров также допускает, что в этом конкретном случае общество узнает правду. «Судя по тому, что даже президент отреагировал, это будет образцово-показательное дело. Хотя оно далеко не типичное. Умерший парень и участковый инспектор, насколько я знаю, недолюбливали друг друга. Кроме того, юноша не совершал никакого преступления. А обычно в милиции бьют тех, кого обоснованно подозревают в преступлениях, но на кого нет доказательств. Чтобы взяли вину на себя», – говорит правозащитник.

В среду стало известно, что служба внутренней безопасности МВД начала масштабные проверки милицейских рядов. «Проверки соблюдения законности в органах внутренних дел касаются всех сотрудников милиции, вне зависимости от званий и должностей», – сообщили в пресс-службе МВД.

Как сломать систему

Насилие в украинской милиции – не редкость. «Это система, по-другому в нашей милиции работать не умеют. Может и есть честные милиционеры, но они явно в меньшинстве. И система их выдавливает», – вздыхает Евгений Захаров. По его словам, ситуация с насилием в органах внутренних дел чуть улучшилась при министрах Юрии Луценко и Василии Цушко. А при Анатолии Могилеве, считает он, ситуация ухудшается снова.

Другой правозащитник, Дмитрий Гройсман из Винницкой правозащитной группы, тоже не жалует нового министра. «Он мало встречается с общественностью, переформатировал общественный совет по правам человека при МВД. Теперь совет возглавляет Эдуард Багиров. Это ничего, кроме грустной улыбки, не может вызвать. Они хотят сделать ручной совет, который ни на что не будет влиять», – говорит г-н Гройсман. Правда, и Юрия Луценко он похвалить не может. Говорит, при нем была только видимость демократии, а на самом деле правозащитники ни на что не влияли. «Почти все дела о пытках в милиции, которые появились при Луценко, так и не были доведены до конца», – поясняет правозащитник из Винницы. Дмитрий Гройсман говорит, что количество заявлений о насилии в милиции стабильно растет последние два года. Правда, и осужденных среди милиционеров все больше.

«Простого решения этой проблемы нет, но понятное решение существует. Нужно изменить уголовно-процессуальный кодекс, изменить Закон «О предварительном задержании», адвокат должен дежурить в милиции постоянно, – рассказывает Дмитрий Гройсман. – И деньги он должен получать таким образом, чтобы не зависеть от органов власти – такие схемы в мире существуют. Первым человеком, которого встречает задержанный, должен быть адвокат, объясняющий ему всю ситуацию и возможность защиты». И добавляет: «Все, что происходит в милиции, должно записываться на камеры. Должна существовать независимая система медосмотра задержанных. Причем такой медосмотр может проводиться каждый день. Верю, что это случится».

Его коллега Евгений Захаров настроен не так оптимистично. «Изменение закона само по себе ничего не даст – научатся обходить. Камеры? Ну, будут вывозить людей в лес и там бить. Главное – изменить сознание людей. Сегодня многие одобряют насилие милиции по отношению к преступникам – лишь бы он признал свою вину. Тогда как во всем цивилизованном мире защищается право человека не свидетельствовать против себя, право хранить молчание», – говорит Евгений Захаров.

Всего с 1992-го по 2009 год в Украине было возбуждено 8 883 уголовных дела по фактам неправомерных действий сотрудников милиции, было вынесено 4 657 обвинительных приговоров. За то же время к административной ответственности было привлечено 30 321 работников внутренних дел.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua