ГлавнаяОбществоЖизнь

«Тетки-щебетки» и «Восточное партнерство»

Принятая недавно Европейским Союзом стратегия отношений с соседями - «Восточное партнерство» - вызвала в Украине критику и разочарование, даже непонимание и обиду. Особенно у людей, которые всеми своими действиями и чаяниями обращены в сторону Запада и небезосновательно считают себя «не хуже европейцев». Их можно понять, ведь позицию ЕС, заключенную в «Восточном партнерстве», можно без обиняков растолковать именно так - в Европе нас считают все же «хуже европейцев». Но вместе с этим нужно честно признать: тех, кто «не хуже европейцев», в нашей стране «подавляющее» меньшинство.

Владимир Павлив Владимир Павлив , журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»
«Тетки-щебетки» и «Восточное партнерство»

Недавно автору этих строк довелось ехать автобусом из Львова в польский Люблин именно затем, чтобы поговорить с коллегами о «партнерстве», «диалоге культур» и прочем. С автовокзала в салоне древнего «Икаруса» выехало 16 человек, включая водителя: трое граждан Республики Польша, четыре студента, четыре врача львовской скорой помощи, отправившихся перенимать опыт у польских коллег, и столько же журналистов, желающих пообщаться о партнерстве с польскими коллегами.

К границе нас подъехало уже 46 - по пути подсели две «бригады» женщин, которых здесь называют «муравьями», «спиртовозами», «табачными матрешками». Обе «бригады» сразу же приступили к своим привычным занятиям, практически не обращая внимания на «случайных» пассажиров. Они ложились на пол и вскарабкивались на сидения, распихивая по «тайникам» склеенные изолентой пачки сигарет, задирали юбки и приспускали джинсы, обматывая себя сигаретными поясами. При этом они взволновано суетились и мешали другим. Потом вздорили и спорили, собирая деньги «на день рождения» - хотя всем было понятно, что на взятку. Во время заезда на территорию польского пограничного пункта волнение набрало таких оборотов, что утихомирить его смог только польский пограничник: «Ну-ка тихо, тетки-щебетки».

Пока пограничник проверял паспорта, «тетки» нервно выглядывали, кто же из таможенников на смене, а увидев «доброго таможенника», которого конспиративно называли «Иван», просто взвыли от счастья. «Иван» действительно оказался добряком - получив свои 300 злотых (около $100), он ради приличия прошелся по салону автобуса, вытаскивая из нескольких «тайников» по одному блоку сигарет, чего насобиралось «аж» на целый полиэтиленовый кулек. Конечно, это была только капля в море из всего спрятанного, но эта же капля впоследствии оказалась той, что переполнила чашу терпения.   

Выехав за пределы пропускного пункта, «тетки-щебетки» превратились в озверевшее бабье: разбираясь, чьи именно сигареты забрал «добрый таможенник», они визжали и плакали, матерились и проклинали друг друга. Все это закончилось нешуточной потасовкой между членами разных «бригад». Километров за 30 от границы они все не прощаясь вышли на разных остановках тремя большими группами. Оставшиеся пассажиры вздохнули облегченно, но стресс начал проходить только на первой автостанции, где все вышли из автобуса, чтобы покурить и подышать. Последним вышел водитель, и оправдательным тоном (якобы он тут ни при чем) начал разговор, обращаясь в первую очередь к полякам: «Не знаю, панове, что на них нашло... Дикари какие-то... И они еще хотят в Европу». Поляки сдержано молчали (наверное, знали, что подобное происходит довольно часто), а некоторые наши пытались шутить, но разговор не получился.

На следующий день в Студенческом центре культуры «Хатка Жака» Люблинского университета им. Кюри-Склодовской разговор тоже не клеился. Украинские журналисты были не в состоянии убедительно говорить о том, когда в их стране закончится политическая неразбериха и хотят ли украинцы в Евросоюз вообще. Польские коллеги тоже не излучали оптимизма. Петр из Люблина признал: «Да, редакторы все меньше заказывают материалы об Украине. На наши предложения обычно отвечают - а кого здесь интересует, что там происходит?». Марек из Перемышля вообще был в отчаянии: «Я десять лет искал спонсоров и придумывал разные поводы, чтобы приглашать в Польшу украинских журналистов. Мы пытались показать, как наша страна готовится к членству в ЕС, а потом - как она там себя чувствует. Я потратил на это немало сил и времени, но сейчас задумываюсь - не занимался я чем-то бессмысленным? Да, они честно писали потом в своих газетах, но общий результат, как видим, практически нулевой». Понятно, что после такого диалога между журналистами и собравшимся в зале слушателям тоже сказать было особо нечего. «Украинцы должны понять, что есть вещи, которые мы - ни поляки, ни Евросоюз - не можем сделать за них», - сказал уже после встречи Марек.

И в этом, собственно, заключается вся проблема «восточного партнерства». В переводе с французского «партнер» означает «участник игры, компаньон, сообщник». Сегодня руководство ЕС никого из украинских лидеров не может считать равноправным партнером. Точно так же, как среднестатистический европеец не может видеть партнеров в «тетках-щебетках».

Владимир Павлив Владимир Павлив , журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»
Источник: Владимир Павлив