ГлавнаяЭкономикаФинансы

О запрете коллекторских услуг на Украине

Царь, обращаясь к Генералу:

«- Ты у нас такой дурак по субботам али как?

- Нешто я должон министру объяснять любой пустяк?

- Чтоб худого про царя не болтал народ зазря,

- Действуй строго по Закону,

- То бишь – действуй втихаря!»

Л. А. Филатов, «Про Федота-стрельца»

О запрете коллекторских услуг на Украине
Фото: Макс Левин

Эпиграф статьи – это отображение сегодняшнего законодательного регулирования взаимоотношения банков, заёмщиков и коллекторских компаний. С одной стороны деятельность коллекторов нелегальна, прямо запрещена нормами Закона Украины «О защите прав потребителей», направлена на умышленное причинение морального ущерба должнику, подпадает под определение ряда статей Уголовного кодекса Украины. Но с другой стороны, коллекторские компании в Украине почему-то существуют, функционируют, развиваются, и на сегодня совокупный долг, переданный им банками «для вымогания: «по Закону - втихаря» превышает 10 миллиардов гривен.

Проект Закона Украины «О запрете оказания коллекторских услуг относительно физических лиц-должников» №9379 от 01.11.2011 г., поданный в парламент, - это долгожданный и необходимый акт, однако, по моему мнению, очень опасный в той редакции, которая сейчас есть.

Макс Левин
Макс Левин

Давайте сравним правовое поле, которое мы имеем сейчас, с тем, которое может возникнуть в случае принятия нового закона.

Как сейчас

Существующие на сегодняшний день методы работы коллекторских компаний состоят в осуществлении навязчивых телефонных звонков должникам, рассылке СМС-сообщений и писем (soft-collection), а также в проведении визитов по месту жительства и работы должника, для переговоров как с ним самим, так и с лицами, которые связаны с ним в социальной жизни (hard-collection). Цель всех этих действий – принуждение к исполнению гражданско-правовых обязательств (погашению долга) во внесудебном порядке.

Существующие сегодня законодательные нормы коллекторскую деятельность или не регламентируют, или запрещают. 

В частности, пункт 11 статьи 11 Закона Украины «О защите прав потребителей» указывает, что кредитодателю запрещается:

  • Предоставлять неправдивую информацию о последствиях неуплаты потребительского кредита;
  • Изымать продукцию у потребителя без его согласия или без получения соответствующего судебного решения;
  • Указывать на конвертах с почтовыми извещениями о том, что они касаются неуплаты долга или потребительского кредита;
  • Требовать взыскания каких-либо сумм, не указанных в договоре о предоставлении потребительского кредита;
  • Обращаться без согласия потребителя за информацией про его финансовое положение к третьим лицам, которые связаны с потребителем семейными, личными, деловыми, профессиональными или иными отношениями в социальной жизни потребителя;
  • Осуществлять действия, которые считаются нечестной предпринимательской практикой;
  • Требовать возврата потребительского кредита, срок давности которого истёк.

Пункт 5 статьи 19 Закона Украины «О защите прав потребителей» указывает, что как агрессивные запрещается такие формы предпринимательской практики:

  • Осуществление длительных и/или периодических визитов по месту жительства потребителя, несмотря на требование потребителя о прекращении таких действий или уходе из жилья.
  • Совершение постоянных телефонных, факсимильных, электронных или иных сообщений без согласия на это потребителя.

Перечень форм агрессивной предпринимательской практики не является исчерпывающим.

Указанные нормы закона в настоящее время не работают, поскольку механизм ответственности за совершение запрещённых деяний или не прописан, или неэффективен. Также отсутствует механизм контроля за соблюдением перечисленных норм законодательства. Неоднократные жалобы в территориальные управления по делам защиты прав потребителей на те, или иные факты нарушения норм этого закона кредитными учреждениями, заканчивались лишь отписками о том, что указанному банку и Национальному Банку Украины отправлено письмо. Безусловно, подобные «устные замечания» не могут эффективно пресечь вымогательство, если речь идёт о 10 миллиардах гривен.

Однако, Закон Украины «О защите прав потребителей» не единственный акт, положения которого нарушаются действиями коллекторских компаний. Так статьёй 182 Уголовного кодекса Украины, незаконный сбор, хранение, использование или распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, определено, как уголовное преступление. И наказание за него – от штрафа до полугодового ареста, или трёх лет ограничения свободы. Именно под эту статью подпадает сбор телефонных номеров родственников, друзей, коллег должника и последующие звонки им, чем нередко промышляют коллекторы.

Фото: job-sbu.org

Статья 189 Уголовного кодекса – вымогательство – предусматривает, помимо прочего, требование передать чужое имущество (в данном случае - деньги) с угрозой ограничения прав, свобод или законных интересов потерпевшего или его близких родственников, или разглашения сведений, которые потерпевший или его близкие родственники желают сохранить в тайне. Фактически, это именно то, что чаще всего приходится читать в угрожающих письмах и СМС-сообщениях коллекторских компаний, слушать от их сотрудников по телефону. Это при том, что за такое преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Принуждение к исполнению гражданско-правовых обязательств – ещё одно преступление, состав которого усматривается в деятельности коллекторских компаний. Статьёй 355 Уголовного кодекса Украины за его совершение предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от 4 до 8 лет.И все вышеуказанные нормы уголовного законодательства почему-то, опять же, не работают, в отношении коллекторских компаний.

Таким образом, нельзя сказать, что сегодня коллекторская деятельность не отрегулирована законодательно. Отрегулирована. И запрещена.

Как будет

Внесённый в парламент законопроект, в случае принятия, обеспечит эффективный запрет коллекторской деятельности на небольшой период времени (от полугода), а затем легализует её (в той или иной форме).

Крайне важно понимать, что способов защиты нарушенного права, разрешённых законом, и так достаточно. Кредитор, в случае нарушения его законных интересов, вправе обратиться с иском в суд. Права кредитодателя также защищаются нотариусами, путём совершения исполнительных надписей, если это допускается договором. В предусмотренных законом случаях, права кредитора могут быть защищены также и правоохранительными органами.

Фото: most-harkov.info

Однако, такого способа защиты нарушенного права, как насилие над волей должника, путём навязчивых требований и угроз, нарушения его привычного образа жизни, беспокойства посторонних лиц, ради исполнения должником обязательств, причём, не всегда обоснованных, не предусмотрено никаким законом.

Известный мафиози Альфонсо Капоне как-то удачно сказал, что добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем одним добрым словом. И если, с известной долей цинизма, сегодня мы легализуем коллекторскую деятельность на уровне закона, то завтра придётся легализовать вымогательство, разбой и насильственное донорство.

Мне кажется, при рассмотрении вопроса легализации коллекторской деятельности, депутатам следует принимать во внимание 2 фактора – причины, по которым коллекторская деятельность стала востребованной и основная целевая аудитория для коллекторов.

Что касается причин, то они налицо – экономический кризис. До конца 2008 года коллекторские услуги мало кого интересовали, так как вопрос урегулирования относительно небольшой доли проблемных активов кредитных учреждений легко решали внутренние отделы банков, неся, при этом всю полноту ответственности за возможные неправомерные действия. И в случае недостижения согласия спор разрешался в суде, в соответствии с Законом.

При наступлении кризиса, государство итак чрезмерно опекалось интересами банков. Чего стоит один только запрет на досрочное снятие депозитов, на основании постановления НБУ? При этом банки на незаконно удерживаемые депозиты не платили такие же меганеустойки, какие суды взыскивают по просроченным кредитам. Это никто не забыл.

Фото: Макс Левин

Также народ хорошо помнит, что просрочки по большинству кредитных договоров возникли и существуют до сих пор, вследствие неисполнения НБУ своей основной функции, предусмотренной статьёй 6 Закона Украины «О Национальном банке Украины», – поддержания стабильности национальной валюты. И за девальвацию гривни никто не понёс ответственности. Ни материальной, так как законом не предусмотрена ответственность НБУ за ненадлежащее исполнение своей основной функции, а это значит, что её можно не исполнять! Ни какой-либо ещё, поскольку в связи с тем, что гривна обесценилась почти вдвое, ни один тогдашний чиновник Нацбанка не наложил на себя руки, ни сел в тюрьму, даже не был уволен с должности.

При такой «заботе» государства об интересах населения дополнительная легализация деятельности вымогателей может стать последней каплей, переполняющей чашу терпения электората.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос целевой аудитории коллекторов. Как правило, действует принцип, что «доят ту корову, которая доится». Если должник не реагирует на звонки ожидаемым образом – не боится угроз, не оправдывается, не обещает заплатить, а наоборот – издевается над коллекторами, держит их на телефоне, глумится над их бессилием, то работа с таким должником очень быстро прекращается.

Мне стал известен случай, когда должник, которого донимали коллекторы письмами с угрозами, начал эти письма использовать в качестве туалетной бумаги. И, после использования, отправлял их почтой обратно в коллекторскую компанию. И поток корреспонденции мгновенно прекратился.

Однако наиболее вменяемая и добросовестная часть населения воспринимают коллекторский прессинг болезненно. Интернет пестрит публикациями о самоубийствах, ставших результатом деятельности излишне трудолюбивых вымогателей. А сколько в результате таких действий произошло нервных срывов, семейных скандалов, алкогольных запоев, пропавшего молока у кормящих матерей, - история умалчивает.

В любом случае, коллекторская деятельность – это агрессивная предпринимательская практика, направленная на умышленное причинение морального вреда, с элементами преступлений, предусмотренных рядом статей Уголовного кодекса Украины. И решая вопрос законодательного регулирования коллекторской деятельности, законодатель (по моему скромному мнению), должен уделить основное внимание полному однозначному запрету такой деятельности, усилению контроля по соблюдению законодательства, запрещающего эту деятельность и над ужесточением ответственности за её совершение. Ценным было бы включение соответствующих изменений в Уголовный кодекс и упрощение процедуры доказывания вины, в делах такой категории.

Уверен, что в этом случае законопроект депутата Полунеева Ю.В., с вышеперечисленными изменениями, станет полезным и адекватным Законом, отвечающим принципу верховенства права и способствующим скорейшему устранению последствий экономического кризиса на Украине.

Андрей СтепаненкоАндрей Степаненко, генеральный директор консалтинговой компании «Гранд Иншур»
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter