ГлавнаяБлогиБлог Андрея Черникова

Cпецназ реформ. Без права на ошибку

«В 1990-х годах я не взял на работу хорошего менеджера, который просил зарплату в 10 тысяч долларов в месяц, тогда это было очень много. Но теперь я думаю, что я ошибся, ведь кто знает, может, благодаря ему я продал бы компанию намного дороже», - признался глава администрации президента и бывший владелец медиа-холдинга УМХ Борис Ложкин, выступая перед студентами Киевской бизнес-школы при Киево-Могилянской академии летом этого года. Из своего опыта Ложкин вынес урок: менеджер может и должен быть дорогим, если он способен увеличить капитализацию компании и ее рыночную стоимость.

Без всякого лукавства он многим рассказывает историю о том, что получил от Петра Порошенко возглавить его администрацию, находясь в Иорданской пустыне, чего никак не ожидал. Он взял паузу, чтобы подумать, и согласился при условии, что качество управления администрацией перейдет на другой уровень, а это предполагает наем квалифицированных управленцев, причем люди будут весьма неожиданными. Порошенко считал также. Так в АП появился Дмитрий Шымкив из Microsoft.

По зданию АП теперь шныряет много «хипстеров» - то есть молодых людей в свободной одежде, а не в белых остроносых туфлях. Но АП – это закрытая экосистема, которая пытается влиять и влияет на процессы во всех ветвях власти, причем часто не самыми цивилизованными методами. Попытки администрации показать и доказать высокую квалификацию своих ключевых кадров сопровождаются абсолютно откровенным признанием того факта, что в стране образовался большой дефицит на таких людей. Психология и уровень подготовки большинства из имеющихся, их опыт и методы работы – это уродливый пережиток эпохи до Революции Достоинства. Говоря прямо, эти люди мыслят категориями «как бы чего не вышло», тогда как общественность требует, чтобы вышло все и сразу.

Собственно, это и является истоками и главной причиной появления в украинской власти иностранцев – мы не верим старым кадрам, которые профукали все возможности, и мы не верим, что в их головах может родиться хоть одна здравая и смелая идея. Хотя русская пропаганда гласит, что это «укропы продались пиндосам».

Общественный запрос

«Мишу в президенты!» - разве не кричали это люди на Майдане? Разве соцсети не говорили «дайте нам Саакашвили хотя бы на пару лет»?

Арсений Яценюк, став премьером после бегства Януковича и Азарова, а затем и после парламентских выборов 2014 года сколотил свою фракцию «Народный фронт» по крупицам. Многие из его депутатов не вызывают восторга даже у него самого, о чем многие не знают. И когда он уперся в ту же проблему кадров первого и второго эшелонов, он пошел к Порошенко с просьбой дать своих людей.

Впрочем, в этой просьбе было и второе дно: «Петр Алексеевич, давай делить ответственность на двоих». То есть президент и премьер с первого дня вкусили прелести парламентско-президентской республики, при которой у нас как бы главный глава правительства и коалиция, но виноват во всем или почивает на лаврах – президент. И не будем лукавить: президент без своего технического премьера и технических министров становится ну совсем уж игрушечной персоной, что в условиях войны и кризиса – не лучшая позиция для него да и для всей страны. С другой стороны – опасно открывать дорогу к узурпации власти президентом.

И вот на этой почве зародилась идея, которую и приписывают Ложкину, - пригласить иностранцев. Сам он называет этот процесс «инфицированием» власти людьми с видением, опытом и могущих предъявить результат своей предыдущей работы, а окружение назвало этот иностранный легион «спецназом Ложкина». Президент пригласил иностранца более высокого уровня и полета - Саакашвили.

Грузинский десант

Приблизительно с начала лета 2014 года в Киеве десантировались неизвестные большинству украинцев грузины. Они начали ходить в Минюст, Минэкономики, Киевскую горадминистрацию, чтобы подготовить почву для запуска двух важных реформ: административных услуг и госзакупок.

Поначалу эти грузины, среди которых были, в частности, депутат грузинского парламента и бывший замминистра юстиции Грузии Гиоргий Вашадзе, бывший премьер-министр Аджарии Леван Варшаломидзе и экс-глава регистрационной службы Грузии Джаба Эбаноидзе, внимательно изучали, что у нас происходит, насколько все плохо.

Почти все лето они просыпались в 5 часов утра и вместе с министром юстиции Павлом Петренко объезжали центры админуслуг и госнотариусов в Киеве и области, Житомире, Чернигове, Львове. Там они фиксировали, что люди занимали очереди с 3 часов ночи, что логистика в помещениях отсутствует, требования к документам – чрезмерные и абсурдные, срок выдачи документов – космически огромен, а результат – не гарантирован. Словно в упрек и, может, в насмешку Вашадзе по пути в аэропорт Борисполя, сидя на заднем сидении машины, достает iPad, и по Skype связывается с Домом юстиции в Тбилиси и в течение двух минут дает разрешение ребенку на выезд за границу с его матерью, а затем выкладывает видео в YouTube, мол, вот, смотрите, что я сделал в Грузии, учитесь, у вас должно быть так же.

Затем грузины открыли в Киеве экспериментальный центр, который занимался исключительно вопросами регистрации прав на недвижимость. В подобранном помещении была продумана логистика, создан фронт-офис, то есть прием документов, он находился на одном этаже, и бэк-офис – там, где принимают решения - на другом этаже, чтобы не возникало конфликтов. Посетители не контактировали с теми, кто ставил печати и подписи. Была набрана команда молодых людей, которых обучили принимать и выдавать документы. Срок выдачи документов – до одной недели.

Но стоило грузинам отойти от дел, как, по рассказам очевидцев, все полетело к чертям: тетки в мехах заменили студентов, размер взяток вырос в два раза. Увы, не «заразились» наши люди идеей качественного государственного сервиса. «Это позор», - вот и все, что мог сказать Вашадзе, потративший на этот центр много своего драгоценного времени.

В конце 2014 года замминистра юстиции Украины становится Гия Гецедзе, который занимал аналогичную должность на родине. Он уже имеет опыт и знает, что делать и в Украине. Первое, за что он взялся – ликвидировал Регистрационную службу. Его концепт прост: государство обязано избавляться практически от всех регистрационных функций и передать это частным нотариусам, вплоть до регистрации брака. Более того, вплоть до появления частных исполнителей.

- То есть мой друг или сосед может стать исполнителем и конфисковать мое имущество? – спросил я Гию.

- Друг или сосед – да, может стать исполнителем. Но имущество он не отнимет, зато будет иметь право арестовать ваши счета. При этом будет зарабатывать он и бюджет. Просто конкуренция увеличит доходы всех, а вы будете исправно платить по своим счетам, - ответил Гецадзе.

То есть нет ничего нереального и невозможного. Нет ни тормозов, ни ограничений. Потому что его, Гецадзе, не отягощает украинский опыт, зато подстегивает грузинский. Он хладнокровно «отстреливает» все, что мешает нам жить.

Айварас Абрамавичус, приехавший к нам из Литвы, является носителем спокойной европейской культуры управления. Но он поставил перед собой задачу навести порядок в госзакупках и он это делает весьма агрессивно. Этот процесс начали грузины позапрошлым летом, министр экономики доводит его до всеобщего охвата.

В Минюсте, Минэкономики, Минобороны, АП, Киевгорадминистрации действуют электронные закупки по принципу редукциона – то есть аукциона наоборот: побеждает тот, кто предложит меньшую цену за свой товар или услугу. А открытость торгов, где действует принцип «все видят всё», не позволяет манипулировать торгами. Торговые площадки – частные. Код торгов написан волонтерами из IT-сферы и он открытый. Площадки сами следят за честностью торгов, иначе потеряют клиентов. Да и нет смысла мухлевать, поскольку надо быть совсем уж сумасшедшим, чтобы хитрить-мудрить, пытаться кого-то подкупить и в итоге победить с самой низкой ценой среди всех конкурентов. В чем профит? И разве это не говорит о гениальности идеи? И почему до нее не додумался никто раньше? Кстати, этот проект госзакупок носит название ProZorro, что тоже вполне прозрачно намекает на такого себе бесбашенного супермена.

О Давите Сакварелидзе говорят, что у него «виселицы в глазах». Не будем разубеждать. Пусть боятся. Его нередко останавливают на улице и просят: «Посадите их всех!»

В АП хотели, чтобы он возглавил Национальное антикоррупционное бюро. Вместе с ним украинское гражданство получил и Гизо Углава. Они оба были заместителями генерального прокурора Зураба Адеишвили - он тоже в Киеве, консультирует своих бывших подчиненных. Давит и Гизо, не особо это афишируя, стали идеологами закона о НАБУ. Но известные и весьма влиятельные активисты не приняли Давита по двум причинам: он не говорит по-украински и нельзя было допустить, чтобы Бюро возглавил человек от президента - он должен быть независимым. С этим все стороны согласились.

Что получилось в итоге? Углава стал первым заместителем Бюро и отвечает за работу детективов. Первые 25 уже дали присягу. Но поскольку НАБУ еще не начало работать, то результатов пока нет. Все ждут появления антикоррупционного прокурора, который обеспечит процессуальную легитимность Бюро. А Давит перевернул с ног на голову всю прокуратуру, получив должность заместителя генпрокурора.

Сакварелидзе создал два департамента ГПУ: по вопросам реформ и Генеральную инспекцию. Первый проводит открытые конкурсы на должности глав 170 местных прокуратур, которые заменят 700 районных и городских. Все они будут наняты без взяток, а потому они изначально заточены на профессиональную работу, а не на прокурорский бизнес. Второй департамент ведет расследования против сотрудников органов прокуратуры. «Диамантовые прокуроры» - руководители главного следственного управления ГПУ – были разоблачены именно Генинспекцией Сакварелидзе.

Сложно сказать, почему Порошенко не уволит одиозного Виктора Шокина. Зачем-то он ему нужен. Но очевидно, что Сакварелидзе является противовесом генпрокурору – не дает расслабиться и чистит прокуратуру. Причем делает это настолько успешно, что вверху решили, что у него хватит сил параллельно возглавлять еще и Одесскую областную прокуратуру. Сомнительное решение, но, видать, на этом настоял Саакашвили, чтобы навести порядок в подконтрольном ему регионе.

Наконец, спецназовцем в прямом смысле этого слова можно назвать Эку Згуладзе, которая не дает расслабиться Арсену Авакову, продвигая реформы в МВД. Результат ее работы могли видеть жители Киева, Одессы, Львова, а в скором времени Харькова и даже Кременчуга – это города, где на смену милиции пришла полиция.

Незачем даже делать ставки, получилось бы такое у реформатора из Украины. Нет, поскольку успешные дела «спецназа реформ» в значительной степени являются следствием того, что у них нет никаких политических связей и амбиций в Украине.

Право на силу и ошибку

Министр финансов Наталья Яресько, бывшая подданная США, которую в АП нашли с помощью кадрового агентства, будучи ответственной за все и сразу, - самый критикуемый член правительства. Она отвечает и за налоговую реформу, и за курс гривны, и за долги, и за бюджет, и за пенсии.

По данным нескольких источников, она совершенно не интересуется тем, как чувствуют себя сотрудники ее министерства, ее не очень заботит структура ведомства. Не уверен, что это недостаток. Хотя также говорят, что она не заглядывает на микроуровень - туда, где страдающий малый и средний бизнес пытается выжить, а Яресько – наполнить бюджет за их счет.

Споры о налоговой реформе оставим экспертам, но отметим, что Яресько балансирует между пустым бюджетом, требованием сократить налоги и поднять тарифы. Сидеть в таком шпагате нелегко, однако мы, ругая этого министра финансов, забываем, что она открыта для диалога.

Не знаю, насколько это убедительно для обывателя, но в среде мировых финансистов она свой человек, который говорит на их языке. Списание 3,6 млрд долларов налогов – это результат грамотных переговоров. И, как мы догадываемся, ее аргументом был не пистолет на столе, а план выхода Украины из кризиса.

Полный провал – Александр Квиташвили. О том, что он не справляется, говорят с первых дней его прихода в Минздрав. Если у вас был насморк и вы ходили в течение последнего года в поликлинику, вы должны были заметить, что ничего не изменилось. Если у вас был инсульт, то, может, вас уже и нет с нами. С другой стороны, страховая медицина, которую мы все хотим, не внедряется одним решением министра здравоохранения. Квиташвили принял решение не держаться за кресло и освобождает дорогу кому-то другому – более пробивному.

Спецназовцы на то и спецназовцы, что после выполнения или провала миссии возвращаются на базу. В разговоре с Гецадзе я предположил, что грузины так усердно работают в Украине, чтобы на белом коне вернуться в Грузию и взять власть в свои руки. «Мне нравится ход ваших мыслей», - улыбнувшись ответил он. И мы знаем, что у них есть два года, чтобы сохранить паспорта своих стран. Так что можно предполагать, что это как раз тот срок, за который станет понятно, получилось ли что-то или нет, к тому же половина этого срока уже истекла.

Предстоящие местные выборы стали хорошим стимулом, чтобы политические силы из кожи вон лезли и показали нам результат реформ. И это хорошо, пусть стараются.

Но непонятно, почему мы не видим новых бойцов «спецназа реформ», хотя вакансии для них найдутся, например, в Мининфраструктуры да и не только.

Андрей Черников Андрей Черников , Журналист, создатель движения «Я ненавижу Укравтодор"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter