ГлавнаяПолитика

Возрождение

После кровавой ночи со вторника на среду, Майдан получил третье дыханье. Лицо протеста также изменилось. LB.ua анализирует ключевые позиции.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua

Фото: Макс Левин

О силовиках

Когда-то уже приходилось писать: режим может держаться на штыках, но не может – на финках. Достаточного количества штыков у режима нет, сегодня это вполне очевидно. Да, все это время на силовиков из бюджета выделялись огромные суммы. Только в первый год президентства Виктора Януковича финансирование СБУ и ГПУ кратно возросло. Но ГПУ, СБУ и несколько элитных батальонов пригодны для политического сыска, преследований, отжима СМИ и запугиваний. Не более. Тогда как деньги, выделявшиеся на внутренние войска, на обычных «срочников» системно разворовывались. До такой степени, что на лютый мороз их выгоняют стоять в летнем обмундировании – другого просто нет, а сердобольные протестующие подсовывают им под ноги картонки – чтоб не так от земли тянуло, да всю ночь передвигают вдоль строя этих мальчишек пылающую бочку – хоть немного им погреться.

До перехода справедливо озлобленных бойцов на сторону митингующих дело пока не доходит, но внутренний саботаж уже назревает. Именно поэтому на «погромы» собирают отморозков со всей страны. По некоторой информации (разумеется, неподтвержденной), за избиение студентов их премировали пятью сотнями долларов. Знакомый душегуб хвастался.

Удивительно, кстати, как власть не додумалась провести масштабную амнистию. Уголовные сидельцы – кадры явно более квалифицированные, чем сопливые титушки. Впрочем, и те, и те – «финки», а настоящему режиму нужны штыки. Которые были бы заинтересованы в сохранении своего личного «покращення», вдобавок – идеологически мотивированных. Ни того, ни того, как мы уже разобрались, у них сегодня нет.

Фото: Макс Левин

А те, у кого есть – силовое начальство – всегда занимают сторону сильного. Рассчитывать на благодарную признательность, верноподданичество тех, кто кормился у нее с руки, власти не стоит. Время для самоопределения силовых начальников еще не настало, но близится неуклонно.

Режимы всегда погибают под обломками системы, которую они же сами и создают. Так учит история. Но Виктор Янукович большим знатоком истории не является.

О мотивах власти

Важные решения нельзя принимать в панике и в состоянии эйфорической некритичности. В обоих случаях человек начинает делать ошибки. В первом – гонимый страхом. Во втором – из-за неспособности адекватно оценить ситуацию.

Все указывает на то, что сложившуюся в стране ситуацию Виктор Янукович оценивает не вполне адекватно. Он системно, один за другим, предпринимает шаги, значительно усугубляющие его собственное (!) положение. Более того, существенно минимизирующие:

  • шансы на 2015-й год;
  • шансы сохранить статус-кво уважаемого «старейшины-патриарха» при новом главе государства.

Еще три недели тому недовольные срывом евроинтеграции вполне могли бы довольствоваться подписанием в Вильнюсе некой «филькиной грамоты» (извините, но вместо использования термина «декларация о намерениях», я называю вещи своим именами), обещающей «лучшее будущее» когда-нибудь потом. Может – в марте. Марте какого года – лучше не уточнять.

После разгона детского Евромайдана разгневанных взрослых удовлетворила бы, пожалуй, отставка правительства. Ну, в крайнем случае, министра Захарченко.

После событий ночи с 10 на 11 декабря компромиссов быть уже не может. Только полная перезагрузка власти. Полная.

Да, и с кем эти самые возможные компромиссы искать? Теми, кто дурачит даже западных дипломатов? Кто абсолютно уверен в том, что в стране все спокойно, а недовольные киевляне вышли на Майдан исключительно потому, что «зажрались». Остальных купила оппозиция.

Вы помните как Виктор Янукович и Николай Азаров в 2010-м приходили на Налоговый майдан? Визит, конечно, был постановочный, тщательно отрепетированный, но он, тем не менее, был. Наличествовала попытка услышать оппонентов. Даже если не вполне искренняя.

Только власть образца 2010-го и 2013-го – отнюдь не одно и то же.

Фото: president.gov.ua

В 2013-м ни Азаров, ни тем более Янукович на землю Майдана не спускаются. Опасаются? Боятся, что их буквально растерзают? Ведь в 2010-м с ними тут говорили вежливо-заискивающе: какой ни есть, а премьер, что бы там ни было, а президент, должность уважать нужно.

Вряд ли. «Спуститься на землю» им, скорее всего, просто в голову не приходит. Зачем? Что это изменит? Ведь на Майдане, по словам Николая Яновича, собралась «не вся Украина». Мол, наш избиратель думает иначе.

Не упоминая, конечно, о том, что категория «избиратель» актуальна – по хорошему – только на период электоральной гонки, но когда власть уже избрана, ее обязанность – слышать каждого. Тем более, «услышу каждого» – один из лозунгов последней кампании Виктора Януковича. Да, и соответствующую присягу он давал.

Но текст присяги из-под сукна, видимо, давно не извлекался. Так как избиение мирно спавших на площади студентов гарант осудил через сутки после случившегося. Нынешние события он, даже с оглядкой на вмешательство Эштон, прокомментировал лишь под вечер.

Кроме эйфорической некритичности, в объяснение мотивов его странного поведения, существует еще одна гипотеза. Писать ранее о ней уже доводилось. Следы гипотезы теряются в подмосковном бункере, где состоялась крайняя встреча Виктора Януковича с Владимиром Путиным. О чем они говорили, кто кому и откуда грозил шведам – тайна, известная лишь им двоим.

О демарше

Западные дипломаты, прежде всего – представители ЕС – удивительно добры к Украине. Внезапный разворот – за несколько дней до Вильнюса – на 180 градусов они даже пытались оправдать. Ну, мало ли, право, всякое бывает.

Фото: EPA/UPG

Избиение студентов – аккуратно осудили.

И только разгон в ночь с 10 на 11 декабря вынудил говорить о применении санкций (процесс их введения уже начала Канада), о жестких мерах (чего стоит заявление экс-главы НАТО).

В ночь с 10 на 11-е Виктор Янукович совершил демарш. Попытка разгона Майдана была демонстративной, в то время как в Киеве находились Кэтрин Эштон и Виктория Нуланд. Последняя, не растерявшись, совершила ответный демарш – пошла волонтером по Майдану, раздавать еду митингующим и силовикам. С точки зрения формальных ритуалов, предписанных ей по должности – действие совершенно недопустимое. Но посредством совершения этого действия Нуланд четко дала понять, что думает о происходящем и чью сторону принимает США.

Нуланд и другие западные дипломаты разговаривают общепринятым, понятным для них всех языком дипломатических мэссиджей. Беда в том, что в Киеве критично не хватает специалистов, способных декодировать эти мэссиджи на понятную для правящей верхушки «феню». Вот и происходит недопонимание. Показательный пример – национальный круглый стол. В котором изначально, по логике, должны были принимать участие представители оппозиции, общественные активисты, лидеры мнений, международные посредники. Вместо этого «под камеру» дружески беседовали четыре президента. Беседовали, по сути, ни о чем. А ночью случился штурм.

О нас с вами

После событий в ночь со вторника на среду, Майдан приобрел третье дыханье. Второе ему дал разгон студенческого лагеря.

Едва от Киевсовета отхлынула волна «Беркута», люди с энтузиазмом принялись «зализывать раны». На месте старых баррикад выросли новые – в разы крепче, выше прежних. Для надежности сооружения поливали водой – со стороны возможной атаки тут же образовывался настоящий каток. Не подступишься.

Уроки кровавой ночи учтены. На подступах к лагерю больше нет урн, биотуалетов, торговых палаток. Всего того, что враг потенциально может использовать для строительства «вышек», карабкаясь по которым – через головы людей – прорываться в середину.

Фото: EPA/UPG

Внутри самого лагеря практически безупречная, особенно – как для такого скопления людей – чистота и порядок. В отличие от близлежащих улиц, которые коммунальщики попросту игнорируют. Им, видите ли, митинг мешает.

Майдан в эти дни напоминает пчелиный рой или муравейник из добрых детских книг: все друг с другом связаны, все знают свой участок работы, работу эту выполняют с энтузиазмом, еще и другим стремятся помочь. Волонтеры-медики, девочки на кухне, постоянно действующие информ-центры, обеспечивающие расселение, обогрев, подвоз недостающих продуктов, одежды, карематов, палаток и т.д.

Майдан стирает социальные барьеры. В одно время, на одной улице, в одной колонне оказываются люди, которые в обычной жизни вряд ли когда-нибудь пересеклись бы. Успешные предприниматели, некогда даже сами помышлявшие пойти в политику (для расширения горизонтов, так сказать); демонстративно аполитичные деятели искусств; дальнобойщики; офисные «белые воротнички», светская публика; бессребреники-студенты.

У всех этих людей разное видение будущего страны, разные представление о допустимых методах достижения желаемого. Но цель у всех одна: свободная, единая, процветающая Украина.

Фото: Макс Левин

Едино и понимание того, что при нынешней власти построить ее невозможно. Просто потому что невозможно старыми совковыми методами – запугиванием, коррупцией, системной ложью, применением силы, создавать новое.

Происходящее сегодня, рано или поздно, должно было случиться. В 1991-м независимость досталась Украине слишком легко, фактически – даром. Мы не ощутили сполна, что значит бороться за нее. Бороться и побеждать. Пришло время наверстывать.

И это даже хорошо, что сегодня на Майдане нет единого политического лидера, нет команды, стремящейся въехать во власть на плечах площади. Ибо основное разочарование от протестов 2004-го – вспомните-ка хорошенько – было сопряжено как раз с политиками. Не с тем, что мы стояли за себя, свободу, достоинство, но с тем, что политики все это попрали.

Говорить об этом тогда было не принято, да и сейчас вспоминать мерзко, но у многих, дорвавшихся до власти в 2005-м, буквально снесло крышу от осознания своего величия и крутизны. Первые телефонные звонки губернаторам из АП на тему: «у тебя там завод в области есть, надо бы туда нашего директора поставить» начались именно тогда. Первые угрозы, отжимы и даже посадки по «экономическим статьям» тоже. Не говорю сейчас о политической охоте на ведьм, это – отдельная статья. И она еще подлежит внимательному беспристрастному анализу истории.

На сей раз такого уже не будет. Действующие лидеры оппозиции – при всем уважении – не того масштаба деятели, чтоб вершить судьбы страны. Стоящие на Майдане это уже поняли. В первые же дни, обескураженные «потерянностью» политиков, отсутствием четкого плана действий и т.д., люди быстро самоорганизовались. Самоорганизовались, осознав: надеяться, кроме себя самих, им не на кого. И если – в процессе – новые лидеры появятся, это будут люди с Майдана. С нашего с вами Майдана.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua