ГоловнаЕкономікаБізнес

Як і чому 50 тисяч киян на тиждень залишилися без улюблених телеканалів

История короткой гибридной войны между киевским провайдером "Информационные технологии" и тремя крупнейшими телегруппами Украины 1+1, "Интер" и StarLightMdia, из-за которой около 50 тысяч жителей столицы остались без привычных телешоу и сериалов. В качестве бонуса - комментарии советника главы Нацсовета по ТВ и радио Александра Глущенко.

Фото: xebax.de

Пропало всё

1 октября 2018 года жители четырех из десяти районов столицы (около 50 тысяч человек по подсчетам профильного издания "Детектор.Медиа") не нашли на своих экранах привычные украинские телеканалы. Исчезли одни из самых рейтинговых в Украине 1+1, "Интер", СТБ, ICTV и "Новый" трех телевизионных групп из бизнес-империй Виктора Пинчука, Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского. Всего в Киеве не больше 850 тыс. абонентов кабельных операторов.

Все пострадавшие были абонентами кабельного и интернет-провайдера "Информационные технологии", который называет себя на сайте первым оператором кабельного телевидения в Украине и одним из основателей Всеукраинской ассоциации операторов кабельного телевидения и телекоммуникационных сетей. Бренд "Информационные технологии" объединяет три юрлица ООО «Ультралінк» Юрия Лабунского и Татьяны Капелюшной, ООО «Телевсесвіт» Юрия Лабунского, ООО «Люкслінк» Аллы Гашимовой. Юрий Лабунский как раз возглавляет ассоциацию операторов кабельных сетей.

Как позже выяснилось, у кабельного оператора давно были противоречия с группами телеканалов, но клиенты узнали об этих противоречиях по факту, включив утром телевизоры и не обнаружив любимых телепрограмм.

Происшествие вызвало бурю негодования среди клиентов "Информационных технологий". Абонентские отделы оператора взяли в осаду пенсионеры с требованием вернуть любимые "Интер", "Плюсы" и канал мультиков для внуков. Дозвониться в службу поддержки было почти невозможно - автору потребовалось "провисеть" на линии 20 минут, дожидаясь своей очереди. Страницы оператора в соцсетях пестрели вопросами об исчезновении телеканалов.

Фото: vinteresah.com

Попытки оправдаться

В соцсетях сотрудники "Информационных технологий" оправдывались, что телеканалы пропали из-за "политики медиагрупп по чрезмерному повышению цен на ретрансляцию телеканалов". А провайдер, мол, не хочет перекладывать на клиентов груз непомерных платежей. Зато предлагает взамен 22 новых телеканала формата "премиум" и новую безрекламную концепцию телевидения. 

На деле "безрекламные премиум-каналы" оказались обычными российскими и белорусскими каналами кино, причем некоторые даже с российскими телемагазинами. Зато уменьшилась обойма каналов на украинском языке, остались информационные и далеко не самые рейтинговые "Перший", "5 канал", "24", "Эспрессо", а также одиозные "112" и Newsone.

Провайдер также пытался успокоить клиентов, раздавая телетюнеры Т2 (по ним пока что можно смотреть исчезнувшие телеканалы без абонплаты) в аренду за символическую плату 10 гривен в месяц при условии авансового платежа минимум за полгода услуг "Информационных технологий". В интернете такие тюнеры продаются по 420-490 грн. Но скоро тюнеры у оператора закончились, а недовольные клиенты остались.

Наконец, директор одного из юрлиц, которое работает под брендом "Информационные технологии", Андрей Сивоглаз пояснил, что телеканалы в одностороннем порядке досрочно расторгли договора с провайдером, никак не поясняя свои действия.

"В начале сентября нам начали приходить письма от медиагрупп - всего три медиагруппы прислали нам уведомления - о досрочном расторжении действующих договоров на право ретрансляции их телеканалов в нашей сети... Мы фактически потеряли право ретранслировать их каналы... Нам неизвестна причина, нам ее никак не озвучивали, были просто формальные уведомления", - сказал Сивоглаз в интервью телеканалу "Марс TV" (внутренний телеканал провайдера).

Фото: 1k.com.ua

В этом же телесюжете гендиректор Союза кабельного телевидения Украины Александр Швец посетовал на рост цен на трансляцию телеканалов, не называя при этом конкретные цифры. А директор другого юрлица "Информационных технологий" Алексей Рабышко заподозрил в действиях телеканалов "картельный сговор".

Конкуренты "Информационных технологий" тут же начали предлагать свои услуги недовольным клиентам компании. Например, провайдер "Воля" уже на второй день телеколлапса сделал рекламную рассылку с коммерческим предложением для тех, кто страдает без любимых каналов. Позже, на Украинской конференции операторов связи в Буковели, ситуацию прокомменировал директор провайдера "Ланет" Мариан Ивасюк. По его словам, "Информационные технологии" понесут серьезный ущерб из-за конфликта с телегруппами, но не убийственными, потому что часть клиентов провайдера не смотрит ТВ, а пользуется только услугой интернет-связи. Ивасюк предположил, что больше всего от ситуации выиграет другой конкурент "Информационных технологий" - компания "Триолан", которая имеет с пострадавшим оператором больше всего пересечений по абонентской базе.

Версия телеканалов

В ответ на обвинения в жадности, на сайте "1+1" появилось заявление с призывом к клиентам "Информационных технологий" менять провайдера. В комментариях профильным медиа и в публичных заявлениях представители телевизионных групп называли действия кабельного оператора непартнерскими. Не поясняя при этом, что конкретно имеют ввиду.

"В связи с нарушением принципов партнерских отношений, с 01 октября 2018 года 1+1 медиа в одностороннем порядке прекратила действие лицензионного договора с группой компаний, действующих под ТМ «Информационные технологии»", - официально заявили в группе "1+1". При этом, говорилось в заявлении, телегруппа не обсуждала цену лицензии с оператором. В 1+1 даже завили, что "не заинтересованы в возобновлении договорных отношений".

Цены эти в 2018 году составляют 1,5 грн за абонента, а в 2019 году повысятся вдвое до 3 грн за абонента. Для сравнения, кабельный оператор продает свои услуги по цене от 63,5 грн (аналоговое ТВ, пакет "Универсальный") до 233,5 грн в месяц. Ещё летом 2017 телеканалы и операторы договаривались о постепенном повышении цен за лицензию на трансляцию до 20,75 грн за одного абонента до 2020 года. Но, судя по всему, сторонам так и не удалось договориться.

Принтскрин заявления 1+1
Фото: https://1plus1.ua
Принтскрин заявления 1+1
 

Возможно, "непартнерскими отношениями" была названа попытка совладельца "Информационных технологий" и главы профильной ассоциации Юрия Лабунского оспорить тарифную политику телеканалов в Антимонопольном комитете Украины (коллективное обращение туда поступило именно от ассоциации кабельщиков). Провайдеры также жаловались, что группы телеканалов навязывают не только популярные, но и низкорейтинговые телеканалы, продавая лицензию на вещание сразу всей телегруппы одним пакетом. На запрос LB.ua в АМКУ ответили, что все еще рассматривают это обращение.

Рост цен на трансляцию коммерческих телеканалов оправдан тем, что вскоре сигнал этих телеканалов исчезнет из открытого доступа. Медиагруппы будут передавать его на спутник в кодированном виде. Проще говоря, общенациональные каналы перестали быть "общественными" и хотят больше зарабатывать.

Всё появилось

Эта история закончилась так же внезапно, как и началась. 8 октября "Информационные технологии" сообщили о возобновлении вещания телеканалов группы StarLightMedia. 10 октября - групп 1+1 и "Интер". Никто уже не вспоминал о "безрекламных премиум-каналах". Провайдер также пока не заявил о новых тарифах - для абонентов действуют прежние, установленные еще в феврале 2017 года, расценки.

Итоги короткой войны войны телеканалов-правообладателей с провайдерами таковы:

  • Украинские телеканалы пользются популярностью у киевлян, несмотря на распространенное мнение, что "телевизор уже никто не смотрит".
  • Если исключить из рациона телеканалы трех украинских телегрупп, то зрители получат в разы больше русского языка. Других телеканалов на украинском почти нет.
  • В связке оператор контента - производитель контента второй уже играет главную роль. Лет 10-15 назад операторы выкручивали руки телеканалам, выставляя им счета за трансляцию. Прошло время, и теперь ситуация обратная.
  • Контент стоит денег, и многие киевляне уже готовы за него платить.

Александр Глущенко
Фото: предоставлено Александром Глущенко
Александр Глущенко

"Мы постепенно движемся к тому, что бесплатного контента не будет". Комментарий Александра Глущенко, советника главы Нацсовета по ТВ и радио, генерального директора Omega TV.

Андрей Яницкий: Почему три крупные телегруппы сперва отказались сотрудничать с киевским провайдером, а затем возобновили сотрудничество? Несмотря на то, что сперва говорили, что не собираются этого делать.

Александр Глущенко: Потому что есть не только политика, есть ещё и бизнес. Это взаимоотношения между двумя хозяйствующими субъектами. Один пытается продать подороже, второй пытается купить подешевле. Бывают моменты, когда не договорились. Это же бизнес.

В отрасли есть три причины, когда правообладатель не договорился с провайдером :

  • правообладателя не устраивает отчетность и декларируемая абонентская база провайдера;
  • провайдера не устраивает цена и финансовые обязательства;
  • личная причина, известная лишь участникам переговоров.

Не договорились. Побили горшки. Вспылили. Остыли. Сели за стол переговоров. Договорились на обоюдно комфорных условиях. Мы как раз наблюдали эту ситуацию в Киеве на прошлой неделе. Три медиагруппы отключили свои каналы в сети провайдера «Информационные технологии», недельку рынок поштормило. Хорошо, что договорились, молодцы. Это лучшее решение для отрасли и рынка.

Фото: vinteresah.com

Проверить количество абонентов невозможно?

Если это аналоговая сеть, то проверить это невозможно. Получить точное количество активированных и платящих абонентов можно только у провайдеров, которые используют IP-технологию. Тут либо точно количество платящих, либо точное количество активированных пользователей, которым предоставляется доступ к услуге.

Даже если провайдер говорит «приходите и проверяйте», то физически обойти 50 тысяч абонентов...

Последние 15-20 лет в Украине пытаются строить рынок платного ТВ. Проблематика рынка в том, что у нас нет и не было культуры потребления платного контента в постсоветской стране. Зрители, которые стали абонентами, не готовы были платить реальную цену за дорогой и премиальный контент, кабельщики – также не готовы были покупать у правообладателей контент. Рынок начинался с банального пиратства: все, что приняли из эфира, сняли со спутника, переконвертировали, "завернули" и подали в сеть. Ни прав, ни договоров, ни отчислений. Так было в начале 90-х. И этот шлейф тянется десятилетиями.

В середине 90-х появились первые правообладатели, которые попытались хоть как-то упорядочить рынок и приводить взаимоотношения к цивилизованному виду.

Исторически – было незазорным недоотчитываться перед правообладателем. Денег на рынке не так много, услуга платного ТВ не воспринималась как ценность. Контент, который потребляет наш зритель, в развитом мире стоит порядка 10-20-30 долларов в месяц. А у нас он стоит 2-3 доллара в лучшем случае. И поэтому провайдеры старались покупать права на контент крупным оптом, совершая выплаты без привязки к количеству абонентов.

Сейчас же в игру включились украинские медиагруппы, переводя рынок на новый уровень. С провайдера роялти требуют отчислять за каждого абонента. И цена с 1 абонента не меняется в зависимости от размера абонентской базы. Вот тут и случилась загвоздка. Участники рынка знают друг друга десятилетия. И примерно понимают размер абонентской базы. А теперь правообладатели (медиагруппы) начали требовать от провайдеров отчетность. Захотели получать не фиксированные платежи, а за конкретное количество абонентов. Потому что когда ты на рынке два десятка лет, то ты понимаешь, что у провайдера на самом деле не 10 тысяч абонентов, как она декларирует, а тысяч 50. А платит она как за 10.

Фото: МЕД-инфо

В этом конкретном случае конфликт как-то связан с тем, что украинские коммерческие телеканалы прекращают бесплатно транслировать свой сигнал?

Бесплатного ТВ не существует в природе. Все ТВ – платное. Разная лишь модель оплаты. Слово «бесплатное» вводит в заблуждение потребителя. Есть телевидение в открытом виде или в закрытом. И телевидение в открытом виде тоже кем-то оплачивается. Например, рекламодателями. Зрители смотрят рекламу, которая позволяет телеканалу покупать и создавать контент.

Если зритель считает, что украинское ТВ хуже европейского, например, он ошибается. Наши телеканалы и «их» телеканалы в эфире - примерно одинаковы по контентному наполнению. Разница лишь в том, что на их рынке больше денег, и они могут себе позволить ограничивать вещателей по количеству рекламных блоков. Поэтому у нас на час по 12 минут рекламы. А в ЕС на примерно таких же телеканалах с такими же аналогичным телесериалами и форматными телешоу по 4-6 минут рекламы на час.

Наши зрители избалованы пиратским продуктом, они хотят и на ТВ смотреть контент уровня Netflix бесплатно. Так вот подписка на Netflix стоит 15 долларов в месяц. Платите 420 гривен в месяц — и полетели.

Будут вам не ворованные сериалы, а лицензионные, на языке оригинала. Если будет критическая масса таких телезрителей, то можно Netflix начнет их локализировать.

Бизнес считает деньги, поэтому между правообладателями и провайдерами возникают конфликты. Но еще одна причина конфликтов в том, что наши люди из-за своей «постсовковой» ментальности не привыкли платить за контент. Грубо говоря, если бы все смотрели «Аватар» пиратским способом, то на второй или третий фильм никто бы денег не собрал.

Я думаю, что в нашем конкретном случае, вопрос денег – продавец хотел больше, покупатель меньше. И вот тут включается переговорный процесс. И, бывает, что не договорились!

Александр Глущенко
Фото: facebook/Александр Глущенко
Александр Глущенко

Все же кто более влиятельный — правообладатель или провайдер?

Сontent is King, контент – всему голова. Если это продукт, который ты хочешь потреблять, ты за него готов платить. Начался футбольный матч, играет сборная в Италии, как в эту среду. Хочешь смотреть – ищи телеканал с трансляцией. И зритель идет за контентом. Провайдер — это супермаркет. А контент — это товар. При этом ходовой товар за которым идет потребитель. Что важнее?

Задача провайдера – сформировать комфортные пакеты и продать их потребителю, как комплексную и готовую услугу.

У потребителя есть выбор :

  • 32 телеканала из эфирного ТВ в открытом доступе – по технологии DVB-T2.
  • Спутниковое ТВ – открытые каналы или DTH-платформы.
  • Кабельный оператор/интернет-провайдер либо интернет телевидение без привязки к сети провайдера (ОТТ)

В зависимости от потребностей и желания, наличия возможностей и кошелька, важно выбирать то, что необходимо. Избыточное потребление не идет на пользу рынку. Если абонент говорит: «я хочу Дискавери», он должен понимать, что «Дискавери» стоит приличных денег. А в украинских реалиях – неприличных! И он должен за него платить, потому что работать бесплатно он не хочет, собственно, никто не хочет, значит, должен понимать, что это дорогой продукт и за него дорого попросят.

Украинские каналы – тоже продукт, и их продают. В пакетах каналов у операторов и провайдеров, где в предложении доступны другие каналы, возможно, есть дополнительные услуги. Это технологический бизнес, он априори не может быть бесплатным. И проблема потребителя – выбрать. Хочешь «безкоштовно», как говорит не очень честная реклама, покупаешь телевизор с Т2-тюнером либо приставку – смотришь без абонентской платы. Хочешь больше, чем 32 телеканала, – обращаешься к провайдеру платного ТВ, к ОТТ-платформе, покупаешь спутниковый приемник, антенну, телефон, планшет, компьютер, платишь абонентскую плату. Нигде нет "шары", везде есть затраты. Как разовые, так ежемесячные.

Фото: facebook/Александр Глущенко

Получается, контент, который производят украинские телеканалы, востребован?

Востребован. Можно отрицать, но это факт. Возьмем статистику, рейтинги. Львиная доля просмотра – телеканалы медиагрупп.

Украинские медиагруппы – серьезные игроки на рынке. У них сильное лобби, даже в парламенте. Когда на «эфирные» телеканалы лет 10-12 тому наехали кабельщики и попросили деньги за ретрансляцию в их сетях (был такой прецедент в Николаеве), рынок получил в закон про ТВ и радио пункт об универсальной программной услуге. Согласно которому, все каналы, которые есть в эфире в зоне уверенного приема на территории кабельного оператора, должны быть и в кабеле, и он обязан их ретранслировать. И деньги за трансляцию таких каналов брать было нельзя - только за услугу технической доставки сигнала абонентам. Таким образом крупные медиагруппы сформировали максимальную аудиторию для своих телеканалов.

А когда теперь с рынка ушли еще и российские телеканалы, конкуренции стало меньше, и украинские коммерческие каналы решили свой контент продавать. То есть медиагруппы сейчас выстраивают рынок платного телевидения.

Это долгой процесс. Весной они собираются закодировать эфир своих телеканалов со спутника. Так что если вы хотите смотреть каналы четырех медиагрупп через «тарелку», то вам прямая дорога в Viasat или к XtraTV. Приобрести их «коробку», подписать договор и платить абонентскую плату.

Если не хотите, то 32 телеканала в открытом доступе можно будет смотреть при помощи эфирной антенны. Но и это не бесплатно, хотя сигнал открытый: нужно купить «коробку» (Т2-тюнер, - ред.), антенну, кабель, настроить телевизор. А если не хочешь смотреть Т2 и не хочешь смотреть через спутник, то смотри ТВ через интернет. Но и тут надо будет платить деньги провайдеру. Либо ОТТ-сервису напрямую. То есть появилось право выбора технологии доставки контента, право выбора самого контента. Так что за контент придется платить, вопрос для нас болезненный, но все страны через это проходили. Сегодня в тех же Штатах средний чек за платное ТВ — до 100 долларов в месяц. А в Европе за комплексную услугу мобильная связь/интернет/ТВ – до 100 евро.

Александр Глущенко
Фото: facebook/Александр Глущенко
Александр Глущенко

За что такая сумма?!

За контент. Как за линейное ТВ, так и за нелинейное. Потому что такие мероприятия, как бой Хабиба с Коннором, по общедоступным каналам по покажут. Ты отдельно платишь за видео по запросу, и стоить трансляция такого боя может 50-80 долларов в зависимости от крутости. Мы постепенно движемся к тому, что бесплатного контента не будет. А люди, которые верят в коммунизм, могут и дальше продолжать работать бесплатно.

Раз коммерческие каналы кодируют свой сигнал, то в универсальной программной услуге их больше нет?

Да, закон поменяли. Провайдер обязан ретранслировать «Суспільне», «Раду», «Культура» , с остальными телеканалами – договорные отношения.

Должен ли быть государственный мультиплекс в эфирном цифровом ТВ?

Все последние годы государственное телевидение наши чиновники убивали, а оно может быть интересным. И должно выполнять свою основную функцию – быть максимально доступным и информировать население.

В Германии и Великобритании есть специальный телевизионный налог, за счет которого существует BBC и ARD, ZDF. Государственное телевиденье там занимает первые строчки рейтингов. У государственного телевидения телеканалов больше, чем 1-2-3-4. В Венгрии пять государственных телеканалов: М1, М2, М3, М4, М5 – спортивный. В Италии где-то телеканалов 15: и детский, и про школу, и про парламент, и о науке, и ещё о чем-то. Есть тематические телеканалы, есть региональные. Они закрывают полностью все аудитории и по жанрам, и по возрасту. В этом сила государственного телевидения – оно может себе позволить то, чего не могут себе позволить коммерческие вещатели. Например, создать телеканал классической музыки, или показать чемпионат по воллейболу между Вилларибо и Виллабаджо.

Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram