Все публикацииПолитика

СБУ. Рукописи не горят

20 и 21 февраля 2014-го во внутренних дворах главного офиса Службы безопасности Украины, что на Владимирской 35 в Киеве, пылали пожары. Одиозные деятели режима Януковича, экс-глава СБУ Александр Якименко со товарищи сжигали «вещдоки» - килограммы документов, свидетельствующие об их преступлениях против Майдана, всего демократического украинского общества. На большинстве документов стояли личные подписи Якименко, также - гриф «секретно».

После операции по «заметанию следов», Якименко покинул СБУ. Случилось это аккурат в полдень 22-го февраля. Уже 23-го этот «достойник» был замечен в Крыму, где находился (с перерывами на «наезды» в Москву) довольно длительное время, участвуя, в том числе, в «дирижировании» «русской весной» на востоке Украины.

Фото: 1tv.ru

Там же – в Крыму – оказались многие его топ-подчиненные, спешившие унести ноги из Киева. В их числе – Владимир Тоцкий. Будучи замом главы СБ, господин Тоцкий непосредственно курировал проведение АТО на Майдане. Показательно, что сразу после «эвакуации» «бывших», ни одного документа, свидетельствующего о проведении АТО в феврале 2014-го в СБУ … не осталось. Ни одного. Что-то – уничтожили, что-то Тоцкий уволок с собой в Крым.

Однако, прав был великий Михаил Булгаков, «рукописи не горят». Сегодня Служба проводит работу по восстановлению утраченных свидетельств преступлений против Майдана. Частично (пусть даже частично, но все же, - С.К.) это получается. Некоторые из этих документов, в том числе – засекреченных - рассылались по региональным управлениям СБУ, где сегодня их и «вылавливают».

«Выловить» удалось, в частности, «План» под грифом «Секретно», подписанный господином Якименко 20-го января 2014-го года. Всего за два дня до первых смертей Героев Небесной сотни.

В настоящее время, документ передан на изучение в парламентский комитет противодействию коррупции. Коротко его суть изложили новостные ленты. Однако, «План», вне всяких сомнений, достоин более вдумчивого анализа. Который LB.ua сегодня предлагает своим читателям.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Диктаторские законы

Итак, «План мероприятий оперативно-служебной деятельности по основным направлениям работы СБ Украины по обеспечению реализации изменений действующего законодательства» расписан на восемь страниц и состоит из шести частей. Его задача – предметное воплощение в жизнь скандальных диктаторских законов от 16-го января.

Фото: Макс Левин

Как известно, 16-го были приняты 11 законов. Их положения устанавливали:

  • Запрет деятельности СМИ без государственной регистрации.

Эта норма была фактическим приговором всему украинскому интернету. Дело в том, что отечественное законодательство тогда не содержало, да и сейчас еще не содержит, термин «электронные СМИ». Таким образом, интернет-СМИ как бы не существовали - они автоматически оказывались вне закона. Некоторые крупные электронные издания были зарегистрированы как информационные агентства, но ясно было, что этот «иммунитет» им если и поможет, то ненадолго. Истинная задача этой нормы – полностью зачистить неугодное власти медиапространство – была ясна и очевидна.

«Клеветой» могла считаться любая новость, любой текст, любой заголовок, хоть чем-то не понравившиеся представителям власти. Не говоря уже о комментариях, которые оставляют на сайтах пользователи. Судебная система в Украине времен Виктора Януковича работала так, что вполне могла это обеспечить.

  • Уголовную ответственность за «экстремизм» - создание и распространение материалов, призывающих к свержению режима.

Таковым вполне могли назвать любое цитирование оппозиционных политиков.

Норма, направленная против Автомайдана. Заодно под ее действие попадали свадебные и похоронные кортежи.

Автомайдановцы по дороге в Межигорье
Фото: EPA/UPG
Автомайдановцы по дороге в Межигорье

  • Существенные ограничения на участие граждан в мирных митингах.

Так, за использование средств, «затрудняющих идентификацию лица» (читайте: балаклавы, маски, защитные шлемы и т.д.) предусматривался штраф и арест на 15 суток. Аналогичное наказание за несанкционированную установку палаток, сцен, звукоусиливающей аппаратуры, использование открытого огня (бочек для обогрева), пиротехники и т.д.

  • Уголовную ответственность за блокирование государственных зданий (до 5 лет).
  • Уголовную ответственность за незаконный сбор и распространение информации о сотруднике правоохранительных органов и его родственниках.

Норма, направленная против активистов, распространявших в интернете, а также в виде листовок, информацию о продажных судьях и силовиках, участвовавших в акциях против демонстрантов (о тех, кого удалось опознать).

  • Понятие «иностранный агент».

Норма затрагивала многочисленные общественные, неправительственные организации и даже СМИ, работавшие благодаря зарубежным грантам, а также правозащитников. Отныне поле их деятельности существенно сужалось.

  • Упрощение снятия депутатской неприкосновенности.

Норма, направленная против депутатов-оппозиционеров, для которых иммунитет оставался единственной защитой от политических арестов.

Фото: byut.com.ua

  • Заочное судопроизводство.

Норма, разрешавшая выносить человеку приговор заочно. Распространялась в том числе на Юлию Тимошенко, которую уже более полугода не доставляли на суд по ее делу, а теперь могли законно осудить без ее присутствия.

  • Существенные ограничения для использования всех видов связи.

Так сим-карты для мобильных устройств предполагалось продавать отныне только по паспортам. В свою очередь, интернет-провайдеров обязывали отключить от сети клиентов, «распространяющих незаконную информацию». Решения суда для этого не требовалось – достаточно было «решения эксперта». Какого эксперта и на каком основании выносилось такое «решение» законы не уточняли. При этом соответствующее «шпионское» оборудование операторы должны были устанавливать за свой счет.

Это - лишь краткий перечень норм «диктаторских законов». При желании его, увы, можно продолжить. Следующий шаг – разработать конкретные механизмы их воплощения. Этим занялись в СБУ.

Борьба с «иностранными спецслужбами»

Первая часть документа – «по направлению контрразведки».

Далее – цитаты:

Пункт первый.

  • «ДКР (департамент контрразведки), во взаимодействии с ДЗНД (департамент защиты нацгосударственности) и региональными органами СБУ провести мероприятия по предупреждению и прекращению фактов использования иностранными спецслужбами гражданского сектора для проведения разведывательно-подрывной, экстремистской и другой противоправной деятельности против нашей страны. С этой целью:
  • обеспечить (январь-март 2014) обнаружение и документирование контактов сотрудников иностранных дипломатических, консульских и других официальных представительств (в т.ч. представителей резидентур иностранных разведок) с функционерами отечественных гражданских структуру и отдельных подразделений иностранных негосударственных организаций (далее – НГО), имеющих статус иностранных агентов;
  • создать (март-май 2014) в среде общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента, оперативные позиции с целью вскрытия механизмов вмешательства во внутренние дела Украины, выявления фактов причастности к деструктивным акциям, направленным против национальной безопасности».

Из вышеизложенного явственно следует: тогдашняя украинская власть никак не могла свыкнуться с мыслью о том, что Майдан – проявление народного гнева, искреннего порыва украинцев. Куда комфортнее – для собственного восприятия – были две формулы:

- «это все Тимошенко». Вы смеетесь? 

А Виктор Федорович, между прочим, так и думал. Более того, убеждал в этом все свое окружение;

- «это все Америка».

Фото: EPA/UPG

В итоге, в кулуарах власти «победила» последняя из двух бредовых «версий». «Прекращение использования иностранными спецслужбами гражданского сектора…» - из этой оперы. Особый акцент – раскалывание общественных организаций, объединений изнутри – посредством внедрения туда «кротов» (см.пункт два).

  • «…осуществить (январь-февраль 2014) анализ существующих материалов относительно участия иностранных дипломатических, консульских и других официальных представительств, функционирующих на территории Украины, в финансировании общественных организаций и отдельных подразделений иностранных НГО, имеющих статус иностранных агентов. Организовать (март 2014) общие меры по выявлению возможных фактов нарушения иностранной стороной обозначенного порядка финансирования обеспечения их деятельности».

Прямое показание к финансовому шпионажу.

  • «ДКР, региональным органам СБУ предпринять (январь-март 2014) дополнительные меры по эффективному контрразведывательному обеспечению охраны мест хранения материальных средств, которые могут быть использованы протестующими во время участия в массовых акциях» (палатки, противогазы и т.д., - С.К.).
  • «…Инициировать (январь 2014) через военное командование и обеспечить надлежащий оперативный контроль за проведением внеплановых проверок наличия оружия, боеприпасов, а также вышеуказанных материальных средств».

Этот пункт указывает на то, что киевские власти всерьез опасались «бунтов» на местах. Особенно – в воинских частях, на территории которых размещались склады с оружием. Опасения, следует отметить, были небезосновательны: уже во второй половине февраля оппозиция всерьез обдумывала – в случае, если Майдан будет окончательно разгромлен – сценарий отступления на Западную Украину с параллельным вовлечением в протестную деятельность «сочувствующих» силовиков. Благо, этого не случилось, иначе полноценная гражданская война была бы неминуема.

  • «….обеспечить получение (январь-март 2014) информации относительно возможной причастности к экстремистской деятельности объектов заинтересованности контрразведки, прежде всего, иностранного дипкорпуса, других представителей иностранных государств, приезжающих в Украину (влиятельные политики, политтехнологи, организаторы так называемых «цветных» революций и участники силовых противостояний, т.д.), украинских граждан из числа сотрудников объектов контрразведывательного обеспечения, должностных лиц военных формирований …»

Распоряжения для фактового шпионажа за дипломатами, гражданами иностранных государств и т.д.

  • «…обеспечить (январь-март 2014) получение упреждающей информации и документирования подготовки к захвату или блокированию доступа к зданиям или сооружениям органов государственной власти и других объектов контрразведывательного обеспечения».

Отсюда – внедрение в среду протестующих специально обученных агентов. По типу того, как это происходило в первые дни протеста, еще в ноябре 2013-го. Тогда, в период существования «двух Майданов» - общественного и политического, власть делала все, чтобы столкнуть их лбами. Соответствующие технологии реализовывались как в пиар-плокости, так и «в полях» - посредством внедрения в оргкомитеты двух Майданов «своих людей». Яркий пример – посланник Клюева Денис Шевчук, неделю предоставлявший молодежи «озвучку» для сцены.

Денис Шевчук
Фото: стоп-кадр видео
Денис Шевчук

Цензура именем закона

Вторая часть – «По направлению контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности» «посвящена» диктаторским законам, которые предусматривали фактическое введение цензуры, прежде всего – в интернете; также – установление контроля государства над всеми информационными потоками.

Вот – фактовые примеры:

  • «…Предоставить содействие Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сфере связи и информатизации Украины, в разработке (в месячный срок, после вступления в действие закона):
  • А) нормативно-правового акта относительно порядка ограничения доступа абонентов операторов телекоммуникаций к ресурсам сети Интернет, привлечение экспертов, одобрение, отсылка и выполнение принятого решения, устранение нарушений особой, которая их допустила, возобновление доступа абонентов операторов телекомункаций к ресурсам сети Интернет (предусмотреть создание Реестра интернет-ресурсов, содержащих информацию, запрещенную законодательством к распространению);
  • Б) лицензионных условий относительно деятельности провайдеров телекоммуникаций, пересмотр лицензионных условий работы операторов телекоммуникаций (относительно обязательства за собственные деньги закупать и устанавливать на своих телекоммуникационных сетях технические средства, необходимые для осуществления уполномоченными органами оперативно-розыскных мероприятий) и порядка аннулирования лицензий по предоставлению телекоммуникационных услуг».

Комментариев этот блок, полагаю, не требует. Равно как следующий, из части третьей – «По направлению защиты национальной государственности и борьбы с терроризмом»

  • «… Предпринять (первый квартал 2014) дополнительные меры относительно недопущения радикальных проявлений со стороны представителей экстремистских общественно-политизированных структур, которые в своей деятельности прибегают к антиконституционным методам отстаивания собственных прав и интересов, что может причинить ущерб национальной безопасности, а также блокирование создания через них механизмов иностранного вмешательства во внутренние дела Украины.
  • … с привлечением специалистов Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали, научных учреждений НАН Украины обеспечить (на протяжении года) своевременное выявление, недопущение и прекращение фактов подготовки и распространения экстремистских материалов через средства массовой информации, сеть Интернет (социальные интернет-сети) с призывами к осуществлению террористических актов, силовой смены или свержения конституционного строя, захвата государственной власти, нарушения территориальной целостности».

Прямые формулировки, направленные на введение цензуры. Как скрытой, так и явной.

Далее – еще интереснее. Часть четвертая – «По направлению контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности»

  • «… предпринять (на протяжении года) меры по недопущению финансирования и материального обеспечения деятельности в Украине радикальных объединений, зависящих от зарубежных структур экстремистской направленности….
  • Один из подпунктов тут же – «выявление и прекращение фактов перевода в Украину средств на счета неправительственных организаций и хозяйствующих субъектов, которые по отдельным признакам (!, - С.К.) могут подозреваться в причастности к финансированию и проведению экстремистской деятельности».

Что это за «отдельные признаки», кто их определяет, в «Плане», разумеется, не уточнялось, что предоставляло силовикам полную свободу действий.

  • Далее: «…обеспечить (постоянно) выявление общественных объединений, которые попадают под определение «иностранного агента». …. Выявления с тем, чтобы информировать Минюст, Миндоходы, другие профильные органы … «или прекращение функционирования по решению суда (принудительный роспуск)».

Снова-таки: какие критерии «иностранного агента», кто может его «выявлять», кто и как – следить за деятельностью.

  • «… инициировать (февраль 2014) перед Минюстом необходимость неотложной подготовки и представления на рассмотрение КМУ соответствующего проекта нормативно-правового акта, который бы регламентировал ежемесячный отчет общественных объединений, попадающих под определение «иностранных агентов», относительно объема средств или другого имущества, полученного из иностранных источников, запланированные цели и их фактическое использование, а также информирование СБУ по этим вопросам».

В «Плане» СБУ содержатся и другие любопытные фрагменты. Как то: «лицензирование и контроль на использование «беспилотных воздушных суден». Проще говоря – беспилотников, которые могли бы с воздуха отслеживать происходившее в резиденциях высокопоставленных чиновников. Перечислять можно долго. Все это – фактовые свидетельства преступлений режима Януковича. За один только этот документ Якименко вполне можно предъявлять обвинения. Конечно, в настоящий момент это представляется малореальным – бывший глава СБУ скрывается в России и чувствует себя там довольно неплохо. Но это, безусловно, не навсегда. Ведь рукописи, как мы убедились, не горят. И виновные, рано или поздно, обязательно будут покараны.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua