Все публикацииПолитика

КГГА: уйти, чтобы вернуться

О том, что после митинга Арсений Яценюк и Олег Тягнибок поедут к Виктору Пшонке – настаивать на немедленном вступлении в силу – посредством обнародования на сайте ГПУ – закона об амнистии, известно было еще до начала Народного вече. По его завершении, однако, лидеры ОО отмахивались: «указ и так обнародуют. Ну, договаривались же! Да, точно обнародуют, чего ж зря ехать?». Однако, тут пришли «вести с полей»: возле КГГА неспокойно – возмущаясь отсутствием указа, народ норовит вернуться обратно.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Окаянные дни

Штабная комната в Доме профсоюзов мигом опустела. Яценюк с Тягнибоком таки двинулись на аудиенцию к Виктору Павловичу. Андрей Ильенко, Сергей Пашинский и Андрей Сенченко – к КГГА, LB.ua увязался за ними.

Несколькими часами ранее майдановцы освободили мэрию. Акт о передаче здания подписали комендант КГГА Руслан Андрейко и посол Швейцарской конфедерации Кристиан Шоненберг. Международное посредничество в этом вопросе – придумка оппозиции, весьма, кстати, небесполезная. «Так у власти точно не возникнет вопросов-претензий», - поясняли накануне в ОО. Оказались правы: Владимир Макеенко акт хоть и не завизировал, в помещение зашел и особого возмущения не выражал.

Фото: EPA/UPG

«Святой он человек, Макеенко! Это ж сколько тут все в порядок приводить нужно!», – по-доброму шутили депутаты, прохаживаясь по этажам.

Экскурсия, прямо скажем, не для слабонервных.

Последний этаж (из тех, что были открыты митингующим, - С.К.) – использовавшийся в качестве «спальни» – еще в относительном (учитывая количество людей, там находившихся, - С.К.) порядке. Тут одеяла и подушки аккуратно сложены между слоями ковровых дорожек; нижний слой – стало быть, матрас, верхний – покрывало.

Остальные помещения – яркая иллюстрация к бунинским «Окаянным дням». В кабинетах, где заседал «ревком» – невероятный бардак, бумаги разбросаны по полу, все перевернуто вверх дном, кое-где – выпотрошено содержимое шкафов. На тумбах, то тут, то там, – затхлые остатки пищи в пластиковой посуде. Столы заляпаны чем-то липким и вонючим – тут мастерили коктейли Молотова.

Фото: Макс Левин

Подходы к лифтовым шахтам завалены старыми карематами и разнообразным барахлом самого невероятного происхождения. Здесь, видимо, подолгу жили одни и те же люди – успели обрасти имуществом.

Фото: Макс Левин

Высокое окно в одном из лестничных маршей украшает надпись «Курить строго запрещено. За невыполнение – расстрел». В окне виден двор КГГА – ровная асфальтированная площадка. В одном его конце пыхтит буржуйка – подле греются бойцы. В другом, прямо на земле расстелена клеенка, на ней – ворох разномастной одежи – из той, что нанесли сочувствующие граждане. Две неопределенного возраста дамы одежу эту перебирают. Между буржуйкой и дамами накручивает круги приблудный пес.

Фото: LB.ua

Под дверью бывшего кабинета Александра Попова – вспоротый картонный ящик сухарей с изюмом, банки с консервацией.

Кому доводилось бывать в Припяти, живо воскрешает в памяти картины наспех покинутых людьми жилищ – сюда еще рассчитывали вернуться.

На втором этаже – напротив Колонного зала – был когда-то «музей КГГА»: сборище бесполезных и аляповатых сувениров, которые дарили городскому начальству всякие ответственные лица. Сейчас витрины музея пусты, но все до единой – целые. От обилия экспонатов осталась – это, право, ирония судьбы – «пальма Мерцалова» да огромный футбольный мяч – символ Евро-2012. Мяч расписан автографами, слоганами, лозунгами – не найти живого места.

Фото: LB.ua

Под пальмой – батарея пятилитровых бутылей с водой. Сколько – и не сосчитать. В КГГА слишком хорошо помнят, как пришлось – отражая атаки «Беркута» – поливать бойцов с высоты. Для этих же целей здесь наготове пожарный шланг, одинокой удавкой свисающий с балкона третьего этажа. На самих подоконниках – коктейли Молотова. На случай чего.

Фото: LB.ua

«Чего» могло грянуть в любую минуту. Людей на подступах к зданию хоть и немного, но напряжены были до крайности. Большинство из них еще вчера тут жили, но вынуждены были перебраться в Октябрьский. Там – «чужой монастырь», свой устав и почти сразу начались конфликты: «– Мы тут в балаклавах не ходим», «– А мы в КГГА» ходили!», ну в таком духе. Не то, чтобы непреодолимые и нерешаемые, но некоторый дискомфорт все же вызывающие. Тем более, если учитывать, что изначально в КГГА обосновалась самая «воинственная» часть демонстрантов – «Свобода», «Нарния» и т.д. – ребят решительных и крутых нравом, о чистоте и порядке представления имеющих крайне своеобразные.

Тогда как Октябрьский – этакий «сахарный домик» революции, где за этой самой чистотой и порядком зорко следят Людмила Денисова и Лидия Котеляк.

– Учитывая то, сколько там людей и как они настроены, я не знаю, сколько еще мы сможем сдерживать. Полчаса, ну, час – максимум, – стоя в холле первого этажа Андрей Ильенко кивнул в сторону Крещатика.

Мимо проплелся полностью экипированный боевик «Свободы» в балаклаве. Глаза совсем детские. В руке парень сжимал боевое орудие: палка с прикрученной к ней цепью, на цепи – колючая булава. Булава тащилась по затоптанному мраморному полу, издавая препротивнейший звук.

Фото: Макс Левин

Таких бойцов в холле было еще человек десять-пятнадцать: охрана. Остальные стражи КГГА выстроились в несколько рядов перед крыльцом.

– Ну, я пойду, – махнул Ильенко, ныряя на Крещатик – убеждать, увещевать, уговаривать «подождать еще немного», «идут переговоры», «вернуться всегда успеем» и т.д.

Фото: Макс Левин

Сдвинув «коктейли Молотова» в сторону, поближе к ящику с елочными игрушками, LB.ua взбирается на подоконник. Темнеет. Толпа на крыльце подсвечивается вспышками фотокамер. Стражи здания устали, им холодно. Достав деревянные палки, они развлекаются тем, что лупят ими по металлическим щитам. Акустика.

Звонок другу

Переговоры, тем временем, продолжались уже два часа. К Яценюку и Тягнибоку присоединился Арсен Аваков. На подмогу Виктору Пшонке прибыла «тяжелая артиллерия»: глава АП Андрей Клюев и его зам Андрей Портнов, глава МВД Виталий Захарченко с главой СБУ Александром Якименко, само собой – глава КГГА Владимир Макеенко.

Предмет дискуссии: оппозиция выполнила все требования «закона об амнистии» – проезд на центральных улицах Киева обеспечен, КГГА и четыре обладминистрации освобождены. Теперь черед власти – публикация сообщения на сайте ГПУ и закрытие дел против всех активистов.

Все, вроде бы, понятно, но «торг» – порою с переходом на повышенные тона – проходил по принципу «кто кого возьмет на измор».

По словам участников встречи с одной и с другой стороны, развивался он приблизительно следующим образом:

Власть: Тут вот 12-го февраля прокурор Киева потребовал, чтоб вы не просто проезд освободили, а все улицы расчистили. И Майдан – тоже.

Оппозиция: Послушайте, это – спекуляция. Закон политико-правовой, в трактовке можно дойти до абсурда.

В.: Грушевского, говорите, расчистили?

О.: Да, там открыто движение.

В.: Мы не согласны! А скелет автобуса сгоревшего куда девать? Убирайте, а то закона не будет.

Ругань. Пауза. Оппозиционеры звонят своим – автобус быстро ликвидируют. Переговоры возобновляются.

Фото: EPA/UPG

В.: В КГГА никого нет? Но там двадцать человек охраны на первом этаже! Выведите их оттуда, иначе мы ничего не гарантируем.

О.: Знаете, что?!

Ругань. Пауза. …

Так – четыре (!) часа.

Когда накал страстей на крыльце перед КГГА достиг предела, в кабинете у Виктора Павловича наконец нащупали формулу компромисса. Виктор Павлович удалился звонить Виктору Федоровичу. Вернувшись – дал команду готовить сообщение для сайта ведомства. Владимир Макеенко, Александр Якименко и Виталий Захарченко прежде вручили ему каждый по письму – претензий, мол, не имеем, нормы закона действительно соблюдены.

Оппозиционеры покидали Резницкую в приподнятом настроении. «Все дела прекращаются. На то, чтобы их закрыть – месяц, но Портнов заверил, что понадобится недели полторы-две, в зависимости от того, на какой стадии каждое конкретное дело», – поделился с LB.ua Арсен Аваков. «Это маленькая, конечно, но все-таки победа», – резюмировал нардеп.

***

Завершалось очередное революционное воскресенье. Оппозиционеры настраивались на непростую неделю в ВР. Во вторник или четверг «под куполом» ожидается голосование за Премьер-министра. По состоянию на текущий момент (при том, что ситуация может меняться по несколько раз на дню), две наиболее вероятные кандидатуры – Сергей Арбузов и Елена Лукаш.

- Ни Лукаш, ни Арбузов нас, разумеется, не устраивают. Голосовать мы не будем. А дальше… Дальше говорить станет улица. И сценарий, скорее всего, довольно жесткий, - прокомментировал LB.ua Александр Турчинов, – Но у нас есть план, – добавил обнадеживающе.

LB.ua выяснил - какой. Но об этом – в следующем тексте.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua