Все публикацииПолитика

Пейзаж после битвы. Эскиз

Дым над полем битвы местных выборов рассеялся. Только сейчас стороны резюмируют истинные итоги кампании, хоронят павших, подсчитывают трофеи и решают участь пленных.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Пейзаж после битвы. Эскиз
Фото: Макс Левин

Первого ноября беглый взгляд на электоральную карту боя несколько успокаивал. Полотнище пестрело всеми политическими цветами и даже экзотическими оттенками типа «Вольных демократов» или «Совести Украины». Подлинная картина же вырисовалась лишь теперь – когда комиссии свели «дебет с кредитом». То есть, «прокалькулировали» и мажоритарные округа. Что кардинально изменило «температуру по палате». Сделано это было только через две недели после дня волеизъявления – когда общественный интерес ко всему, что связано с местными выборами, практически иссяк.

Все мэры – в гости к нам

Не секрет: основной целью ПР было формирование в местных советах бело-голубого большинства. Цель вообщем-то, достигнута. Так, во многих регионах, если оценивать 31-е октября с учетом «мажоритарки» - «бронза» не у Яценюка, а у коммунистов или литвиновцев. Таким образом, говорить, будто у Арсения Петровича – третий результат по стране в целом, неверно.

Зато «регионалы» - хоть и частично, все ж выполнили обязательства перед коллегами по бывшей коалиции – ни литвиновцы, ни коммунисты в обиде не остались. Если, конечно, не считать массовой миграции видных активистов в стан ПР, зафиксированной еще на заре кампании.

Сегодня миграция еще интенсифицируется. По негласной разнарядке, спущенной из Киева, всем мэрам относительно крупных городов настоятельно рекомендовано вступить в партию власти. Сроку – три недели (первая уже прошла). Рекомендации выдают, как правило, в приватных беседах губернаторы.

Аргумент для строптивых – грустная участь глав поселковых советов Крыма, мэров городков центральной части страны, буквально «выкошенных» волной посадок.

ПР: раздача слонов

Первые «оргвыводы» по факту кампании ПР уже сделала. Так, увольнение губернатора Луганщины – не что иное, как следствие провала гонки в электоральной вотчине бело-голубых. Мало того, что явка тут оставляла желать лучшего. Мягко говоря. Так еще и «правильного» градоначальника Луганска пришлось «протаскивать» на пост посредством суда.

Установление итогов мэрской проходило тут с таким же скрипом, как и в Харькове. Где легитимность победы Кернеса составляет 0.6%. Где «сердечный» Аваков, если судить здраво, оказался в сплошном «плюсе». Во-первых, из деятеля сугубо регионального масштаба превратился в игрока общестранового уровня. Месяц, если не больше (две недели до и две – после) 31-го октября, вся страна обсуждала харьковскую гонку. Не луганскую, не, допустим, севастопольскую, не ровенскую – харьковскую. Во-вторых, нормально мэрствовать – при бело-голубом большинстве в горсовете – все равно бы не смог. Случилось бы так: все шишки за состояние того же ЖКХ в Харькове, уже через месяц полетели б в сторону Арсена Борисовича и «Батькивщины». А так он может сидеть, курить бамбук и критиковать – в свое удовольствие – оппонентов. В-третьих, в глазах общественности, Арсен Борисович – жертва режима, подтасовок, фальсификаций, сгоревших компьютеров и т.д. Отныне его главная задача – не растерять симпатии электората. Не ядерного, пока – ситуативного, сформированного даже не столько сторонниками персонально АБ или даже ЮВТ, сколько – оппонентами Кернеса. Важно: не Добкина, не ПР – Кернеса. Сумеет ли он с данной задачей справиться, достойно подготовиться к следующим выборам – капитализировав и свои, и «сердечной» команды политические акции? Посмотрим. В этом, собственно, и проявятся его лидерские качества.

Фото: Макс Левин

Что касается «оргвыводов» более локальных, то на прошлой неделе Владимир Васильевич Рыбак собирал актив центрального штаба ПР (не Андрей Петрович Клюев, что примечательно) – благодарил за работу, вручал – от имени Николая Яновича Азарова – благодарственные грамоты. Вот и все «выводы».

Слабое звено

Кроме популяризации праворадикальных идей Тягнибока, 31-е октября выявило и зафиксировало еще три важные тенденции.

Первая. Сегодня (пока еще) вся репрессивная машина, машина принуждения, устрашения и давления держится не на системе – на отдельно взятых людях.

Систему расшатать сложно. Сменить персоналии – нет. Более того, при известном стечении обстоятельств – существующая конструкция сама поглотит своих же создателей.

Отвечал, скажем, в Кировограде за кампанию опытный орговик Ларин – ПР получила колоссальный результат. Не любят в Запорожье Кальцева – мэром стал «сердечный» Александр Син. Хотя, поверьте, с админресурсом в Запорожье все в порядке.

В общестрановом масштабе показательны примеры Валерия Хорошковского, Андрея Портнова и Сергея Левочкина.

Скажите, что значит СБУ – деморализованная, расхристанная, с дезориентированными кадрами (лучшие оттуда давно ушли) без фигуры Валерия Хорошковского? И что значит сам Хорошоквский без интеграции «в команду» Банковой?

Вспомните, какую роль играл Валерий Иванович в бытность первым замом Наливайченко? И где он был до этого?

А что станет с его позициями в случае, если «группа РУЭ» проиграет схватку «друзьям детства» (во главе с Юрием Иванющенко, он же – Юра Енакиевский)? Станет ли Валерий Иванович поддерживать Дмитрия Васильевича «из любви к искусству»? Сильно сомневаюсь.

Фото: Макс Левин

Что значит АП без Сергея Левочкина? Как вообще, в таком случае, изменится режим «доступа к телу» Лидера, да информационное поле вокруг Виктора Федоровича? То-то же. И где очутился Сергей Владимирович после ухода Кучмы? А после провала Литвина в 2006-м? Вновь: то-то же. Сергей Левочкин – карьерный чиновник и, сам по себе, он, конечно же, не пропадет. Но, что он оставляет за собой, переходя с места на место? Правильно: выжженную землю.

Вспоминаю 2007-й. Конкретно – визит Премьера Януковича в Берлин. Руководителя его аппарата Сергея Левочкина. Кофе-латте (привет Игорю Шувалову!) в лобби отеля «Адлон». И откровенно-позерское от нынешнего главы АП: «Разве я стремился вернуться во власть? Вовсе нет. Просто позвонили от Шефа…» «Так как именно вы очутились в команде?» «Рассказываю. Август, я отдыхаю на Сардинии. Очень, знаешь ли, люблю Сардинию. Там такие виды. Мы плавали на яхте. Яхта, ах, так замечательно. Вдруг – звонок из Киева. Приемная Шефа: завтра, мол, ждем. Я: завтра не могу, я заграницей, тут проблемы с авиарейсами. Могу тогда-то…» Ну, и далее в том же духе. В итоге Левочкин сошел на берег, одел костюм, нашел какой-то чартер и в кратчайшее время очутился в Киеве. «Меня позвал Шеф. Мог ли я отказать? Нет, ведь я нужен Виктору Федоровичу!» Изменилось ли что-то за три года? Отвечаю: ничегошеньки!

Самое слабое звено: Андрей Портнов. За полгода, проведя новый закон о судоустройстве, «построив» ВСЮ, он выстроил прообраз системы (не саму систему – прообраз!), для функционирования которой его, Андрея Владимировича, усилия уже не требуются.

Проще говоря: капитально подпили сук, на котором сам же сидит. Что и он, и члены его команды – «битлы», стали осознавать еще летом. Но было уже поздно.

Фото: glavred.info

…Кадры решают многое, но не все. Расставить кадры – не значит выстроить систему. Последнее требует больше времени, усилий и смекалки. Это поняли уже не только в ПР. Значит – поле для маневра у власти сузилось. И это дает определенную надежду.

Крепкая рука и волосатая лапа

Тенденция номер два - волосатая лапа победила сильную руку.

Причем тут выборы? Да, при том, что если б было иначе – другим оказался бы и результат. Результат для удвоения, утроения мощи сильной руки; а не для создания «комфортных условий» волосатой лапе.

В условиях, когда в стране – на высшем уровне – сформировано три основных потока, экономика нормально развиваться не может. Не таковы законы экономики. И реформы проводиться тоже не могут. Не таковы законы проведения реформ. Как правильно отметил Артем Шевченко: «власть никак не может понять: борьба с коррупцией – это, прежде всего, разоблачение нынешних, а не бывших чиновников. Как бы ей и не хотелось поквитаться именно с бывшими».

Это любовь созидает, а ненависть – разрушает. Всегда. Без вариантов. Так и коррупция – монстр, поглощающий все живое вокруг. В том числе тех, кто ее продуцирует. За без малого год новой власти стало окончательно понятно: волосатая лапа вытеснила «крепкую руку». И, признаться, я не представляю, что должна сделать «сильная рука», чтоб «пооткручивать», «повырывать», «повыдергивать» (какие там еще глаголы предпочитает Виктор Федорович) «волосатую лапу».

Фото: Макс Левин

Разница в том, что в предыдущую пятилетку «волосатая лапа» либо декларировала, что «ничего не крала» (речь о команде, не об отдельных – только верховных – представителях), либо и вовсе была изящно наманикюрена. Сейчас лапа с наколкой. Какой будет следующая лапа? И сколько еще выдержит страна? Информация к размышлению.

Для размышления же – один маленький штрих. Фраза, брошенная в разговоре одним очень крупным олигархом. «Чего вы хотите?» - «Хочу быть самым богатым в этой стране». Вот так, в лоб, без купюр. Следует сказать: ничего подобного ранее этот олигарх себе не позволял. Тем более – вслух.

Кто там еще лелеет надежды на открытый рынок, свободную конкуренцию? Какая идеология? Сказано же: «хочу быть в этой стране самым богатым».

***

Тенденция номер три – окончательное нивелирование традиционных моральных ценностей избирателей. В самом деле, если главой государства избран человек с двумя судимостями, почему мэром областного центра не может стать, скажем, бывший катала?

То, что за таких людей голосуют – настоящая гуманитарная катастрофа. Чего ж удивляться, если к власти – на отдельно взятой территории – приходит организованная группировка. Называть ли ее преступной – вопрос дефиниций.

Представьте, допустим: если бы «у руля» в Кремле заступили представители ОПГ «Уралмаш». Вот-вот.

Впрочем, не стоит злоупотреблять аналогиями с Россией. Режим может держаться на штыках силовиков. Да. Может. Но он никогда не сможет держаться на финках.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua