Все публикацииПолитика

Валерий Иванович Путин, или Страна в ожидании суверенной демократии

Первый удачный опыт всегда хочется повторить. Художник всю жизнь рисует лошадей, потому что на самой первой успешно проданной его картине был изображен какой-нибудь Конек-Горбунок, а Джим Кэрри из фильма в фильм таскает образ смешного придурка, принесшего ему славу и статус одного из самых высокооплачиваемых актеров мира.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
Валерий Иванович Путин, или Страна в ожидании суверенной демократии
Фото: Макс Левин

Согласно той же логике, американцы устраивают по всему миру цветные революции, показавшиеся вашингтонским стратегам самым действенным способом менять неугодные режимы на лояльные, а россияне, строящие у себя дивный уклад под названием «суверенная демократия», настойчиво предлагают чертежи стройки всем соседям. В качестве бесплатного приложения к российской дружбе.

Российский опыт предусматривает, что во главе государства на начальном этапе внедрения «суверенной демократии» должен стоять некий аналог полковника Путина – силовик (в идеале – чекист). Иначе народ сложно будет убедить в способности нового лидера железной рукой навести порядок, приструнить зарвавшихся олигархов, каленым железом выжечь коррупцию и в конечном итоге – поднять страну с колен. Необходимо также, чтобы «подполковник Путин» был относительно молод, занимался спортом (естественно, боевыми искусствами), мастерски владел словом, без подсказок посылая в народ афоризмы типа «мочить в сортире» или «мертвого осла уши». Обязательный элемент – показная православная духовность. Ну, там со свечкой на Пасху постоять в храме. Желательно, но не обязательно, – чтоб умел управлять истребителем…

И вот тут у нашей власти, которая вроде как не против принять в работу российские чертежи «суверенной демократии», возникают проблемы. Потому как Виктор Федорович ну никак – ни по каким параметрам, личностным или биографическим характеристикам, – не подходит на роль железного подполковника. Разве что своей приверженностью к делам церковным – но этого, согласитесь, недостаточно.

Значит не судьба Украине окунуться в пучину «суверенной демократии», подтвердив тем самым любимый тезис кремлевских идеологов о том, что «классическая демократия» на постсоветском пространстве невозможна? Как сказать. Менять успешно апробированные чертежи, конечно же, никто не предлагает, а вот подождать с их окончательным воплощением… России, напомню, тоже спасителя-Путина пришлось ждать довольно долго.

Но кто он – потенциальный украинский Путин? Где этот человек, скромно трудящийся в команде Бориса Николаевича, пардон – Виктора Федоровича? Ответ оказался насколько неожиданным, настолько и очевидным. Подсказал разговор с давним знакомым – высокопоставленным офицером СБУ. На мой вопрос о том, не надоело ли его конторе заниматься ерундой, обслуживая частные интересы медиаолигарха Хорошковского, собеседник гордо ответил, что никакой ерунды и нет, а Валерий Иванович – не олигарх вовсе, а будущий президент-чекист. «Как в России, – добавил он. – Но не сейчас, а после двух сроков Януковича».

Вот тут разрозненные факты, труднообъяснимые с точки зрения текущего политического момента, сложились в целостную картинку – и странная борьба главы СБУ с малорейтинговыми каналами, и попытка «непущать» в страну немецкого эксперта, и удивительное как для продвинутого мультимиллионера-либерала демонстративное восхищение славной историей ВЧК–НКВД… Все очевидно: Валерий Иванович готовится к роли украинского Путина. Он не является кадровым представителем спецслужб – ну и что ж, зато чтит чекистские традиции, уважает профессионалов и доверяет им, не приводит в Службу посторонних вроде историков с липовыми дипломами или контрабандистов. Молод, спортивен, занимается восточными единоборствами. За словом в карман не лезет – сомневающимся советую прочитать стенограмму встречи Хорошковского с активистами движения «Стоп, цензура!»: глава СБУ выглядел намного увереннее десятка не последних в стране акул пера. Истребителем не управляет, зато, как и Путин, любит горнолыжный спорт. С православной духовностью тоже все в порядке: Валерий Иванович недавно объяснил журналистам, насколько важно иметь связи среди «духовной элиты, имеющей влияние на политические процессы». Так что стать настоящим «православным чекистом» для него труда не составит.

Фото: Макс Левин

История с частотами «5-го канала» и ТВі тоже как нельзя лучше ложится в российскую схему: Владимир Путин также начинал восхождение к власти с зачистки телепространства. Работающий на принадлежащем Хорошковскому канале «Интер» бывший руководитель российского НТВ при необходимости может подробно рассказать, как это было.

Попытка не пустить в Украину руководителя киевского представительства немецкого Фонда Конрада Аденауэра Нико Ланге – не что иное, как попытка молодого чекиста показать старшим товарищам в Москве (давно и искренне нелюбящим всяких иностранных вредителей, занимающихся своей подрывной деятельностью под прикрытием различных фондов) – мол, мы тоже бдим.

Уверена, что в ближайшем будущем мы увидим еще немало действий Валерия Ивановича в стиле и в логике Владимира Владимировича. Даже громкий процесс – по аналогии с «делом ЮКОСа» – наверняка устроят. По поводу тех же энергоносителей – только в России Ходорковского «посадили» якобы за воровство нефти, у нас же СБУ вовсю раскручивает газовую тему…

Не стоит также забывать: в отличие от Януковича или, скажем, Азарова, пытающихся выглядеть «своими» в Москве, Хорошковский там действительно свой – как бывший топ и акционер одной из крупнейших металлургических компаний РФ.

Но все же Украина – не Россия, утверждал незабвенный Леонид Данилович. Умный человек, посерьезнее нынешних власть имущих. Будем надеяться, он прав, и построить «суверенную демократию» на украинской почве не удастся. Да и Валерий Иванович, при всех своих качествах, совсем не Владимир Владимирович. Путин – человек расчетливый и жесткий, Валерий Иванович – натура творческая, увлекающаяся. Сколько ни делай из него «железного подполковника», все равно получится что-то другое, исконно украинское, никак не вписывающееся в российские чертежи.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина