ГлавнаяЭкономикаБизнес

Владислава Рутицкая: «Российский рынок избаловал нашего производителя»

Владислава Рутицкая была заместителем министра агрополитики по вопросам евроинтеграции в сентябре 2014 — августе 2016 года, остается советником министра. На госслужбу пришла из бизнеса, работала топ-менеджером одного из крупнейших агрохолдингов "Мрия", входила в совет директоров торговой компании "Пальмира-Рута", финансово-промышленного холдинга "Киевская инвестиционная группа".

Сейчас Владислава — главный советник президента и директор аграрных программ международной общественной организации «Блейзер Фундация» Майкла Блейзера (часто эту организацию называют коротко Фонд Блейзера, его президенту также принадлежит инвесткомпания SigmaBleyzer, которая управляет активами в Украине, Румынии и Казахстане, в том числе в сельском хозяйстве). Владислава Рутицкая также входит в Нацсовет реформ.

Владислава окончила с отличием факультет кибернетики Киевского национального университета им. Шевченко, кандидат технических наук, доцент.

В интервью LB.ua Владислава Рутицкая говорит о результатах работы украинских аграриев в 2016 году, о госпрограммах для агробизнеса, поддержке сельскохозяйственного экспорта, перерабатывающей промышленности и сельскохозяйственного машиностроения, а также о том, почему Украине не нужна политика импортозамещения.

Фото: Latifundist.com

2016 года для агросектора — это «перемога» или «зрада»?

Рост ВВП 4,7% в четвертом квартале 2016 года в основном обусловлен ростом агросектора. В третьем квартале была уборка урожая. Его объемы плюс качественная своевременная уборка обеспечили значительную долю этого показателя.

2016 год был очень неплохим для агроэкспорта. Его доля в рамках всего экспорта страны составила порядка 42%. Многие сегодня рассуждают: должна быть Украина аграрной страной или не должна. Но есть факт - мы аграрно-индустриальная страна, агросектор формирует львиную часть нашего экспорта. Более того, эта доля будет расти и далее и я надеюсь, что АПК станет драйвером для роста других отраслей экономики – транспорта, машиностроения, химии.

Так может надо инвестировать в промышленность, новые технологии и другие сферы, раз с агробизнесом все хорошо?

Сегодня рынок, как никогда, формируется и определяется конкуренцией на мировых площадках. Для сохранения позиций любой лидирующей отрасли требуется стимулирование и инвестиции.

Агробизнес и все что происходит на его стыке с другими сферами экономики это и есть новые технологии. Никто сегодня не держится за старые, «дедовские» методы. Будущее исключительно за инновациями и в агросекторе сегодня происходит просто «бум» технологий. То есть, надо поддерживать и современный агросектор, который дает нам доход, и перспективные смежные сферы — такие как IT. Конкретных секторов для приложения усилий в агросекторе более чем достаточно, например, производство органической продукции.

Фото: DepositphotosMarienko64

Вопрос к тому, что государство постоянно поддерживает сельское хозяйство. Раньше — налоговыми льготами, в этом году заложено, по-моему, более четырех миллиардов гривен на поддержку. Уже понятно, как они будут распределяться?

Украина сегодня нуждается в формировании агросектора, который был бы конкурентен не только на текущий момент, но и минимум ближайших нескольких десятков лет. Достигнуть такой цели без государственной поддержки и помощи невозможно. Другое дело, что эта помощь должна выделяться разумно, с перспективой на развитие, иметь стимулирующий эффект и не поощрять бизнес-иждивенчество. 14 февраля Кабинет министров принял постановление по поддержке аграрных производителей при закупках отечественной агротехники, в том числе тех, кто производит ее с достаточно большим процентом локализации. Это то, о чем я говорю - развитие агропромышленного комплекса тянет за собой другие отрасли. Ведь принятое постановление в первую очередь должно послужить привлечению инвестиций в аграрное машиностроение.

Не забываем программы, которые существуют не первый год, но на которые выделили в этом году намного больший бюджет. Например, компенсация кредитных процентов в банках. Это банки, в которые агропроизводители, какого бы размера они ни были, могут обращаться и пользоваться этими финансовыми инструментами.

Есть критика, что в основном эти деньги будут доставаться крупным производителям. Это так? Или есть какие-то программы для мелких?

Действительно, к большому сожалению, сегодня и госбанкам, и коммерческим банкам очень сложно содержать развитую банковскую инфраструктуру, которая бы могла обеспечить потребности малых производителей. Но дело не только в сети отделений. Необходимо работать по риск-менеджменту, с невозвратами, то есть банк должен отследить кредитную историю. И поэтому банки в основном концентрируются на крупных компаниях, так работать в разы легче.

Президент во время визита на Харьковский тракторный завод
Фото: пресс-служба президента
Президент во время визита на Харьковский тракторный завод

Я бы хотела, чтобы заработала кредитная программа, которая была разработана нами во время моей работы в профильном министерстве. Мы работали с Европейским инвестиционным банком, привели льготные 400 миллионов евро для поддержки малого и среднего производителя. Как раз часть этого кредита направлена на тех, кто занимается зерновым бизнесом, часть на тех, кто занимается аквакультурой.

Кредит был ратифицирован Верховной Радой — мы ждали этой ратификации и финального постановления Президента более девяти месяцев. Это произошло осенью 2016 года. Теперь средства должны поступить на счета Укрэксимбанка, после чего банк сможет широко развернуть эту программу для малого и среднего производителя.

Почему Украина экспортирует в основном агросырье, а не продукты переработки?

Когда-то в Украине был принят очень хороший закон, который ограничил экспорт семян подсолнечника. И в страну пришли очень большие инвестиции, которые привели к строительству маслоэкстракционных заводов, соответствующих терминалов, и со временем мы стали страной №1 в мире по поставкам подсолнечного масла.

Маслоэкстракционный завод Allseeds в порту Южный.
Фото: allseeds.com
Маслоэкстракционный завод Allseeds в порту Южный.

При Януковиче пытались ограничить вывоз зерна, и это не сильно помогло.

Я не говорю про ограничение вывоза зерна. Но я говорю о государственной политике при экспорте, например, муки. Чтобы наши производители и трейдеры понимали, что государство может ограничить в какой-то момент экспорт непосредственно зерновых, а перейти на стимулирование круп и муки. Это нужно делать, даже если потребуется принимать новые законы.

Сегодня есть позитивные тенденции. Например, при росте экспорта зерна на 0,3%, рост экспорта муки и круп составляет 17,6%. Понятно, что объемы сопоставить невозможно. Считаю, что государству нужно более активно включиться в продвижение товаров с высоким уровнем добавленной стоимости на внешние рынки, а законодателям создать соответствующие условия.

Кроме того, сегодня Украина является достаточно серьезным производителем не ГМО сои. То есть это уже наша существующая специализация на глобальном уровне. И если хотим не только стать крупнейшим поставщиком не генно-модифицированной сои в мире, а пойти в переработку, это содействовало бы привлечению инвестиций. То есть уже поставляли бы переработанную сою или, например, соевый соус, сперва крупными партиями, а впоследствии и в бутылках.

Есть ли результаты от создания зоны свободной торговли с Европой?

Когда в прессе пишут «все пропало», это читается в разы лучше, чем «мы что-то сделали». Я проработала в министерстве два года. За это время мы открыли более десяти новых рынков для украинской продукции. При этом свой рынок мы не открывали одновременно для иностранцев. Это была титаническая работа.

Когда мы вступили в зону свободной торговли с Европой, нам потребовались огромные усилия, чтобы донести информацию нашему аграрному производителю о том, как работать с новыми, достаточно высокими требованиями по качеству и безопасности продукции. Но если мы посмотрим опять-таки на цифры и факты, то львиную долю всего агроэкспорта сегодня мы поставляем в Европу.

Фото: FacebookVladyslava Rutytska

Да, есть проблема по многим секторам - мы достаточно быстро закрываем некоторые позиции квот на экспорт в ЕС. Два года, которые я проработала в секторе продвижения агроэкспорта, мы вели весьма жаркие дискуссии с Еврокомиссией по расширению и увеличению квот для Украины, или по распределению в рамках существующих квот в пользу более выгодных нашей стране позиций.

Поэтому для меня было большой победой, когда мы вместе с министром в июле 2016 года представили в Брюсселе финальную позицию нашей страны, согласовали ее со всеми ассоциациями, аграриями, другими министерствами от Минэкономики до МИДа. Тогда же проговаривалось уже финальное видение нашей страны по поводу необходимости увеличения квот в обозримом будущем.

Ответом послужил визит Еврокомиссара Сесилии Мальмстрем осенью, в сентябре 2016 года, когда она привезла соответствующее видение Еврокомиссии и льготные режимы квот для украинских экспортеров на следующие три года по определенным позициям. Туда вошли зерновые, мука, мед, томатная паста и остальные продукты, то есть те продукты за которые мы так ожесточенно «воевали» на переговорах.

То есть квота временно увеличивается?

Да, временно увеличивается.

Если Европа не увидит в этом угрозы, они могут оставить это увеличение?

Это будет соответствующее решение, которое сейчас уже надо лоббировать. Но сейчас наша задача — чтобы эти автономные торговые преференции заработали, чтобы они правильно были оформлены в Европарламенте. И дальше надо смотреть, как по ним будут работать наши производители.

Естественно, потом нужно будет отстаивать позицию, демонстрировать показатели наших производителей, европейских коллег. Доказывать, что это необходимо для Украины и возможно для ЕС.

Фото: Сергей Нужненко

Многие украинские агрокомпании есть на европейских биржах. Важно ли для украинского бизнеса выходить на такие площадки?

Я поддерживаю размещение компаний на международных биржах. Это способствует росту имиджа страны, это более качественный уровень интеграции в мировую экономику. Но очень хотелось бы, чтобы мы не допускали падения компаний, как, например, это произошло на польской бирже.

Я уверена, что государство должно создавать условия для поддержки выхода компаний на биржи. А если компании увеличивают свой земельный банк, если растут прибыли, то правильно смотреть на переходы на другие биржи, например, на London Stock Exchange, NewYork Stock Exchange и других. Тут, кстати, можно говорить не только про агросектор.

МВФ отстаивает позицию, что в Украине должен быть рынок земли, более того, к апрелю должна быть готова законодательная база в этой сфере.

Пока в стране нет транспарентного и качественного рынка земли, мы теряем огромные инвестиционные возможности. И я лично работала вместе с Алексеем Мушаком, Сергеем Хланем и группой других депутатов, чтобы правильно подойти к земельному законодательству. Был подан соответствующий законопроект.

Мы предлагаем качественные земельные аукционы, чтобы рынок земли открылся, чтобы существовали пилотные проекты по рынку земли, чтобы мы отработали не только на коммерческой собственности, а и на госсобственности.

А ограничения для иностранцев предусмотрены?

Определенные ограничения есть. В отношении физических лиц, юридических, резидентов, нерезидентов, по ведению бизнеса до этого или не ведению бизнеса до этого. Специально прописали пять пунктов, чтобы всем было все понятно.

Поддержка экспорта - это хорошо. Но, возможно, нужно еще и замещать импорт?

Мы очень долго обсуждали, делать ли импортозамещение приоритетной реформой нашего государства или нет. И решили оставить эту идею, потому что рынок должен быть глобальным. Моя позиция — рынок должен быть свободным и транспарентным с другими странами. Тогда мы действительно сможем создать условия для появления не тепличного, а реально конкурентноспособного агросектора, который в таком случае будет куда более устойчивым при внешних и внутренних штормах.

Если говорить об импорте, от которого наш агробизнес зависит? Семена, удобрения?

Да, действительно, если мы говорим агросектор, то у него есть потребности. Но желательно, чтобы достичь диверсифицированной достаточности производителей на. То есть не один монополист-производитель, а нормальная здоровая конкуренция в стране.

Фото: latifundist.com

Если конкретно, то с учетом зависимости от газа, вопрос удобрений стоит достаточно актуально. Очень неплохие подвижки за последние годы есть в обеспечении аграриев семенами украинского производства, в этом секторе были налажены локальные производства. Думаю, что замещение иностранной продукции (на украинскую, - ред.) в скором времени будет происходить и в секторе сельскохозяйственного машиностроения. Активно развиваться в направлении агросектора будет и украинское IT. 

Я лично работала над списком критического импорта, который нам необходим, чтобы обеспечить страну. Этот список было бы хорошо и правильно пересматривать хотя бы раз в полтора года, потому что все-таки тенденции на рынках меняются.

Мы уже оправились от потери российского рынка?

Российский рынок во многом избаловал нашего производителя. Мы отучились модернизировать свое производство, бороться за качество продукта, понимать прогнозируемость поставок, дифференцировать стратегии продаж.

Рынок России действительно очень большой, на него можно поставлять и поставлять. Но когда ты гонишься за этими объемами, ты выполняешь меньше требований, чем для поставок на рынок Европы. Но чем хорош рынок Европы. Когда ты получаешь европейский сертификат, ты автоматически можешь поставлять еще в огромное количество других стран.

Во время визита в Китай я и вела подкомиссию по сельскому хозяйству, то шла прямо по списку наших продуктов и спрашивала, почему мы не можем поставлять к вам этот продукт, другой продукт. Почему не можем к вам поставлять молоко, мы же молоко поставляем в Европу? Начало 2015 года, мы получили европейское разрешение, значит, автоматически можем поставлять и в Китай. Давайте, говорю, сейчас прямо здесь на месте решим, что открываем рынок для этого продукта. И мы действительно открыли китайский рынок для украинского молока.

Знаю, у вас есть футболка Fuck Corruption, и вы ее иногда носите.

Я не только ношу футболку, но и придерживаюсь этого принципа.

Фото: EPA/UPG

У нас в государстве, мягко говоря, еще случаются случаи коррупции. Где у нас болевые точки в агросфере?

Первое и глобальное – это рынок спирта. Как недавний пример - недавно было постановление, которым из списка на приватизацию на 2017 год убрали Государственную продовольственную зерновую корпорацию. Я уверена и отстаиваю позицию, что необходимо произвести приватизацию достаточно большого количества госпредприятий, если не всех. Это необходимо, чтобы убрать этот постоянный источник коррупции. Ну или обеспечить прозрачность работы этих госпредприятий. Государство в нашей стране не просто неэффективный собственник. В Украине собственность государства – это еще и коррупционная кормушка.

То есть госпредприятия - это одна болевая точка?

Я работала совместно с компаниями «большой четверки» аудиторов и с еще несколькими компаниями с мировым именем, которые совместно со мной pro bono, то есть бесплатно, в начале 2015 года провели финансовую диагностику более 30 компаний в агросекторе, которые находятся под Минагро. Туда вошли крупнейшие: «Артемсоль», «Укрспирт», Завод шампанских вин, «Киевхлеб», «Агрофонд» и остальные, целый список. Мы специально анализировали показатели, чтобы понять, что из этого действительно плюс, и какой плюс бюджету страны, а что из этого действительно минус, что продавать. Ну и самый болезненный момент - это когда компания плюс, но постоянно оказывается минус, a source of corruption.

То есть доходы высокие, но прибыли не было, не показывали, все эти доходы где-то растворялись.

Где-то оседали, да, можно и так сказать.

Знаю, есть еще большая проблема с академией наук сельского хозяйства, что на них большие участки земли записаны, и непонятно как эти земли используются.

Академия наук работает по договорам общего пользования, я уверена, что Кабмин может провести соответствующий анализ. Мое глубокое убеждение – коррупцию в Украину нельзя победить, поменяв людей в отраслях, на госпредприятиях. Так эти Авгиевы конюшни не вычистить. Нужно создать условия, при которых коррупция будет невозможна в принципе. В случае с госпредприятиями – единственный выход прозрачная и подготовленная приватизация.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua