ГлавнаяЭкономикаГосударство

Парижское соглашение: история не только о климате

Парижское соглашение стало мощным сигналом для бизнеса. Теперь точно стало понятно, что на технологии, которые призваны обеспечить достижение целей соглашения будет спрос и будет он значительный. Потому что политика по предотвращению изменения климата – это отныне не временная и не локальная история. Это тренд следующих десятилетий в глобальном масштабе. Очень своевременно это распознал Китай и успел занять значительную долю европейского рынка солнечных панелей.

Ликование участников Парижской конференции после окончательного принятия соглашения
Фото: EPA/UPG
Ликование участников Парижской конференции после окончательного принятия соглашения

12 декабря в Париже с участием почти 200 стран завершилась конференция по климату (COP21). Заявленная цель конференции достигнута - международное соглашение по поддержанию увеличения средней температуры планеты на уровне ниже 2°C подписано. Соглашение, проведенное в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, называют в прессе не иначе как историческим событием.

Эта оценка оправдана тем, что в рамках договора все страны-члены ООН взяли на себя ряд обязательств по предотвращению изменения климата. То есть это уже не частные инициативы отдельно взятых стран или совокупности стран (например, ЕС), как было раньше. Что важно, речь идет не о навязанных обязательствах. Каждая страна самостоятельно определила для себя объем выполнимых обязательства. Договор предусматривает процедуру их пересмотра в сторону улучшения показателей каждые 5 лет, начиная с 2020 года.

Достижение цели по ограничению глобального потепления до 2100 года на уровне ниже 2°C от начала индустриальной эпохи потребует полного прекращение выбросов парниковых газов в атмосферу, уже начиная с 2060-2075 гг. Это показывает масштаб проблемы, которую предстоит решить и сделать это придется в сравнительно сжатые сроки. Необходимо уточнить, что уровень 2°C рассчитан климатологами как пороговое увеличение, после которого начнутся необратимые климатические изменения.

Но не все так однозначно и выполнение договорённостей будет зависеть от многих факторов, в первую очередь, от финансовой состоятельности стран выполнять взятые на себя обязательства. Развивающиеся страны смогут рассчитывать на значительную финансовую помощь со стороны развитых стран через зеленый климатический фонд ООН. Но всё-таки многие попытались себя максимально обезопасить отказом от слишком амбициозных планов. Например, Саудовская Аравия привязала выполнение обязательства по сокращению выбросов парниковых газов к экономическому росту и, в частности, к "значительным поступлениям от продажи нефти".

Однако в целом возможность самостоятельно определять для себя уровень "климатической нагрузки" на экономику в значительной мере облегчил процесс подписания договора. Собственно сам факт подписания можно считать успехом и некой кульминационной точкой усилий ООН за последние более 20 лет в согласовании подхода к вопросу изменения климата. Ведущие страны мира открыто многократно заявляли, что важен сам факт достижения во многом компромиссного решения и не повторения сценария 2009 года, когда стороны не достигли приемлемого решения на саммите ООН в Копенгагене.

Можно было бы поддаться общему ликованию, но в Украине этому событию предали более чем второстепенное значение, что в целом объяснимо. Со всем ворохом нерешенных украинских проблем, мягко говоря, не до климата. Этим балуются разве что развитые страны с давно решенными более насущными проблемами. И страны, в первую очередь подверженные климатическим изменениям, по причине географического положения.

Такое отношение может объясняться, в том числе и непониманием далеко идущих последствий подписанного соглашения. Например, для угольной отрасли. Еще до момента начала конференции, в конце ноября этого года, страны ОЭСР, а это такие страны как США, Япония и, например, такая угледобывающая страна как Австралия подписали соглашение о прекращении финансирования строительства тепловых угольных электростанций за рубежом. Соглашение вступит в силу в 2017 году. Некоторые исключения сделаны, но Украина явно под них не подпадет.

Украина не будет нуждаться в тепловых электростанциях в обозримой перспективе. Но не стоит полагать, что дальнейшие меры не последуют и не коснутся угольной отрасли в других аспектах. Наивно также думать, что международные финансовые институты никак не отреагируют на подобные инициативы ведущих стран мира. Это вопрос времени. Это обстоятельство следует особенно учитывать, поскольку сами подписанты отмечают, что данное соглашение - это только первый шаг. А без привлечения серьезных заемных средств Украине не под силу решить проблему убыточной и технически отсталой угольной отрасли, и не важно - всей отрасли или ее части в зависимости от дальнейшего хода политического процесса.

Что гораздо важнее – Парижское соглашение стало мощным сигналом для бизнеса. Теперь точно понятно, что на технологии, которые призваны обеспечить достижение целей соглашения, будет спрос, и значительный. Потому что политика по предотвращению изменения климата – это отныне не временная и не локальная история. Это тренд следующих десятилетий в глобальном масштабе. Даже с учетом того факта, что страны добровольно устанавливают себе цели по снижению выбросов парниковых газов и по ряду других показателей.

Демонстрация во время Парижской конференции
Фото: EPA/UPG
Демонстрация во время Парижской конференции

Можно вспомнить, с каким скепсисом в свое время было встречено решение Германии сделать ставку на возобновляемые источники энергии. Ведь это же было сделано при других прочих обстоятельствах, таких как, например, неуклонное снижение уровня энергопотребления за счет применения все боле энергоэффективных технологий. Такой совокупный груз считался непосильным для немецкой промышленности. Конечно же, скептическое отношение было обусловлено технологической неготовностью в тот момент осуществить такой амбициозный проект энергетического перехода (Energiewende).

Со временем ситуация радикально изменилась. Сейчас возобновляемые источники энергии занимают значительную долю в немецком энергобалансе. Например, валовое потребление электроэнергии из возобновляемых источников энергии в 2014 году достигло 27,8%. На сегодняшний день Федерация немецкой промышленности четко заявляет, что кроме обеспокоенности грядущими климатическими изменениями и попытками их предотвратить, в немецком проекте энергетического перехода есть серьезная экспортная составляющая. 

Очень своевременно это распознал Китай и успел занять значительную долю европейского рынка солнечных панелей. К примеру, только в 2011 году выручка от экспорта составила 21 млрд евро. В какой-то момент создалась парадоксальная ситуация и Германия в попытке снизить зависимость от ископаемого топлива активно занималась созданием рабочих мест в Китае. Стоит отметить что вскоре ситуация изменилась с введением антидемпинговых мер. А в начале декабря 2015 года Еврокомиссия продлила запрет на ввоз китайских солнечных батарей в ЕС. 

Солнечные панели в Одесской области Украины
Фото: dumskaya.net
Солнечные панели в Одесской области Украины

Конечно же, разногласия между странами сохраняются. Добиться принятия равного подхода среди развитых и развивающихся стран за время проведения конференции не удалось. Развитые страны обязались выделять ежегодно 100 млрд дол. США развивающимся странам на борьбу с климатическими изменениями, начиная с 2020 года (когда закончится действите Киотского протокола и начнется действие Парижских соглашений, - ред.). Хотя никаких юридических последствий за невыполнение этого обязательства текст соглашения не содержит. Более того, было многократно предложено пересмотреть сам подход к определению развивающихся стран, поскольку многие из них сделали значительный экономический рывок и могут делать существенно больший вклад в борьбу с климатическими изменениями. Конечно же, в первую очередь, это касается основного эмитента парниковых газов – Китая. Хотя, например, и Индия, и Россия входят в первую пятерку (см. график). На этом противоречия не заканчиваются.

Источник: Международное агентство энергетики

Примечание: на эти 10 стран приходится 2/3 всех выбросов парниковых газов в атмосферу.

Но, в общем и целом, подписание Парижского климатического соглашения – это прежде всего информация для поиска возможностей не только для потребителей технологий по уменьшению выбросов парниковых газов в атмосферу и (что актуально для Украины сегодня) технологий по уменьшению энергопотребления, но и для потенциальных производителей таких технологий. Удивительно в этой связи, что Украина все чаще мыслит себя категориями рыночных ниш, рынки сбыта для которых уже давно поделены. 

Можно, конечно, предполагать, что тема изменения климата в дальнейшем останется в полуподвешенном состоянии, вспоминая огрехи в реализации Киотского протокола и провальное Копенгагенское соглашение 2009 года. Но в сегодняшней ситуации есть значительные отличия.

Сегодня мир находится в поисках точек соприкосновения. Казалось бы, на фоне многочисленных разногласий по ряду военных конфликтов, на фоне провальной борьбы с терроризмом и полномасштабным миграционным кризисом в Европе, проблема климата сама собой отходит на задний план. Но миру сегодня как никогда за последние годы нужна общая объединяющая повестка. Невозможно придумать более объединяющую и примирительную тему в нынешних условиях, чем климат.

Кроме того, экономическое положение дел в мире таково, что мир остро нуждается в инструменте для выхода из экономической стагнации. Борьбе с изменением климата в некотором смысле активно прочат и эту роль. А подписанное соглашение – это только первый шаг, и он уже переформатирует рынки и изменит ранее установленные правила игры. Об этом же, кстати, британской газете Financial Times недавно заявил Президент Всемирного банка Джим Ён Ким. А такие люди, как правило, хорошо понимают, о чем говорят.

Юлия БорщевскаяЮлия Борщевская, Эксперт по энергетическим вопросам. Аспирантка университета Масарика (Чехия)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter