Все публикацииПолитика

Голодные игры

Чем ближе к «часу Ч» - 12 декабря – тем выше накал страстей в украинской политике. Тем лживее публичные потуги ключевых игроков изображать «мир-дружбу-жвачку», когда за кулисами перегрызают друг-другу глотки, выпивая последнюю кровь. Не из себя – из страны.

Банковая (точнее – ее сателлиты) стращает Грушевского отставкой, Грушевского Банковую – досрочными парламентскими (которые сгубят обоих) и – с учетом эффекта домино – возможными президентскими. Предел взаимных нападок достиг максимума. Казалось бы: зачем сторонам пилить сук, на котором сидят? Тем более, заочно все уже согласились с тем, что менять сейчас Яценюка не на кого, да и Запад не даст. Чем же обусловлено нагнетание? Каковы мотивы сторон? Попробуем разобраться.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Фото: dyvys.in

НФ: разбор полетов в узком кругу

Проблемой вероятной своей отставки Арсений Яценюк озаботился уже давно. Активные контрмеры – для ее недопущения – начал предпринимать еще полтора месяца тому. Одним из сигналов к «старту» послужило заявление Игоря Кононенко о том, что «как бы там ни было, а квота Премьер-министра все равно за «Народным фронтом». В переводе на русский язык – прозрачнейший намек на Турчинова. Заявление Арсения Петровича взволновало до крайности. Крепость собственной команды – первое, в чем ему предстояло удостовериться. Ведь, уверенности в том, что «Народный фронт» - монолит, что они готовы за него вступиться – у него не было.

Причина номер один – очевидна для всех – существование в НФ нескольких групп влияния. Расклад сей известен, но все же напомним, НФ сегодня состоит из:

  • немногочисленных сторонников самого Арсения Петровича;
  • людей Андрея Парубия (от 8 до 12, по разным оценкам);
  • штыков Турчинова-Пашинского (ввиду самоопределения Александра Валентиновича, читай: штыков Президента);
  • группы Авакова (к кому сейчас ближе Арсен Борисович – к Президенту, а значит и к Турчинову или к противоположному лагерю – Игорю Коломойкому, крепкой с ним дружбы не скрывающему, не до конца понятно. Он и сам, кажется, окончательно решение еще не принял).

Причина номер два – очевидна для «своих». Как ранее писать уже многократно доводилось, НФ - искусственно созданное образование. Изначально конгломерат нескольких, весьма относительно между собой связанных, команд появился исключительно для совместного участия в выборах. Вы же помните, как они договаривались-договаривались с БПП, да так и не договорились? Вот-вот. После неожиданно триумфальной для «Фронта» кампании, анонсировалось: искусственное образование трансформируют в партию. Дабы не просто закрепить результат, но создать полноценную платформу для совместного движения вперед, базис для общего развития. Для этого имелось все: стартовый электоральный капитал, благоприятные условия, деньги, кадры (один организаторский талант Турчинова чего стоит). Только прошу вас, не надо здесь глупых мантр про то, что невозможно одновременно партию строить и реформами заниматься. Можно, и нужно. Было бы желание.

Фото: Макс Левин

Но, шансом не воспользовались. Потому что когда в Украине кто-нибудь приходит к власти, ему кажется, что это – навсегда. Не просто надолго – навсегда. А, раз так, зачем заботиться о запасном аэродроме? В результате, год спустя после парламентских, НФ как был, так и остается ситуативно существующим коллективом. Скрепленным исключительно премьерством Яценюка. И ничем больше (если не считать их однопроцентного рейтинга). Способен ли этот коллектив сплотиться в критический момент – очень большой вопрос. Который и задался целью уяснить для себя Арсений Петрович. Плюс – заставить его занять консолидированную политическую позицию в публичной плоскости. Для этого - оперативно созвал «ближний круг». Именно: Иванчука с Мартыненко, Парубия с Бурбаком, Турчинова с Пашинским, Авакова с Котивицким и еще несколько человек. Было это почти месяц тому назад.

Вступительное слово, как инициатор собрания, взял Яценюк. Говорил долго, много и вдохновенно: о сделанном на премьерском посту, о предстоящих вызовах, о необходимости сплотиться. О том, что на отставку согласен только добровольную, но не сейчас, разумеется, не сейчас, сейчас он в отставку не пойдет, а если его туда попытаются отправить – сразу же двинет в оппозицию. Присутствующих – приглашает следовать за ним.

Потом пошли реплики «из зала». Взаимных обид, как выяснилось, накопилось достаточно много. В частности, Николай Мартыненко заявил, что партия абстрагировалась от нападок на него, что она его не защищает. Тут кто-то припомнил, что саму партию Мартыненко перестал финансировать (по некому «джентельменскому умолчанию», это считалось его обязанностью) с сентября. Финансировать даже на элементарном уровне. «Предъяву» Николай Владимирович принял, но не прокомментировал: с очевидным не поспоришь. Поддерживая Арсения Петровича, другие участники дискуссии говорили о попытках Банковой расколоть НФ изнутри, о подлых происках и т.д. При этом все, разумеется, ждали, что скажет Турчинов. Тот самый, который имел все шансы номинироваться от НФ на Премьера. «Нас уничтожат не нападки извне, нас уничтожит коррупция. Бороться нужно с ней», - философски изрек наконец Александр Валентинович. В помещении повисла гнетущая тишина.

По итогу обсуждения, несмотря на все сложности, вышли на то, что НФ – одна команда и держаться нужно друг за друга. В ознаменование этого, господину Бурбаку поручили озвучить известное заявление фракции: единственный премьер от НФ – Яценюк, в противном случае – выход из коалиции. Вскоре господин Бурбак с этим заявлением выступил. Яценюк спокойно выдохнул. На Банковой – тяжело вздохнули.

Фото: www.facebook.com/nfront.org.ua

«Или я, или хаос»

Почему тяжело вздохнули? Потому что, несмотря на все причитания про единство-неделимость-нерушимость коалиции и т.д., тут не оставляют надежд расшатать ее изнутри. У Банковой – свой резон. Ей нужна полностью управляемая коалиция и полностью зависимый премьер. Цель – еще раз, прошу особо это отметить – не свергнуть Премьера, но расшатать конструкцию изнутри. Проще говоря: по максимуму «закошмарить». «Закошмарить» с тем, чтобы ослабить.

Для этого предпринимается ряд вполне конкретных действий:

- массированные информационные атаки. Ближайшее окружение Яценюка – та еще, конечно, песня. Как метко отметил – в последнем нашем с ним интервью – господин Коломойский: «вряд ли оно выдержит проверку под микроскопом». Но когда ближайший соратник Президента, господин Саакашвили уличает Мартыненко в том, что он, де, незаконно зарабатывает на Одесском припортовом, умалчивая при этом, что точно так же – и на той же схеме – зарабатывает Игорь Кононенко, это, простите, фонит. Очень сильно фонит.

Сей пример, увы, не единственный. Слишком много совпадений места, времени, действующих лиц.

Так, даже стороннику теорий заговора, невозможно заподозрить общественных активистов в том, что их претензии к господину Паскалу случайны. Но высказаны они были именно сейчас. Ослабляя не столько даже Паскала, сколько Авакова, пережившего еще один крупный кадровый скандал в подконтрольном ему ведомстве. Факт.

Фото: www.dyvys.in

Аналогичные примеры, увы, можно еще приводить. 

- «укусы» ближайшего окружения Яценюка, отображаются, конечно, на нем самом. Это – раз. Два: отвлекают внимание от проблемного окружения Порошенко. Положа руку на сердце, еще неясно, кто наносит больший вред Шокин – Порошенко или Мартыненко - Яценюку? Процитирую одного умного человека: «Слабак», - подумали Шокин, Муженко, Гелетей и Гонтарева, читая заявление Паскала. «Вот именно», - подумал Президент;

Теперь – главное. Зачем же эти действия предпринимаются?

Предельно измотав – в контексте возможной отставки – Премьера и его окружение, Банковая надеется получить преференции при переформатировании Кабмина. Оно, как ранее уже сообщал LB.ua, обещает быть кардинальным – с резким сокращением количества министерств (точнее – беспардонного скрещивания ежа и ужа). Формально, и в нынешнем правительстве члены коалиции имеют право на достойное представительство. На практике, Банковая уже сейчас контролирует более половины министров. А намерена контролировать еще больше. При том, что формальную ответственность за их действия по-прежнему несет Яценюк. Когда-то Арсений Петрович назвал себя «камикадзе». В принципе, был прав. Ибо работать на таких условиях соглашаются либо «камикадзе» (не гнушающиеся выступать «мальчиками для битья»), либо те, кто чересчур сильно любит власть.

Для чего Банковой тотальный контроль над Кабмином? Маниакальная алчность в накоплении полномочий? Это – само собой. Но, еще – стремление контролировать «потоки». Львиную долю которых распределяет правительство. Ибо власть в этой стране как была, так и остается самым прибыльным бизнесом. Увы.

Фото: www.kmu.gov.ua

(Собственно, именно вокруг борьбы за «потоки» сейчас выстраиваются основные линии информационных войн. Вы заметили? Или вы по-прежнему верите в деолигархизацию? Ну-ну).

И еще маленький бонус для АП. Когда Арсений Петрович все же будет смещен, все его «добрые дела» можно будет присвоить себе. Экс-премьер с однопроцентным рейтингом вряд ли сможет на что-то претендовать.

Вполне осознавая вышеизложенное, Яценюк выбрал довольно причудливую линию защиты: «или я или – хаос». В смысле – неотвратимые парламентские с непредсказуемыми последствиями. Согласитесь, от премьер-министра, работающего уже полтора года (!), логичнее было бы ожидать риторики: «только я, поскольку я эффективен, много достиг, конкретно – это, это и еще вот это». Но, список достижений не настолько значителен, как хотелось бы. Поэтому приходится оперировать более примитивными формулами.

***

Наблюдая за борьбой титанов, «Батькивщина» и «Самопомощь» припеваючи сидят на берегу реки. Дожидаются, чей труп первым проплывет мимо.

Ясно, что именно от их голосов, также – до сих пор не определившегося «Оппоблока» (в котором зреет раскол. О чем подробно, впрочем, в следующий раз) – в действительности зависит судьба правительства Яценюка. Потому что критиковать Кабмин в эфирах – одно, а выразить недоверие правительству – понимая, чем это грозит - совершенно другое. И нечего спихивать ответственность на американцев. Их позиция давно ясна и визит Байдена тут совершенно ни при чем. Но, вместо того, чтобы двумя и более командами работать на реанимирование страны, буквально балансирующей на грани пропасти; работать в режиме благожелательного соревнования, они уничтожают друг друга. С таким азартом, как будто перед смертью можно не только надышаться, но и наесться.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua