Семен Семенченко: "Часто кажется, что многие силовики в нынешней власти — агенты ФСБ"

Печать

Когда Семен Семенченко снял балаклаву – интерес к его персоне не снизился, напротив – кратно возрос. Не столько даже к нему – нынешний путь комбата "Донбасса" прям и ясен – сколько к Константину Гришину. Гришин – это Семенченко в "прошлой жизни".

На том, "довоенном" этапе, у Гришина было несколько образований ("искал себя", - улыбается Семен, - ред.), война в Чечне, восемь месяцев в СИЗО. Все эти факты, ранее неизвестные, LB.ua обнаружил, в процессе подготовки к этому интервью. Вступая на новый путь публичной политики, Семенченко логично было расставить все точки над "і". Элементарно – чтоб не оставлять места для спекуляций. Что – надо отдать ему должное – он и сделал.

На этом, в общем, историю Константина Гришина можно считать законченной. В сентябре этого года комбат "Донбасса" получил паспорт на имя Семена Семенченко. В ноябре – мандат народного депутата. Логично, в Раде Семенченко планирует сконцентрироваться на реформировании военной отрасли. Впрочем, не только в Раде. Много времени и сил комбат сейчас посвящает созданию Украинской воинской организации. Логично предположить, в перспективе УВО имеет все шансы переформатироваться в политсилу нового типа – сообразно вызовам текущего момента.

О войне, политике и будущем мы говорили с Семеном Семенченко. О прошлом – с Константином Гришиным.

Фото: Макс Требухов

"У себя в гостиничном номере я нашел два "жучка"

После Иловайска - в одном из интервью - вы заявляли, что не собираетесь в парламент. Но позже изменили свою позицию.

До Иловайска хотелось провести в Верховную Раду честных депутатов, чтобы в парламент не попали регионалы и коммунисты. Составили предварительный список возможных кандидатов-бойцов. Вскоре больше половины из них погибли. У меня убили двух заместителей. Сам я после Иловайска пребывал в состоянии эмоционального стресса, тяжело отходил от психологической травмы.

На фронте мы одерживали победы на героизме, энтузиазме солдат, государство нас не обеспечивало практически ничем, выживали только за счет благотворительных средств. Но усилия бойцов и волонтеров разрушались безответственным командованием, гибли наши ребята...Эта война очень много для меня открыла. Так, я понял, что нужно изменить систему, сражаться на локальном участке недостаточно. Начал задаваться вопросом: зачем мне политика, что она может дать? И решил, что это - единственный способ чего-то добиться для улучшения ситуации в стране. Не хочется быть только винтиками ржавеющего государственного механизма.

Сами попросились в "Самопомощь" или пригласил Андрей Садовой?

Нет, я не просился, это было наше обоюдное решение с Садовым. Мы с ним познакомились случайно, еще до предвыборной кампании. Обсудили события в стране и выяснилось, что у нас совпадает позиция по многим вопросам. Изначально мы договаривались, что ни я, ни мои соратники не вступаем в партию Садового. "Самопомощь" - первоначально это команда для прохождения в парламент, я этого никогда не скрывал. Но сейчас вопрос вступления в партию стал для меня более актуальным, потому что я вижу перспективы этой команды, мне она импонирует.

Вам предлагали войти в список "Народного фронта" и Блока Порошенко.

Да. В списке "Народного фронта" я должен был быть пятым номером.

...Почему я отказался войти в список партий Порошенко и Яценюка? Попробую ответить как политик. Основная причина: с "Самопомощью" мы смогли провести наших достойных кандидатов в команду (по списку Садового прошло пятеро выдвиженцев батальона "Донбасс" - ред.). Тогда как БПП и НФ предлагали только одно место — в списке или по мажоритарке - лично мне.

Еще фактор: в "Самопомощи" каждый из членов команды выполняет свою важную роль, а решения принимаем совместно. Тогда как если ты идешь на выборы в компании политических тяжеловесов, твоя роль, как правило, сводится к сугубо номинальной, "витринной". Меня это не устраивало.

Кроме того, я уверен в том, что нужно "сшивать" страну, объединять восток и запад. Пусть звучит как клише, тем не менее. С этой точки зрения, кооперация "Донбасса" с партией, имеющей "львовскую прописку", выглядит логично.

Фото: Макс Требухов

И еще. Блок Порошенко, Народный фронт — это люди со сцены Майдана. Тогда как мы, бойцы "Донбасса" никогда себя со сценой не ассоциировали. Мы выступаем со стороны рядовых людей, которые создали революцию, выстояли ее. Поэтому и интересы у нас с этими политиками — разные. Да, пойди я в Раду в этих партиях, имел бы, вероятно, больше шансов получить какое-то кресло. Но с "Самопомощью" мы сможем больше сделать для страны и для меня это важно, а кресло - без возможности реально влиять на события - ничего не стоит.

Нам известно, что силовые органы сегодня чрезвычайно активно интересуются комбатами. На упреждение, наверное, работают.

Знаю. Я у себя в гостиничном номере нашел два "жучка"...

Заявление написали?

Зачем? Если они даже с жучками так непрофессионально работают...

Я не совершал никаких преступлений. И у меня достаточно сил, чтобы доказать свою невиновность без депутатской неприкосновенности. В конце концов, используя старый добрый способ — Ф-1 или РГД (ручные гранаты — ред.) в кармане (смеется — ред.). Шутка.

Но главной угрозой для добровольческих батальонов, волонтеров, активистов, которые с Майдана и АТО идут к рычагам управления страной, я считаю не возможную фабрикацию уголовных дел, а удар по доверию к ним простых людей, который возможен в результате таких провокаций. Простые люди – наша сила, наш щит, мы действуем от их имени. Они финансировали и финансируют батальон, что дает нам возможность не зависеть от олигархов. Охотиться за комбатами, когда по Киеву ходят десятки агентов ФСБ, это, конечно, только у нас в стране возможно.

А они таки свободно ходят?

Эта пятая колонна не просто свободно ходит по Киеву, они выступают по телевидению, организовывают кампании в Интернете, подрывая информационную безопасность страны. Украинское телевидение сейчас уподобилось российскому, что хуже проблем с военной подготовкой. Практически любой человек сейчас может надеть шеврон и начать рассказывать что угодно о наших ребятах – и никто даже не проверит документов - общество к подобному восприимчиво. Вообще агенты ФСБ – интересная, конечно, тема.

Я не могу утверждать, но со стороны действительно часто кажется, что многие силовики в нынешней власти — агенты ФСБ. Складывается впечатление, что для многих людей из нынешней власти, Россия — это не враг, а партнер. С этим партнером замечательно можно пилить газовые деньги, плюя при этом на войну. Мы всей этой братии очень мешаем.

Фото: Макс Требухов

Ваша деятельность распространяется не только на парламент. Сегодня вы активно заняты созданием Украинской военной организации, этакий прообраз новой политической силы военизированного типа.

УВО — это не политическая организация. Мы просто хотим объединить патриотов, направить их силы на сохранение независимости страны.

Главной целью УВО является создание территориальной обороны в регионах Украины. Сегодня многие не хотят работать с военкомами - боятся подставы, "слива" персональных данных. Часто для обороны регионов людей набирают "для галочки". Работников заводов, например, которые совершенно не обучены военному делу и поэтому разбегутся, скорее всего, при первом же выстреле. Кроме того, в регионах, наиболее уязвимых с точки зрения вторжения российских войск, темпы возведения фортификационных сооружений я не считаю удовлетворительным. Как известно, план Президента предполагал возведение трех линий обороны. Несмотря на это, сегодня на большинстве участков выстроено по одной линии, да и то не в полном объеме. Хотя концентрироваться нужно именно на этом, даже задействовать "Укравтодор", Минрегионбуд, другие государственные структуры - ведь угроза вторжения российских войск только увеличивается.

Считаете, удар со стороны России будет?

Причин высокой концентрации российских войск возле границы с Украиной может быть две: принуждение Украины к очередному мирному договору или подготовка РФ к нанесению удара. И к первому, и ко второму мы должны быть готовы. По поводу сроков возможного вторжения тоже есть две версии: либо в течении месяца, либо уже к весне. Вместе с тем, не думаю, что такое количество российских войск бездейственно простоит возле российско-украинской границы всю зиму.

Сейчас я готов взяться за подготовку обороны в нескольких областях, сформировать там территориальную оборону, готов лично тренировать ребят и контролировать строительство защитных сооружений. Я также предлагаю принять соответствующий законопроект "Об украинской военной организации", что позволит легитимизировать деятельность всей нашей многочисленной камуфляжной братии, сделать так чтобы патриоты стали основанием системы безопасности а не постоянной угрозой для власти.

Но очевидно, что переформатирование силовых структур в Украине определенным людям не очень выгодно, ведь под угрозу отстранения от государственного аппарата попадает часть назначенных ранее чиновников.

"Официальная зарплата в АТО – 1200 гривен"

Давайте детальнее поговорим о системе обороны на юго-востоке.

Географически, нападение России на Украину вероятно с трех направлений. Первое — Славянск и Харьков. Второе — города, которые освобождал наш батальон "Донбасс": Попасная и Лисичанск. Третье — Мариуполь, возможно еще Бердянск. Одна из задач России в данном случае — формирование "коридора" в Крым. Практически по всем направлениям сегодня возведены сооружения, которые называются первой линией обороны. Но это - обычные траншеи, они не могут защитить наших ребят в случае полномасштабного вторжения российских войск. Совсем не защищено направление на Запорожскую область — на Бердянск. По поводу Харькова, то ситуация в городе напряженная. Фактически на пределе возможности там работает Нацгвардия и милиция. Если будет расшатываться ситуация среди населения, они могут не управиться.

Фото: Макс Требухов

Поймите, подготовка нашей системы обороны совсем не свидетельствует о том, что Россия начнет войну с Украиной. Как раз наоборот. Если мы сформируем эффективную оборону - включая подготовку отрядов самообороны - то удара со стороны России может и не последовать. Путин же не самоубийца. Большие жертвы уже не будут нормально восприняты населением России

Сколько бойцов батальона "Донбасс" погибло с момента начала противостояния на востоке?

За время боевых действий погибло 26 бойцов батальона, хотя в СМИ периодически "сливали" информацию о том, что "Донбасс" уничтожен полностью. Кроме того, 52 бойца — числятся пропавшими без вести, более 150 — ранены, 92 — находятся в плену.

Каковы потери под Иловайском?

Я лежал тогда в госпитале, не могу точно знать. Но у меня есть данные совокупно по количеству погибших и взятых в плен бойцов армии и добровольцев после боев на Саур Могиле, в Иловайске и по всему сектору "Д" - на границе с Россией. Более тысячи погибли и многие оказались в плену. И это касается только тех бойцов, которые опознаны.

Некоторые бойцы батальона утверждают, что сейчас в список "Донбасса" - задним числом - записывают "левые" фамилии, чтобы получить на них статус участника боевых действий.

Такая информация не соответствует действительности. Ее распространяют для подрыва доверия к руководству батальона. И на поверку эти "бойцы" оказываются ранее изгнанными из "Донбасса" мародерами, нарушителями дисциплины или дезертирами, которых сейчас просто наняли за деньги.

Также нужно учитывать, что ожесточенные бои, в том числе под Иловайском, сказались на многих наших ребятах: кто-то до сих пор не может прийти в себя, кто-то запил... К сожалению, недостаточно психологов, которые должны работать с бойцами после подобных потрясений.

Если же по сути, то давайте каждый случай проверять отдельно. Я готов в этом поучаствовать лично, даже обратится к кадровой бригаде воинской части в Новых Петровцах (база Нацгвардии, в состав которой входит батальон "Донбасс" - ред.). Мы сами не можем кого-то "записывать" - у нас в батальоне вообще отсутствует отдел кадров - работает отдел кадров в бригаде Нацгвардии 3027, к которой мы приписаны.

Сколько бойцов батальона уже получили статус участника АТО?

Все, кто за два месяца после перевода (из Днепропетровска в Киев — ред.) пришел в Новые Петровцы, получил соответствующий штамп в военном билете. Более того, в части постоянно находятся три наших волонтера, которые помогают оформлять документы бойцов.

Кстати говоря, я сам пока не получил статус участника боевых действий и деньги за боевое ранение. Как получу - отдам в фонд помощи бойцам.

Какую зарплату получают участники АТО?

Официальная — 1200 гривен. Но в нашем батальоне мы - из благотворительных средств - выделяли каждому раненому бойцу около 10 тыс. гривен; семьям пленных, которые нуждались в помощи (а это 31 семья) - от 4 до 12 тыс. грн.; семьям погибших — от 10 до 12 тыс. на захоронение и сейчас собираем деньги на установку надгробных памятников. Также отправляем бойцов или членов их семей на реабилитацию в Луцк и на Закарпатье.

В то же время, от государства не получили никакой дополнительной финансовой помощи, хотя предусмотрено 609 тыс. - семьям погибших, 100 тыс. - раненым. И выдавать квартиру.

Сейчас изучаем, почему эта система не работает так, как хотелось бы. Буду пытаться повлиять на это либо с помощью депутатства, либо с позиции руководителя УВО.

"Без уроков Ичкерии не было бы нынешнего Семена Семенченко"

Поговорим о вашей биографии. Ваше настоящее имя - Константин Гришин?

Да.

Почему вы его изменили?

Когда я в марте, еще будучи в балаклаве, впервые давал интервью на Hromadske.tv, моя семья — жена и трое детей — находилась в Донецке. Другая часть семьи — отец и мать — в Севастополе. Я понимал, что мои родные в опасности. В то время в Донбассе как раз начались массовые похищения людей. Благодарю Бога за тупость российских спецслужб, которые так и не смогли "расшифровать" меня, пока я не вывез своих родных в Киев.

Вы поменяли паспорт, уже собираясь идти в депутаты?

Я поменял паспорт в сентябре, но не для выборов. Если бы я тогда ставил такие цели, я бы пошел на выборы в списке с действующим премьер-министром или президентом. Я пошел с "Самопомощью", которая – тогда еще было непонятно – попадет ли в Раду. У нас было менее 2 процентов.

Считаю, за время участия в борьбе на востоке сделал для страны больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Это во-первых. Во-вторых, знаю, что нужен стране как Семен Семенченко. На мое имя (Константин Гришин — ред.) вылили столько грязи в России, что его отмывать придется очень долго, хотя я ничего из того, что говорят пишут, не совершал.

Поменяв паспортные данные, я узаконил то, что фактически и так случилось.

Почему назвались именно Семеном Семенченко?

Мне понравилось это имя и все (смеется — ред.).

Вы единственный раз в своей жизни меняли имя?

Да.

В 2000-м, баллотируясь в севастопольский горсовет, вы сами написали в автобиографии в местной газете "Севастопольский вестник", что в "1994-1995 гг. пребывали в составе добровольного миротворческого корпуса по ликвидации конфликта в Чечне".

1994 год. Мне 20 лет. Я учился в Нахимовке - учебном заведении со специальной идеологией. Мозги нам промывали - будь здоров. Романтика, поиски приключений, желание бороться с несправедливостью (а именно так нам преподносили распад Советского Союза и чеченский сепаратизм) привели меня на Кавказ. Но именно там я увидел настоящую несправедливость. Это был жесткий, но справедливый урок, прививка от российского империализма. Как результат - я разочаровался в идеях, которые мне пытались привить, повзрослел, начал критически осознавать действительность. У меня появились друзья среди Нохчи. Без моего юношеского максимализма и уроков Ичкерии не было бы нынешнего Семена Семенченко.

Фото: LB.ua

В крымских газетах также писали, что в 1999-м вы руководили компанией "Универсал-инком-юг". Ее объявили банкротом. Кредиторам компании задолжали около 100 тыс. грн. И они обращались в прокуратуру, требуя возбуждения против вас уголовного дела.

Во-первых, вы знаете, какой режим сейчас в Крыму? Эта информация была опубликована в газете коммунистической партии. Будучи ранее редактором газеты в Севастополе, я вел непримиримую борьбу с коммунистами в горсовете. Поэтому они лили на меня грязь и использовали все доступные ресурсы для этого. Кстати, тот информационный меч, который сейчас используется против Украины ковался уже тогда. К сожалению, СМИ и в Украине далеко не всегда честно зарабатывают на жизнь, но уверен, что мы это раз и навсегда изменим.

Во-вторых, никаких уголовных производств в отношении моей коммерческой деятельности никогда не возбуждалось. Я никогда не совершал вещей, за которые мне было бы стыдно.

Я сам выбрал свой жизненный путь и считаю, что могу быть полезен стране. Мне доверяют люди, многие из которых знают меня более 20 лет.

Вы сказали, что никаких "уголовных производств в отношении вашей коммерческой деятельности не было". Вместе с тем, в процессе подготовки к интервью, мы получили – по своим каналам - информацию о том, что в 1996-м вы были осуждены Ленинским райсудом Киева по статье 187, часть 1 УК Украины (недонесение о совершении преступления) на срок в полтора года. В связи с выходом указа Президента Украины "об амнистии" вы были освобождены в зале суда. Судимость якобы была снята лишь в сентябре 2014-го.

Эта информация не соответствует действительности. Я был арестован в 1995 году по статье "недонесение о совершенном преступлении" (была история, когда я не хотел свидетельствовать против людей, которых пытались опорочить, не хотел платить бандитам и попал "под раздачу" коррумпированной преступной системы). Отсидел в СИЗО 8 месяцев и суд, как это у нас водится, чтобы не подставлять прокуратуру и милицию, дал приговор "ограничиться отсиженным". Платить взятки денег не было, желания – тем более. Насколько я помню, эта судимость снята еще в незапамятные времена. Когда я загранпаспорт в 2007-м. оформлял, брал соответствующую справку, где ясно было написано – "не судим".

Есть еще информация о прохождении вас в 2002-м и 2003-м как подозреваемого по уголовному делу №420675, возбужденному 20.8.2002 в Симферополе по ст.186, ч.1 – ограбление.

Да, были попытки фабрикации уголовных дел. Я в это время был редактором двух газет, вел достаточно жесткую борьбу с криминалом, сросшимся с местной милицией. Вы помните эти времена? Дело Гонгадзе, дело Александрова... Не ставлю себя в один ряд с этими журналистами, но поднимите архивы - дело о попытке давления на редактора двух газет "Севастопольский вестник" и "Наша севастопольская правда" (то есть, меня) тоже упоминалось в это время и неоднократно. В итоге все развалилось еще на этапе следствия.

Да, в Крыму у вас были "Севастопольский вестник" и "Наша севастопольская правда".

Фото: Макс Требухов

Мне было 25 лет, и я хотел изменить мир. Меня не устраивало то, что в Севастополе коммунистическая партия была очень сильно коррумпированна и промывала мозги людям. У меня было свое видение мира, я хотел его показать. Хотел, чтобы люди читали правду или – как минимум – чтобы у них была альтернатива преподносимому на блюдце с золотой коемочкой. Получилось очень быстро создать две газеты...и завести "недоброжилателей". Причем могли бы и убить. У нас в Крыму с этим тогда было жестко.

Вы выступали, как говорите, против коммунистов, но Советский Союз поддерживали на страницах своих газет.

Когда развалился Советский Союз, мне было 17 лет, я знал о нем только из нескольких книг и школьной программы. В основном формировали представления книги Стругацких - про светлое будущее , покорение космоса, братство людей у которых есть идеалы...И мне понятно, почему сейчас "зомбирование" так сильно влияет на россиян. Ведь, по сути, им тоже с самого детства вбивали постулаты СССР в головы. А пропаганда – это сильная штука. После развала Союза никому не были интересны военные, все начали торговать жвачками и сникерсами...

Я же учился в военном училище имени Нахимова. Для меня резкое изменение приоритетов в обществе стало сильным ударом и фактически изменило мою жизнь. В 1993 году, когда понял, что военную карьеру в спекулятивном обществе не сделаю, решил получить экономическое образование. Я учился на своих ошибках, несколько раз менял направления обучения, чтобы найти себя.

В 2004 году пошел на Майдан. Не потому, что был патриотом Украины - тогда я так еще не думал - а потому, что видел несправедливости государственной системы. Как житель Севастополя, я тогда по-другому воспринимал нашу страну... Можно сказать, мой патриотизм начался с Оранжевой революции. До этого я редко выезжал из Крыма.

Когда я увидел какой может быть настоящая Украина, как люди верою в свою страну и свой народ могут останавливать систему коррупции и беззакония - я понял, что это моя, не выдуманная, как в книгах Стругацких - а настоящая Родина. И за нее надо бороться.

Тэги: Крым, выборы в Верховную Раду (2014), вторжение России в Украину, боевые действия на востоке Украины, партия "Самопомощь", полк "Донбасс", Семен Семенченко, Иловайск
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей